Уже прошло шесть заседаний в Арбитражном суде Орловской области по факту появления на землях сельскохозяйственного назначения храма «Спорительница хлебов». 15 дольщиков и глава КФХ Чуряева доказывают, что на их земельном участке появился храмовый комплекс без необходимых разрешений на строительство и документов на саму землю. Сейчас на спорный участок площадью 46 га на время судебных тяжб наложен запрет к совершению каких-либо сделок. Но администрация Орловского района назначает дату публичных слушаний. На них чиновники намерены перевести землю под храмом из категории с/х, где категорически запрещена любая стройка, в категорию жилой застройки, где не возбраняется строить церкви в том числе. Среди присутствующих на слушаниях в поселке Добрый был и корреспондент «ОН».

Публичные слушания решили проводить в сельском доме культуры. Но и этого места, чтобы вместить всех желающих, оказалось мало. Местных жителей подвозили даже на автобусах, большими группами они подходили к столу на регистрацию и занимали место в зале. Как оказалось, впереди и по бокам на стульях сидели те, кто против храма, а точнее против того, что строят его незаконно и без документов. Сзади в меньшинстве стояли православные. Среди них несколько человек в рясе и даже монахиня.

Представитель КФХ Чуряев, который считает, что «Орловский колос» вырос на его земле, тщательно проверял, чтобы регистрировали всех присутствующих и никого не пропустили. Как окажется позже, регистрацию прошли 89 человек. Группа женщин с макияжем в мехах и шубах несколько надменно посматривали на работяг и колхозников в зале. Они постоянно копались в папках с бумагами и уточняли список вопросов в повестке дня. Несколько раз слышалась фраза: «А мы что тоже будем участвовать в этой войне? Это ведь война».

Председатель слушаний, первый заместитель главы администрации Орловского района Николай Головко, попросил выступающего доложить по первому вопросу. Оказалось, что помимо «православного вопроса» рассматривать будут и внесение изменений в генплан по обращению некоего Харламова, который на территории Сабуровского сельского поселения хочет построить склад гречихи.

Большинство вообще не понимали суть вопроса, о котором докладывала женщина. Чуряев и юрист, которая тоже действовала по доверенности от КФХ, указывали на недоработки и нарушения регламента.

- Да они лапшу нам на уши вешают, - послышался мужской голос из зала.

- Дурят нашего брата, -поддержал его второй и вышел из зала

Сам Чуряев просил изъясняться детально и понятно всем.

- А то у нас выясняется, что часть людей вообще пришла на религиозное собрание, - высказался Чуряев. Председатель Головко встал и отметил, что сегодня рассматривают 2 проекта сразу.

- Да просто Цурков (прим. курирует стройку храма, который начали строить по благословению старца Илия) решил здесь проскочить под шумок, - командным голосом на сцене вставил ремарку любитель тяжелой музыки, судя по футболке и внешнему виду.  

Секретарь вносила в протокол все замечания и предложения. Пререкания только по первому вопросу длились более часа. Все заметно устали. Головко встал и попросил доложить некоего Алексашина как раз по вопросу церкви.

- Основная цель разработки проекта – размещение храма РПЦ и сопутствующих объектов. В правила землепользования и застройки Сабуровского сельского поселения внесены изменения в части установления территориальной зоны Ж-3 с условно разрешенными видами разрешенного использования – осуществление религиозных обрядов. Мы собрались здесь, чтобы все высказали свое мнение, - сказал представитель православного центра «Вятский Посад», которые и стали инициаторами скандальной стройки.  

(до сих пор на карте Росреестра эти земли указаны как с/х, а значит, там ничего нельзя строить)

Этих слов оказалось достаточно, чтобы все присутствующие одновременно начали высказываться, перебивая друг друга и жестикулируя. Слышались фразы «Мы должны услышать мнение народа» и «Вы хоть знаете, что уже построили храм на чужих землях». Председателю не удалось перекричать присутствующих.  Он сел, молча и растерянно смотрел на окружающих.

- Вы бы школу новую открыли, интернет провели, нам скоро жрать нечего будет, сельское хозяйство загибается, а вы храм строите, да еще и незаконно, - громче всех выкрикнул мужчина, через слово срываясь на мат. По всей видимости, он был не совсем трезвый.

Весь хаос пыталась прервать пенсионерка, которую почти никто не знал в зале. Она пожелала встать в середину, понять, где она, тоже было трудно. Большинство встали со своих мест, выбрали себе личных оппонентов и превратили слушания в десятки горячих диалогов. Периодически слышался хохот.

- Я с уважением отношусь ко всем фермерам, они нас кормят, спасибо им за это. Но когда открывался Вятский Посад там была точно такая же война, кричали, что им нужна школа, а сейчас там есть гимназия, - начала перечислять блага православного центра пенсионерка, загибая пальцы на руках, собираясь продолжить.

- Да, школа. И платить нужно 6 тысяч в месяц, - перебил ее голос из зала.

-Вы говорите про школу, но почему Знаменка в две смены учится, почему Сабуровскую школу закрыли, а Салтыковскую? Да сколько храмов нужно еще? Еще два тогда постройте, - выкрикнул местный мужчина с интеллигентным видом в очках.

В это время женщина из числа стоявших сзади рядом с батюшкой подбегала к каждому возмущенному и что-то тихо твердила.

- У вас есть огород? Вот и отдайте его под храм, - предложил ей Чуряев.

- И с удовольствием отдам, - ответила покорно женщина.

- Я хочу продолжить, - воспользовалась секундой тишины пенсионерка. – Ничего страшного  в строительстве храма вы не должны видеть.

И ее новь перебивали десятки голосов, кричавших про отсутствие поликлиник и дорог, про сборы денег по телевизору для больных детей.

- Люди, послушаете, о чем вы спорите? Вы спорите с Богом, - после этих слов пенсионерки зал вновь взорвался, понять хоть слово было невозможно. Только из возгласов немного пьяного мужчины можно было понять, что он, вновь выражаясь матерными словами, предлагает восстановить уже имеющуюся Сабуровскую церковь. Сидящая рядом со мной молодая девушка подхватила волну протеста.

- Зачем мне храм, где я буду платить за образование своего ребенка? Вы говорите не о церкви, вы говорите о Боге. Но Бог живет внутри вас, и если его там нет, то никакой дом вы ему не построите, - после этих фраз десятки односельчан стали ей аплодировать.

- Да против чего вы выступаете, - взывала вновь к Богу православная пенсионерка.

- Да мы не против Бога, - ответила ей эта же девушка, как узнала позже, по имени Римма. – Мы против религии, которая таким образом настраивает везде храмы. Вы можете молиться у себя в душе. А я работаю, зарабатываю на школу и кружки своему ребенку, и церковь мне в этом не помогает.

Со словами «православные, дайте за женщину вступиться» вышла, сразу видно не местная, женщина. Она рассказала историю о том, что храм в Вятском Посаде изменил ее жизнь и мысли так, что она начала строить себе дом рядом со святым местом, а ребёнка отдала в православную гимназию. Все это время единственные две взывающие за храм активистки держались за руки. Но эта история мало растрогала толпу, которая дошла в своих жарких диалогах почти до потасовки. Под возгласы нетрезвого мужчины «как мы жили в говне, так и останемся» председатель Головко сообщил, что публичные слушания закончены. Это первые на моей памяти слушания, которые так и не завершились голосованием. Первыми из зала вышли накрашенные дамы в шубах, затем председатель и секретарь. Затем только толпа начала двигаться к выходу, на улице жаркие дебаты продолжились.

На улице Чуряев кому-то сказал: «Да понятно, что все это теперь не снесут, но ведь они ничего не собираются отдавать нам взамен за наши земли».

 

Ирина Мещерская

 

 

Ссылки по теме:

Яблони раздора. Как под Орлом бизнесмен и фермер судятся за чернозём

В Орловской области фермер шокирована строительством храма на своей земле

«Что ты к владыке пристаешь?». Орловца окружила полиция после вопроса митрополиту