Избирательная кампания в горсовет Орла в 2020 году обернулась уже как минимум тремя крупными скандалами, в которых фигурирует руководство реготделения «Единой России». Первый случай произошел, когда ближайшая электоральная помощница лидера местных единороссов Леонида Музалевского Ольга Чижмина попалась на агитации в здании районной администрации. Героем второго кейса стал сам Музалевский, когда предлагал сняться с выборов «двойнику» кандидата от партии Андрею Верижникову, суля разные плюшки от партии и себя лично. Третий кейс – сам Андрей Верижников, который, как и пять лет назад, снова был пойман при скупке голосов. И, кажется, снова за 800 рублей.

Если с Ольгой Чижминой, которая попалась прямо за нелицеприятным для чиновницы ее уровня делом, в принципе все было понятно – все в Орле знали, что она активно работает на выборах (вопрос: почему во время рабочего дня на основном рабочем месте – в аппарате облсовета?). То как, казалось бы, опытный аксакал региональной политики Леонид Музалевский умудрился дважды вляпаться в скандалы – в уме не укладывается. Причем один из этих скандалов, по словам независимых наблюдателей, вполне способен ускорить процедуру его покидания должности руководителя регионального отделения партии власти. Судите сами: главный единоросс области лично назначает встречу никому неизвестному Андрею Верижникову, оказавшемуся втянутым в избирательную кампанию только потому, что он полный тезка основного кандидата от партии по данному округу, и на этой встрече откровенно предлагает ему внушительную помощь буквально во всем, лишь бы тот снялся с выборов. Что это: потеря почвы под ногами, возраст или, как говаривал Иосиф Сталин, головокружение от успехов?

Второй кейс Музалевского стал как бы продолжением первого, потому что его героем стал уже сам true Андрей Верижников, за которого раньше главный единоросс области и «договаривался на берегу» с его «двойником». Причем Верижников действовал предсказуемо (он снова попался за тем, что своим избирателям раздавал по 800 рублей), в отличие от Музалевского, действия которого выглядят некоей истерией на фоне беспомощности перед очевидным.

Так, 5 сентября пресс-служба орловского отделения «Единой России» с отмашки руководителя публикует пресс-релиз, в котором содержатся лишь громкие фразы, призванные как бы опровергнуть (или замаскировать) откровенные косяки Леонида Музалевского. Дескать, во время встречи с «двойником», спикер не предлагал последнему сняться с выборов, а заявление в СКР и полицию от кандидата – это якобы провокация. Хотя в сети уже давно имеются аудиозаписи разговора между Музалевским и Верижниковым, из которых для людей, хотя бы поверхностно разбирающихся в избирательном процессе, все очевидно и лежит, что называется, как на ладони.

Зачем устраивать этот цирк с мнимыми опровержениями – не понятно. Вернее, понятно, что это неумелая и крайне дилетантская попытка вырулить ситуацию. Тем более что произошедшее дальше с true Верижниковым лишь подтвердило то, что явственно следовало из первого кейса.

На этой неделе активисты сняли на видео избирательный штаб единоросса Андрея Верижникова и выходящих оттуда людей. Они сами под камеру признавались в том, что получали выплаты от кандидата – сначала 300 рублей, а затем, после того, как они отдадут за него свой голос, еще 500 рублей. Таким образом, всего 800 рублей. Как это уже было с Верижниковым на выборах в 2015 году. Знаете, в чем разница? Правильно, в реакции. В сегодняшнем пресс-релизе единороссов, выпущенным с отмашки Леонида Музалевского, говорится: «На наш взгляд, кандидат в депутаты Андрей Верижников стал объектом спланированной кампании, направленной на его дискредитацию. Отметим, главный оппонент Верижникова по избирательному округу — Игорь Рыбаков».

При чем тут Рыбаков, если деньги раздает команда Верижникова? Не понятно, правда? Ведь проще не отвечать на вопрос, почему он так делает, а спихнуть все на Рыбакова. Но вся соль не в этом.

Самое пикантное заключается в том, что именно Леонид Музалевский в 2015 году истово осуждал этого самого Андрея Верижникова, которого сегодня его пресс-служба, очертя голову, защищает. Вот что говорил Леонид Музалевский 9 декабря 2015 года, когда стало известно, что Следственный комитет отказал в возбуждении уголовного дела против действий Верижникова: «Эта история создает прецедент к следующим выборам, когда люди, ничего не делая, смогут просто подкупать избирателей. Это, на мой взгляд, грубейшее нарушение закона.  Между тем президент в своем обращении к Федеральному собранию сказал, что выборы должны быть честными, легитимными и открытыми».

Более того, Музалевский тогда же пообещал «детально во всем разобраться». «Будем смотреть, будем обсуждать эту ситуацию на политсовете партии», - заявил тогда Музалевский.

Орловское отделение ЕР опровергло информацию о подкупе Верижниковым избирателей 

Как же так получается? Пять лет назад кейс Верижникова, по словам лидера отделения партии, был вне закона, а сегодня мы всем реготделением встаем на его защиту? Двойные стандарты, сомнительный интерес или по глупости «путаемся в показаниях»? А может, все сразу? Поистине прав был Юниус, в политике, как и в религии, убеждая других, мы убеждаем себя. И в этом есть риски создания ложной действительности, в которой любое заявление будет вызывать лишь удивление или усмешку.