Вечером 3 июня в социальных сетях начала появляться информация о том, что крупная вспышка коронавируса произошла в Орловской областной больнице. Глава департамента здравоохранения Иван Залогин на следующий день в ходе онлайн-брифинга заявил, что случай заражения в медучреждении действительно имел место, но о вспышке он ничего не сказал. Уже спустя два дня прокуратура области начала проверку ситуации в больнице. А накануне вечером координатор местного отделения профсоюза медиков «Действие» Дмитрий Серегин рассказал о десятках заразившихся в учреждении. «Орловские новости» связались с работниками больницы, они рассказали, что там происходит. Ниже приводим их монологи.

Полина (имя изменено по просьбе нашей собеседницы),

на больничном, медсестра отделения анестезиоолгии и реанимации:

- Наша больница считалась совершено «чистой» зоной. Выдали нам медицинские халаты многоразовые, маски нам не выдали, мы покупали сами. Пациентка пролежала где-то пять дней, мы ее перевязывали. Мы работали в палате по четыре-пять человек. В палатах у нас лежит много человек, они общие. Женщина поступила, мы ее все лечили, в одни руки - это невозможно потому что сделать. Потом ее перевели в хирургию, потом в операционную, а потом спустили ее к нам, в отделение анестезиоолгии и реанимации, и снова в хирургию. И потом у нее пришел положительный результат на коронавирус.

Далее поступил пациент, 30 мая, я с ним работала, с температурой высокой, она не снижалась, об этом мы говорили. И снова пришел положительный тест на коронавирус. И после этих событий у нас стали заболевать медсестры. 31 мая вечером мне стало плохо. Все были в курсе того, что у первой пациентки был положительный результат, но нам никто не сказал. Работали в обычном режиме. После первой и второго пациента отделение не закрыли. Сейчас знаю, что продолжают заболевать сотрудники и пациенты больницы.  И их много. В нашем отделение таких сотрудников около 20 человек – у 12 подтвержден диагноз, другие еще ждут его. Никто снова ничего не говорит. Мазки стали брать только после массового заболевания. И СИЗы нам даже после этого в полном объеме не выдали.

Руководство нам сказало, что виноваты сами: мол, кушаем без масок, вместе общаемся, хотя пост сестринский ничем не защищен. Мы же постоянно находимся в палатах.

Поликлиника №3 взяла тест у меня только 4 июня, а на больничном я с конца мая, а препараты, которые были назначены, я уже пропила. А результата теста до сих пор нет. Как мне врач из этой поликлиники объяснила, если первый тест будет отрицательный, то второй делать мне никто не будет. Но я буду на нем настаивать, чтобы выйти на работу здоровой.

София (имя изменено по просьбе собеседницы),

на самоизоляции, медсестра хирургического отделения:

- У нас в отделении 28 мая выявили больную с коронавирусом. Она была тяжелая, ее из отделения в отделение перевозили по коридорам.

И отправили меня на самоизоляцию. Первые два дня звонила в поликлинику №3, чтобы взяли тест. Сказали, что 5 июня приедут и тогда возьмут, в итоге приехали только 6 июня. За это время у меня появились симптомы, в итоге пришлось вызвать врача на дом. Также у меня до сих пор не открыт больничный лист, хотя я уже 12 дней дома. Кроме того, сказали, что если первый тест будет отрицательный, то второй и третий мазок брать не будут. Аргументировали тем, что если контактный человек, то берется один мазок.

На работе дурдом. У нас почему все стали заболевать? Потому что из средств индивидуальной защиты выдали только халаты. Маски сами покупали, колпаки сами тоже приобретаем. Да, у нас приемный покой ходит, как положено, а нам ничего не дали. Вот, по моей информации, сегодня должны были взять для сотрудников мазки. А прошло с того момента две недели. У меня моя коллега лежит с коронавирусом в тубдиспансере, другая на дому. Половина коллег жалуется на непонятные симптомы, но пока работают, а мазки до сих пор не взяты. Сейчас им запретили делать рентген или КТ на наличие пневмонии, чтобы хоть самим как-то себя бы проверить.

Руководство нам сказало, что вы сами виноваты, мол, мы вас обеспечили защитой, а вы ими плохо пользовались, или заболели в магазинах, маршрутках, винят, в общем, нас самих в массовом заражении. Никого не смутило, что заболели сотрудники реанимации, а потом уже остальные отделения.  Ведь женщина была в реанимации, в хирургическом отделении, но числилась она за колопроктологией. Вот и вспышка получилась.

 

Марта (имя изменено),

медсестра отделения общей реанимации и анестезиологии:

- У нас лежала больная несколько дней. После того как ее перевели от нас, выяснилось, что у нее коронавирус. Потом привезли к нам мужчину в отделение гастроэнтерологии, также с коронавирусом. Он лежал у нас меньше суток и умер. Через некоторое время поступил еще один пациент, которого я лечила, и потом узнала, что он тоже с коронавирусом. Сейчас я вот лежу в больнице имени Боткина с двухсторонней пневмонией. Лежу две недели почти. Первый тест у меня пришел отрицательный, вчера взяли второй и вот скоро сдавать буду третий.

Еще по теме: «Начат тотальный скриннинг»: Вадим Мурадян прокомментировал ситуацию в областной больнице

Такое массовое заражение произошло, по моему мнению, из-за отсутствия средств защиты. Нам в апреле дали только хирургические халаты. Маски мы сами покупали. И были у нас еще пластиковые экраны, которые мы по очереди использовали с коллегами.

После больных с коронавирусом отделение не закрыли, ничего не обрабатывалось толком. У нас нет в больнице ни «грязной», ни «чистой» зоны. Наше отделение не было готово к этому. Со мной лежит моя коллега, еще этажом выше врач нашей больницы с положительным результатом на коронавирусом, и много медсестер, которые дома находятся с положительным результатом. В общей сложности только в нашем отделении более 20 человек заболели.


Записала Марианна Альянова