«Орловские новости» продолжают знакомить своих читателей с личностью Андрея Клычкова. Сегодня мы публикуем вторую, завершающую часть интервью. Из нее вы узнаете: как губернатор видит благоустройство областного центра, при каких обстоятельствах он вернется к идее строительства Банного моста, а также почему он не может отказаться от ручного управления, работая с городской администрацией.

- Андрей Евгеньевич, когда в Орле началось благоустройство, некоторые жители, в том числе из органов власти, заявляли, что Орёл - это провинциальный город, таким его и нужно сохранить: отремонтировать все домики 18-19 века и, по всей видимости, в этом скромном уюте радоваться спокойной и тихой жизни. Вы с этим согласны?

- Развитие города должно быть органично связано с сохранением его культурной и эстетической составляющих. Вот в этом я убеждён. Дилемма вот в чем. Слышишь критику, что все плохо, что грунт на улицах, начинаешь делать, говорят: "Оставьте грунт, он здесь был всегда, не трогайте его". На самом деле, когда всё уже сделано, и критики, и поддерживающие встречаются в одном месте и радуются изменениям. Это не процесс ради процесса, нужно смотреть немножко глубже, а нужно ли это городу? Приведет ли это изменение к какому-то развитию?

Сегодня против благоустройства выступают, хотя я не могу понять, как можно быть против благоустройства? Вообще не поддается логике. То, что мы создаем сегодня, создаем для детей, для молодёжи. Мы создаем город, который будет комфортным, удобным и приятным, из которого не нужно будет уезжать ни на Новый год, ни на другие праздники. Ты здесь находишь себе места для отдыха и радости глаза.

Мы начали именно с центра, потом все это будет разрастаться дальше. Ну, было бы удивительно, если бы мы на Выгонке сделали одну дорожку и детскую площадку. Я с большим уважением отношусь к жителям, которые живут там, но мы должны от центра идти.

- Вы были в Европе? Как можете оценить европейский образ жизни? Там сохраняют и традиции, и современность.

- Положительно.

- По результатам опроса ВЦИОМ, треть молодых россиян хотят уехать из России. Как считаете, что надо сделать, чтобы люди хотели здесь остаться?

- Во-первых, доход. Европа прельщает своим высоким уровнем доходов, но не надо забывать про высокий уровень расходов. Другой фактор. Всё-таки в Европе система по приведению в порядок окружающих территорий была создана чуть раньше, чем у нас. Я прожил всю свою молодость в Калининграде и много раз имел возможность посетить Европу. В Литву и в Польшу мы ездили на выходные. Можно сказать, что всё своё детство я провел за границей. Тогда уже для меня было обычным созерцание тихих прогулочных улочек, не новых, но отремонтированных домов, при том, что Калининград был другим - со всеми его ухабами и конубрями. Вот сейчас мы как раз потихонечку пытаемся восстановить тот микроклимат территорий, которой бы был одним из факторов, сдерживающих желание молодежи уехать.

Просто сказать, давайте поднимем заработную плату? Но современная экономика не всегда это позволяет. Невозможно просто поднять заработную плату, когда у тебя нет для этого ресурсов.

- К слову об экономике, сколько мы читаем пресс-релизов о подписании соглашений, намерений о сотрудничестве, но самих инвесторов на территории региона мы видим редко. Почему так?

- А вы как себе представляете заход инвестора, листик с дерева сорвал и вот завод? Цикл реализации любого крупного производства минимум три года. Мы ведем большой переговорный процесс, который не вне публичной плоскости.

Мы стараемся подписывать соглашения с теми инвесторами, кто уже подтверждает наличие финансовых, организационных возможностей и кто начинает вкладывать. После подписания соглашения наступает момент проектирования, он занимает длительный период времени. После этого начинаются строительные работы, приобретение и запуск оборудования, потом нанимаются люди. Это занимает от года до трех, в зависимости от производства. А у нас с вами только за этот год более 2000 рабочих мест появились. Они откуда взялись?

- И все же, почему на Орловщину не идут инвесторы? Что их пугает?

- Кроме нас есть еще 84 региона, которые также их к себе тащат. Это и так непростой путь, а когда еще в СМИ напишут, что здесь всё плохо, а мы ещё Чернобыльская зона... Инвесторы же тоже это все читают, они все мониторят. Ну, тогда возникает вопрос, кто работает на привлечение инвестиций в Орловскую область и кто против.

- Есть новые крупные инвесторы, которые готовы прийти в область уже сейчас?

- На сочинском форуме мы планируем подписать ещё четыре соглашения с теми инвесторами, которые находятся в высокой степени готовности.

- Каждый назначаемый сюда губернатор обещает опираться на местные кадры, но по факту, приглашают своих людей, как вы объясните это?

- У нас 90% кадров местные.

- Я говорю про ваших заместителей.

- Вот кого-кого, а меня грех пинать за то, что я привез свою команду. У нас сегодня из членов правительства приезжие только Бутусов, Нордстрем, Залогин, Лежнев. Повторю, что 90% людей в правительстве это орловские жители.

Я не увольняю людей по принципу – вот я пришел, давайте всех уволим. Человек оценивается не отношением к нему, а его отношением к работе. Если он работает, показывает результат, то давайте так к нему и относится.

- После многочисленных скандалов и уголовных дел, связанных с хищениями на юбилейных стройках и тому подобное, нахождение в вашем окружении чиновников с запачканной репутацией, мягко скажем, выглядит странно. В частности, не понятно нахождение на рабочем месте Дениса Блохина, к которому у следствия много вопросов.

- Я все таки сторонник законов. Во-первых, у нас никто не отменял статью Конституции, по которой никто не может быть признан виновным, пока не решит суд. Сейчас идет проверка, она и должна поставить точку. Безусловно, по результатам этой проверки я приму решение. А пока их нет, о чём разговор. По такому принципу у нас все чёрные, все плохие. Ну, хорошо, но тогда мы с кем с вами останемся?

- В этом году все и противники, и сторонники, просто все были потрясены новогодним убранством. Такого не было никогда. Это было сложно сделать?

- Конечно сложно, организационно в первую очередь.

- Кто помог? Собянин?

- Помогла настойчивость орловских жителей. Еще в феврале собирались орловские жители, культуроведы, историки, городская администрация и определяли, как сделать. Мы заказывали часть световых конструкций, которые сделали за счёт своих сэкономленных бюджетных средств, часть оборудования мы дополнительно, в том числе в Москве заказали. Я не планирую на этом останавливаться.

- То есть, праздники закончились, сейчас разбирают последние декорации, но мы можем говорить о том, что и в другое время года Орел будет убран не хуже?

- Будем стараться.

- Ваши оппоненты часто говорят о том, что перестанет Собянин помогать, и на этом всё благоустройство в Орле закончится. Как вы можете это прокомментировать?

- Также. Снисхождение дается даром, а зависть зарабатывается. Поэтому - чего завидовать, надо радоваться, что такая возможность есть. Надо искать возможность и двигаться вперёд.

- А вообще, возможна ли жизнь в регионе без финансовой поддержки Москвы?

- Я напомню эту цифру, я ее уже как мантру произношу. У нас госдолг в октябре 2017 года был 106%, на сегодняшний день мы поставили задачу снижать его до 82% в этом году. Это результат или это не результат? У нас с вами доходы бюджета выросли на 24% - это результат или нет? У нас ежегодный рост ВРП не менее 5%, при общероссийском, не превышающем 1,5 %. У нас с вами рост инвестиций в основной капитал за последние два года не снижается ниже 5%. У нас с вами рост по 99% показателей экономики. Результат? Либо ты накапливаешь инвестиционный потенциал, либо ты его просто растрачиваешь. Не бывает по-другому.

- Все хотят видеть свой город благоустроенным, но предложение установить фонтан в сквере Ермолова вызвало негатив в части общества. Никакой другой объект так много споров не вызывал. Что вы думаете об этом?

- Есть группа людей, которая выступает, - последнее, что я слышал, - за сохранение зеленых насаждений. Я повторюсь, для меня важно мнение людей. Я специально приглашал людей на площадь, где выслушали все замечания по сохранению проезда, по перекрытию дорожного движения, по сохранению насаждений. Эти все вопросы учтены. Говорят: Мы не допустим вырубки. Но никто не собирается ничего вырубать.

Сегодня сквер Ермолова - это не место отдыха, к сожалению. И когда мы говорим, давайте город приведем в порядок, давайте наведем чистоту и сделаем его красивым и современным, то начинают говорить, что давайте потратим деньги на другие цели. Да не можем мы их потратить ни на что, деньги целевые. Просто возникает ситуация, когда Сбербанк может сказать - ну не хотите, не надо. Кому будет легче? Будем ждать, когда придут следующие и скажут - благоустраивайте?

Была дискуссия по Городскому парку. Люди говорили, что парк 50 лет не ремонтировали и не надо, мы к нему привыкли. Но те же люди, кто критиковал, гуляют теперь там. И для меня, на самом деле, это радость, что люди пришли. Да, были против, может быть опасались чего-то. Но уже по факту сделанного пришли, гуляют, отдыхают. Вот это результат. И эти досужие разговоры, что я что-то "пилю"… Ну пускай мне хоть кто-то укажет на то, что я "распилил". Я никогда в жизни ничего не "пилил" и не собираюсь "пилить".

Почему интересен проект сквера Ермолова? Потому, что это центральная точка города, а не площадь Ленина. С точки зрения прохода людей, у нас с вами: сквер Ермолова, сквер Маяковского, сквер Лескова, Ленинский мост, улица Ленина, до которой мы тоже доберемся после окончания гарантийного срока. Далее площадь Ленина, Городской парк, Детский парк. Нужно сделать так, чтобы все это было единым местом, где людям будет приятно погулять. Не выйти на 2 минуты, чтобы пройтись по одной дорожке и обратно. Я просто видел лица детей и взрослдых людей, которые приходят в Детский парк и радуются даже маленькому сухому фонтанчику.

Иногда мы выдаем мнение небольшой группы людей за мнение большинства. У нас всегда так бывает: слышат тех, кто критикует, потому что те, кто согласен, молчат. Я искренне хочу сделать красиво, чтобы даже те, кто критикует, порадовались.

- Что вы имеете в виду, говоря, доберемся до улицы Ленина?

- У меня нет желания там всё сносить и строить замок. Нужно посоветоваться с людьми, что там можно сделать, как-то облагородить. Потому что разваливающийся этот камень я устал уже фотографировать и Муромскому отправлять. Но, опять-таки, плитка тоже не разваливается сама по себе. Наши с вами же жители ее разваливают, кто-то на велосипеде, кто на скейте, кто-то просто проверяет ее прочность, кидая на землю.

- То есть вы уверены, что конфликт между противниками и сторонниками благоустройства сквера Ермолова не перерастет в тот конфликт, что случился в Екатеринбурге?

- Ну, там вопрос не в сквере был. Сейчас претензия – не вырубайте деревья. Но никто их рубить не собирается, даже если и будет какое-то перемещение, а будет перемещение, то мы сохраним все деревья. Зелень – это подарок города. Более того, на 2020 год мы запланировали посадку зеленых насаждений. Хотим купить технику, чтобы все пеньки в городе, оставшиеся от спиленных деревьев, выкорчевать, не разрушая тротуар. Мы посчитали, у нас около 10 тысяч таких пеньков. Мы не замахиваемся сразу на все, но задачи этого года – выкорчевать пни в центральной части города и посадить на их месте деревья.

- Что скажете о ситуации с мостом "Дружбы", из-за него вас тоже многие кусают, мол, зачем было это начинать.

- Действительно, надо было дождаться, пока он упадет? Не дай бог, рухнет, тогда это будет катастрофа. Нам пришлось расторгнуть контракт с компанией, которая выиграла по всем процедурам подряд, но не выполнила свои обязательства. Здесь есть вина в том числе и заказчика — администрации Орла. В данном случае виноваты обе стороны: одни сроки срывали, другие с документами тянули. Сейчас новый подрядчик зашёл уже. С учётом нашей зимы, которая позволяет активно работать, идет замена балок. В целом, мы договорились с подрядчиком, что если не будет каких-то форс-мажорных обстоятельств, до 1 сентября открыть автомобильное движение. Сам контракт до 21 декабря 2020 года, не хочется загадывать, но, надеюсь, сдадут быстрее.

- После этих всех передряг не покинула ли у вас мысль строить Банный мост?

- Было предложение по проекту, но я его отменил. Его стоимость оценивалась в 350 млн рублей. Но это какие-то баснословные деньги. Пока отменил, но могу сказать, что можно будет к нему вернуться, когда завершим работы по благоустройству значительной центральной части. Повторюсь, зачем нам нужен мост, по которому могут идти танки, это же мирное место? Многие архитекторы приходят и предлагают перепроектировать его, сделать легким и не таким дорогим. Если мы найдём федеральное финансирование, то можно и раньше к этому вопросу вернуться.

- Вы самостоятельно ведете страницы в соцсетях, там часто пишут нелицеприятные вещи, как вы реагируете на негатив?

- Негатив бывает не так уж часто. Он бывает разный. Вот, например, после встречи с ветеранами мне написал человек: «Что слабо было или в бюджете денег не хватило всех наградить сразу?» Медалями. Но их же 16 тысяч человек. Сошлемся на то, что человек не понимает ситуации.

- Несмотря на то, что вы высокопоставленный чиновник, вы не окружаете себя охранниками, в праздники вас можно видеть среди горожан, когда вы прогуливаетесь с семьей.

- Просто охранники скрытые, они по крышам передвигаются.

- Да? А я, значит, сейчас напротив окна под прицелом сижу?

- Да, снайперы на готове (смеется).

- Вполне вероятно, что на улице к вам подходят люди и благодарят за что-то. А были ли случаи, когда подходили и в лицо говорили то, что им не нравится?

- Честно могу сказать, что за почти 3 года у меня не было ситуации, когда человек пришёл бы и сказал, ты там вот такой-сякой... Нет. Ну, просто по тому, что нет нерешаемых ситуаций.

Мне охрана не нужна, я ничего плохого не делаю, я никого не обманываю. Даже если я не могу что-то сделать, я стараюсь сказать, что я не могу. Поэтому, все обещания, которые мы даем, мы пытаемся выполнить и реализовать, исходя из наших возможностей.

Вообще за последнее время чиновники активно вошли в интернет. Их отсутствие либо тайное присутствие закончилось. Они вынуждены выходить, как бы это кому не нравилось. Мы, кстати, планируем запустить интернет-ресурс на уровне правительства, чтобы не только я один этим занимался.

Безусловно, у меня есть определённый круг обязанностей, прямо очерченный законом, но зачастую грань, в той части, что есть муниципальное образование, а есть администрация области, стирается. Тот же мост "Дружбы", мусор, благоустройство – это всё моё, хотя вообще это их обязанность. Конечно, можно заняться чиновничеством и формально обязанности перекинуть, но нам просто проще эту работу организовывать. Вот вчера девушка прислала видео. Мусор. Я тут же перекинул его Муромскому. Значит, не налажены алгоритмы взаимодействия, не работает система контактов с городской администрацией.

- И вот вы так работаете в формате ручного управления? Каждому ответственному нужно сообщение о проблеме переслать.

- А как по-другому?

- Но это же не дело, каждому указывать: ты не сделал здесь, не досмотрел здесь…

- А как вы представляете? Я должен окружить себя охранниками, сесть в кабинет, поставить мигалку на машину и торжественно ездить только в бизнес-классе. Вот точно не мой формат. Вот как вы думаете, изменится ли что-то, если не будешь вылезать из кабинета?

- Ну, может быть, тогда сменить людей, которые не справляются со своими обязанностями? Как будто из-под палки работают.

- Начнем с того, что губернатор не назначает людей на должность в городской администрации. Люди выбрали, я здесь при чем? Моя задача – сделать так, чтобы работало. И вы не можете не согласится с тем, что изменения есть.

- Что вас больше всего огорчает, возмущает, расстраивает, когда вы думаете об Орловской области?

- Например, это опять же относится к благоустройству, иногда расстраивает то, что ты что-то сделаешь, а приходишь через день, а уже кто-то пытался сломать скамейку. Для себя же делаем. Люди говорят, вот у нас на улице мусор, ну тут же выходят и пакеты ставят у дороги. Он же не из космоса, этот мусор, появляется. Просто надо больше любить то место, где мы живём, где работаем. Тогда вокруг всё будет лучше, красивее.

- Вас упрекают в том, что вы работаете на два лагеря. То есть вы окунулись в крещенскую купель, поставили свечку и пошли на день рождения Ленина.

- День смерти.

- День смерти, конечно, я ошиблась. Но я в целом о ситуации. Как в вас эти две противоположные стороны объединяется?

- А в чём диссонанс?

- Ну как? Коммунисты против церкви...

- Ну, во-первых, минимум 40 % членов КПРФ являются крещеными, православными или мусульманами. И этот вопрос обсуждался, в том числе на партийных форумах. Говорили о том, что на сегодняшний день религия не может являться догмой для развития партии КПРФ. Но, с другой стороны, православие признанно партией, что это объединяющее начало, которое было еще до возникновения и КПСС, и ВКП (б), и КПРФ. Это и культурная, и духовная составляющая, без которой в принципе не возможно представить современную Россию. И если кто-то пытается на этой теме какие-то очки набрать, ну почитайте историю, в том числе историю КПСС.

И самое главное, давайте просто жить сегодняшним днем. Благодаря активной деятельности коммунистов сегодня много храмов восстанавливается. Это говорит о том, что мы с вами должны историю изучать, оценивать и делать из неё выводы. И здесь точно не будет у меня никакого конфликта с православием. Я не считаю себя воцерковленным человеком, это не секрет, но я рад тому, что у нас есть и православные традиции, православные праздники, что можно сходить в церковь, поговорить с батюшкой, с митрополитом. Я рад, что у нас больше 95% православных живет на территории области, у нас каких-то межконфессиональных конфликтов нет. Надо радоваться тому, что люди живут в мире и согласии.

- А можете описать свое самое большое достижение и свой самый впечатляющий провал?

- Я, видимо, еще не достиг этих высот.

- А о чем вы мечтаете?

- Достичь этих высот. Для меня, знаете, мечта, достижение в том, чтобы видеть радость людей. Кому-то достаточно сказать спасибо, поздороваться, подержать за руку, кого-то приобнять, кому-то нужно чем-то помочь и в этом ценность. Ценность не может измеряться ни должностями, ни деньгами, ни каким-то призванием.

Горд ли я тем, что занимаю такую должность? Конечно горд. Но это не достижение, это не может являться самоцелью в жизни. Разочарование бывает, когда ты прошел мимо чего-то, а потом понял, что зря ты не остановился и не помог, а чаще это касается конкретного человека, конкретного действия. Конечно, я переживаю за это, но такое случается.

- Пойдете ли вы на второй губернаторский срок?

- Еще дожить до этого надо. Но я планирую.

- Спасибо большое за интервью. Я свой долг, считаю, выполнила и могу быть свободна (на часах почти 7 вечера). А ваш рабочий день на сегодня закончился?

- Да ну, только начинается (кивает на кипу документов на рабочем столе).

 

Беседовала Ольга Каштенкова

 Ссылки по теме:

«Дукати» в гараже и макароны за шкафом: Андрей Клычков рассказал о себе в интервью «ОН». Часть 1