Николай Абакумов работает в «красной зоне» Кромской ЦРБ и уже месяц борется с болезнью, которой противостоит весь мир - COVID-19. До этого многие годы он работал заместителем главного врача наркологического диспансера в Орле. А теперь он на передовой. О том, почему он принял такое решение, как обстоят дела на «фронте» - хватает ли персонала, коек, как сегодня реагируют пациенты и о многом другом мы и поговорили с врачом. Подробнее в интервью «Орловских новостей».

- Николай Николаевич, почему вы решили пойти работать в «красную зону»? Трудно ли далось вам это решение?

- Скажу так: было устное распоряжение департамента главным врачам бюджетных учреждений, чтобы выделили специалистов на работу с ковидом, так как людей не хватает, и мы в Орловскую область уже начали набирать врачей из других областей даже. И наше учреждение тоже решило выделить врачей, причем начали с верхнего состава – сначала решили отправить меня, как заместителя главного врача, потом согласилась еще одна врач, и средний персонал у нас тоже ушел на борьбу с ковидом. В этот момент как раз открывалось отделение в Кромской ЦРБ.

- Тяжело было перестроиться на другую работу?

- Мы в наркологическом диспансере привыкли с соматическими пациентами работать. Здесь немножко другие условия: и интенсивность повыше, и в костюмах постоянно приходится работать. Специфика работы с пациентом аналогичная, разница только в лечении – сейчас мы работаем с инфекционным заболеванием, а раньше имели дело с наркологией. В принципе, ничего сложного. Хотя для некоторых врачей, у которых нет стационарного опыта, достаточно тяжело бывает, потому что интенсивность высокая, пациенты все тяжелые – в том плане, что есть сопутствующие заболевания, и им нужно уделять достаточно много времени и внимания.

- А было ли обучение? Как будучи наркологом стать инфекционистом?

- Все, кто идет работать в «красную зону» должны пройти обучение на медицинском курсе в интернете на портале «Медицинского образования». Также на месте проводится инструктаж: как раздеваться, как одеваться, как соблюдать санитарные правила, какое лечение, которое периодически меняется. Буквально неделю назад вышли новые методические рекомендации, и немножко схемы лечения поменялись. Если раньше были прописаны одни дозы препаратов, обязательно антибиотики, то сейчас все иначе – нужно смотреть на конкретного пациента, его сопутствующие заболевания, его состояние. Лекарства есть, они поступают, и здесь уже все зависит от индивидуального состояния организма человека, от его реакций на различные заболевания, и как он переносит COVID-19. Кто-то переносит тяжело, кто-то легко. И пока никто в мире не может предсказать, какое будет течение болезни у конкретного человека. Да и по схемам лечения, пока нет в мире признанного лекарства, которое лечило бы именно COVID-19 – все это общие противовирусные, антимикробные препараты. Мы находимся в постоянном обучении.

- А как отреагировали ваши близкие? Сами не боитесь заболеть?

- Многие переживают, спрашивают. Я лично не боюсь, иммунитет хороший, и вообще я считаю, что все должны переболеть, чтобы выработать коллективный иммунитет. Тест я сдавал еще на прежнем рабочем месте, и оказалось, что у меня уже антитела есть. Подозреваю, что месяца два назад я уже переболел.

- «Ковидные» выплаты получаете? Это мотивирует вас оставаться в «красной зоне»?

- Проблем с выплатами нет. Оплата достаточно высокая, это мотивирует. Мы, отработав месяц, уже получили зарплату, другие врачи посмотрели и увидели, что достаточно много люди получают по сравнению с теми, кто работает вне ковида, и некоторых это заинтересовало, спрашивают, есть ли вакантные места.

- Вы озвучили проблему с кадрами. А что сейчас?

- Когда я только пришел, и затем проработал в Кромской ЦРБ уже неделю, персонала не хватало все равно – ни врачебного, ни сестринского. Затем штат доукомплектовали. Состав получился достаточно разношерстный – были люди из разных подразделений. Иногда люди приходили и уходили, говорили, что им тяжело. Но основной состав сейчас закрепился. Сначала отделение на 70 коек открылось, затем дополнительно открыли еще 70. Сейчас в больнице 140 ковидных коек. Персонала сейчас достаточно много: и среднего, и младшего, и врачебного. Работаем. Иногда врачи даже жертвуют своим временем. Был случай, когда врач после ночной смены, повез в Орел тяжелых трех больных, и только к полудню освободился, хотя рабочее время закончилось в 9. И такие маленькие героические случаи здесь сплошь и рядом: кто-то пошел в "красную зону" и начал оказывать первую помощь, кто-то остался за доктора, который заболел. Каждый день смотришь, как люди совершают небольшие подвиги и это вселяет веру. Также стоит отметить, что за это время в Кромской ЦРБ сменился главный врач, который столкнулся с рядом проблем: сломался аппарат КТ - сейчас начинается ремонт, поставка всех лекарств и обеспечение всех медицинских работников СИЗами. Весь этот огромный пласт работы лег на плечи главного врача и заведующей отделением. Здесь каждый вносит свой вклад в общее дело. 

- Этих коек достаточно?

- К нам в больницу везут пациентов со всех концов – с Орла и близлежащих райнов. Но так как в Кромской ЦРБ нет реанимационных коек для лечения COVID-19, к нам госпитализируют только случаи средней степени тяжести. В начале наполняемость была достаточно большая – мы госпитализировали всех, даже тех, кто не очень тяжелый (если сатурация небольшая, если сопутствующих заболеваний нет). В пик коек могло не хватать, особенно когда их было всего 70, отделение моментально заполнили. Затем начала происходить выписка, открыли дополнительные койки, и сейчас периодически бывает достаточно много свободных коек. Например, сегодня на утро (14 декабря – прим.ред), было 140 коек занято, а пришел на смену к 5 часам вечера, и оказалось, что достаточно много выписали пациентов и не очень много взяли. Сейчас по области открывается много новых отделений, поэтому я думаю, что с местами напряженки не будет.

- Какой контингент пациентов сейчас? Их возраст?

- Как и раньше, везут все возраста. Исключение из правил – 20-30 лет. Молодых людей очень редко везут. В основном это люди за 50-60 лет с сопутствующими заболеваниями. Как правило, это пациенты с двусторонней пневмонией средней степени тяжести.

- Где заражаются?

- Сейчас накопилась масса болеющих. Кто-то говорит, что кто-то из близких переболел, а остальные поступают вообще без анамнеза. Где-то ходят в обществе и получают эту инфекцию, иногда даже поступают пациенты из отдаленных уголков, которые вроде бы никуда не ходя, получают респираторные расстройства очень схожие с ковидом, а потом уже и диагноз подтверждается.

- Вначале пандемии пациенты очень паниковали, когда у них обнаруживался COVID-19. А сейчас как реагируют?

- Многое зависит от психотипа личности, многие предъявляют большие претензии. Ажиотаж, который связан с коронавирусом, дает о себе знать. Многие думают, что они должны лечиться в первую очередь, предъявляют много жалоб, некоторые даже скандалить начинают. Хотя подход ко всем одинаков и схемы лечения одни и те же. Утренняя, дневная, вечерняя, ночная смена – делают обход, осматривают пациентов, особенно тех, кто потяжелее. Кто-то затяжелел – еще раз осматриваем. Интенсивность наблюдения достаточно высокая, здесь все зависит от тяжести состояния человека. Но жалобщиков много, и для меня это даже немножечко странно было поначалу.

- А сколько пациентов приходится на одного врача?

- В среднем на одного ординатора идет по 3-4 палаты по 4 человека.

- А пациент как долго находится на лечении?

- Все поступают с идентичной симптоматикой: затрудненное дыхание, одышка, боли в грудной клетке при вдохах, кашель сухой с трудноотделяемой мокротой, повышение температуры тела, слабость и общее недомогание. Около двух недель пациент находится в стационаре. Сейчас по новым правилам, если один тест уже показывает отрицательное значение, то мы смотрим по симптоматике и состоянии пациента в целом, и выписываем.

- Были ли смертельные случаи на вашей памяти?

- Один смертельный случай был. Но поскольку здесь нет реанимационного отделения, тяжелых больных сразу переводили в другие учреждения, чаще в Семашко. Здесь в отделении смертей больше не было. Но бывали случаи, что кто-то из тяжелых уже умирал уже там.

- По стране были случаи, когда были перебои с кислородом. А какая обстановка в Кромской ЦРБ?

- Перебоев с кислородом нет. Это главное лечение наших больных, чтобы они дышали кислородом, чтобы легкие получали повышенную оксигенацию. Иначе никак нельзя.

- Последнее время наметилась тенденция к росту выявления новых случаев COVID-19. Как вы думаете, это пик? Или еще нет

- Я думаю, что если и будет пик, то через не очень большой промежуток времени, скоро будет снижение темпов заражаемости, потому что многие уже переболели, медики уже знают, кого можно дома оставить, кого нужно госпитализировать. И, кажется, что этот вирус не такой страшный, просто в некоторых случаях, в отличие от гриппа, это мое мнение, очень часто дает осложнения в виде пневмонии, а пневмония – достаточно серьезное заболевание, которое может дать дальнейшее осложнение с высоким поражением легких, что уже опасно для жизни. Поэтому тяжелые больные должны лечиться в стационаре под присмотром медиков.

- Как вы думаете, стоит ли ожидать прироста новых случаев COVID-19 после новогодних праздников? И достаточны ли те ограничительные мероприятия, которые введены сегодня? И что вы можете посоветовать орловцам?  

- Мое мнение, что необходимо получить общий иммунитет, а для этого необходимо провести массовую вакцинацию. Вакцина уже разработана, многие сомневаются в ее качестве, так как она быстро была создана, но учитывая такой большой пласт нашей отечественной инфекционологии, которая решающую роль играет и в мире, мы считаем, что мы на верном пути, и качество вакцины должно быть достаточно высоким. Советуют на праздниках поменьше общаться с людьми и побольше быть в изоляции, но рано или поздно люди все равно выходят в общество, а абсолютно ограничительных мероприятий мы так и не увидели у себя в стране, поэтому контакты в любом случае будут. И делать акцент на жестких ограничениях, я думаю, не стоит, но то, что сейчас вводятся ограничения на увеселительные мероприятия – это правильно. Новогодние праздники на то и праздники, чтобы все отдохнули дома, а не болели. А основной совет для жителей – соблюдать гигиену и вести здоровый образ жизни.

 

Беседовала Елена Торубарова