Завотделением Орловского противотуберкулезного диспансера, кандидат медицинских наук Валентина Хорошутина рассказала «Орловским новостям» в подкасте «С чего начать?» о том, как мутировал вирус с момента своего появления, почему нужно вакцинироваться и сколько еще продлится эпидемия.

- Расскажите, как вирус изменился за прошедшее время и почему стал более заразным?

- Действительно, вирус изменился за прошедшее время, связано это, конечно, с мутацией вируса и с тем, что в настоящее время среди заболевших пациентов преобладает дельта-штамм вируса. Для него характерны большая контегиозность, большая заразность и более быстрое развитие заболевания: буквально за несколько дней  прогрессированность идет настолько выраженная, что люди от начальных симптомов доходят до терминальных стадий.

- Повысилась ли от новых штаммов смертоносность вируса? Почему не удается остановить эпидемию?

- Повысилась летальность, да, у нас не было такого количества людей, умерших именно от коронавируса и от его осложнений. Летальность мы можем остановить прежде всего профилактикой. Я говорю о, столь надоевшей всем, вакцинации.

- На сегодняшний день существует разнообразие вакцин, врачи больше года борются с этой инфекцией, часть населения приобрела иммунитет, а смертность все равно растет. Почему?

- Если честно, мне кажется, как будто существует два параллельных мира. Один – у нас на работе, где боль, смерть, трагедии ежедневные. А когда я выхожу с работы, я попадаю в другой мир, где идет пир во время чумы. Люди абсолютно расслаблены в ношении масок, перчаток. По официальной статистике, Россия далеко не на первых местах по проведению вакцинации, а Орловская область тем более.

- Почему нужно вакцинироваться? Как непривитому человеку верить в эффективность вакцины, если вокруг да около растет количество заболеваний Covid-19?

- Через наше учреждение прошло около двух тысяч пациентов на настоящий момент. Я не буду говорить и убеждать, что вакцинированные не болеют. Нет, они болеют, но ни одного умершего вакцинированного в нашем учреждении не зафиксировано. Есть несколько неприятных ситуаций, когда люди, имевшие на руках сертификат о вакцинации перед переводом на ИВЛ признавались в том, что эти сертификаты являются фейковыми. Пусть они ответят на один вопрос – кого они хотели обмануть?

- Неохотнее всего в регионе, по данным депздрава, вакцинируются пенсионеры. Почему люди, с самым высоким риском заболеваемости не спешат прививаться? Какими последствиями для них может обернуться отказ от вакцинации?

- Почему не верят? Наверное, потому что в обществе, если вы помните самое начало борьбы против коронавируса, было модно не верить в коронавирус. Тогда очень многие говорили, что он не существует, понадобились тысячи смертей, чтобы мнение этих людей изменилось. Сейчас следующий виток моды – модно гордиться тем, что ты не привился. У пожилых людей огромное количество факторов риска, эта группа и болеет тяжелее, и у них развивается больше осложнений. Если изначально у них есть возрастные изменения со стороны легких, сердца, головного мозга, то вирус, поражая эти органы, вызовет огромное количество осложнений. Можно справиться даже с острым заболеванием, но мы выпишем человека домой, а у него в любой момент могут развиться какие-либо осложнения, приводящие к летальному исходу. Пожилая группа населения должна быть привита в первую очередь.

- Как их можно на это смотивировать? Поможет ли введение обязательной вакцинации?

- Это прежде всего административные мероприятия. Я сторонник более жестких мер, сторонник принудительной вакцинации. Привиты мы, привиты все наши родственники, знакомые, более того я сделала вакцину в сентябре прошлого года одной из первых в области. Я не буду врать, иммунитет у меня не сохранился, через девять месяцев мои антитела были около нуля и я сделала ревакцинацию.

- Люди не только не хотят вакцинироваться, но и не торопятся ревакцинироваться. Для чего нужно прививаться повторно?  

- Тот человек, который привился однократно и понял, что это далеко не смертельно, что вакцина переносится хорошо, ни хвостиков, ни рожек у него не выросло, идет на вакцинацию с гораздо большей охотой. Ревакцинацию переносят даже легче, чем обычную вакцинацию. Я не видела такого, чтобы привившись один раз, человек категорически отвечал, что он не пойдет повторно. Многие люди перед повторной вакцинацией проводят себе тесты на количество антител. Конечно, через восемь-девять месяцев антитела начинают уменьшаться, поэтому есть смысл ревакцинироваться, пока в установленные сроки.

- Ревакцинацию следует делать раз в полгода?

- Сейчас, по эпидпоказаниям, раз в полгода, в дальнейшем, как я понимаю, это будет более длительный период. Вообще странно неверие к нашим вакцинам. Вакцина разработана одним из наиболее старейших институтов, которые занимаются разработкой многих вакцин на протяжении всего времени существования. Все говорят, что вакцина была разработана достаточно быстро, в короткие сроки. Во-первых, этого требовал эпидпроцесс, а, во-вторых, она была разработана на уже известной технологии. Она вовсе не прорывная, это технология, на базе которой уже были разработаны вакцины. В эту, уже опробованную технологию, просто поместили новый кусок клеточной стенки этого вируса. То есть там не было прорывных моментов, которые требовали исследовательских решений в течение года и больше.

- Решит ли проблему введение QR-кодов? Ведь такие ограничительные меры могут помочь с решением одной проблемы, но тут же создать новую, которая коснется в первую очередь бизнеса и предпринимательства. Можно ли найти тот баланс, чтобы и экономику не губить и с коронавирусом бороться?

- Бизнес занимает огромный сигмент в нашем обществе, люди, занимающиеся бизнесом – огромная прослойка населения и ставить их в условия жесточайших ограничений деятельности, наверное, нельзя.Повторюсь, я сторонник больше принудительной вакцинации. Совсем недавно был у нас какой-то репортаж по центральным новостям, где люди говорили о вакцинации работников животноводства, где все руководители абсолютно логично подходили к теме. Если все заболеют, кто будет ухаживать за животными? И все сто процентов вакцинировали свой персонал. Мне кажется, это наиболее разумное решение проблемы.

- Как вы считаете, если все-таки введут обязательную вакцинацию не возмутит ли это жителей? Как вообще такие меры могут сказаться на людях?

- Очень тяжело найти тонкую грань между  такими решениями. С другой стороны, люди, которые не вакцинируются, нарушают мои права, подвергая опасности тех, кто не хочет принести себе вирус. Сложно ответить на этот вопрос, но мы видим волну. Кто не готов вакцинироваться, тот, к сожалению, должен быть готов хоронить своих родственников. Смертность при данном типе коронавируса крайне высока.

- Стоит ли ожидать пятую волну? Сколько еще волн может быть?

- В начале, когда коронавирус только начинался, мы все прогнозировали относительно недолгое его существование. Сейчас очень трудно сказать о каких-то прогнозах. Все прежде всего зависит от темпов вакцинации. Единственное, что хочу сказать, если мы заглянем в историю, то испанка длилась около пяти лет. Очень хочется обратиться ко всем и сказать: давайте мы всем миром возьмем и остановим эту ситуацию. Недавно была передача, где говорили о проблеме правил дорожного движения. Там была четко написанная фраза, что ПДД написаны нашей кровью. Так вот, наш отказ от вакцинации подписывается тоже нашей кровью.

- От чего зависит дальнейшее развитие пандемии? Не повлияет ли на это поведение вируса, ведь он продолжает мутировать?

- Безусловно, но для того, чтобы вирус мутировал, ему нужно большее количество человеческих организмов, через которые он проходит. Если количества организмов, которые невосприимчивы к вирусу, будет достаточно много, вирус когда-либо да остановится.

- Вы верите в то, что нас ждет какой-то положительный исход?

- Верю! И я смотрю прежде всего в историческом аспекте. Сколько было эпидемий? Сколько было пандемий? Во время эпидемий чумы, холеры и т.д. даже введение каких-то антисептических мероприятий приводило к тому, что пандемия в итоге сходила на нет.

Беседовала Ирина Кабанова