В ноябре 2018 года в ряде федеральных СМИ появились новости о том, что в Орловской области из государственного резерва было похищено почти 20 тысяч тонн зерна, общей стоимостью свыше 200 млн рублей. Это зерно хранилось на «Хлебной базе №36», которая уже фигурирует и в другом уголовном деле – деле экс-начальника ОБЭП Фёдора Козина. Суд над Козиным уже идет, по этому эпизоду его обвиняют в покровительстве руководству хлебной базы – семье Васильковых из Дмитровского района, то есть с малой родины самого высокопоставленного полицейского. Однако больше года следствие хранило молчание по делу о непосредственном хищении огромного количества зерна. «Орловские новости» выяснили, кто проходит обвиняемым по этому делу, на какой стадии находится следствие и когда планируется передать материалы в суд.

Пролог

Организация хранения государственных запасов зерна в аграрной России – не просто одно из направлений экономической политики, это еще и важная составляющая системы национальной безопасности страны. В Орловской области долгое время хранением зерна госфонда занималась «Хлебная база №36». Сейчас эта компания признана банкротом, однако еще несколько лет назад ее руководство, - как представляется, не только формальное, но и теневое, - совершало много подозрительных манипуляций, на которые в какой-то момент обратили внимание правоохранительные органы.

К чему это привело? Как минимум, к возбуждению пяти уголовных дел, которые впоследствии были соединены в одно производство. Эти дела, по мнению силовиков, уже сейчас дают основания полагать, что деятельность базы являлась чем-то вроде типичной финансовой пирамиды, которая, как известно, в один прекрасный момент, как то чеховское ружье, непременно должно выстрелить, или, как в данном случае, рухнуть. Что, в конечном итоге, пожалуй, и произошло. Ну, а началось все в далеком уже 2015 году…

База. Начало

«Хлебная база №36» зарегистрирована в Орле. На улице Складской. За время ее существования у нее сменилось много руководителей. Но внимание силовиков привлек тот факт, что большинство из них были, по большому счету, что называется, «пешками в чужой игре». Впрочем, некоторые из них были пешками, которые, как видится, оказались не прочь стать ладьями. И для этого принимали правила игры и, очевидно, оценивали возможные риски и последствия.

Так, в 2015 году «Хлебная база» заключила договор на хранение зерна с ООО «Отрадаагроинвест». Предполагалось хранение пшеницы 3 и 4 классов суммарно не более 50 тысяч тонн. В том же году ООО завезло на базу 20,5 тыс. тонн своего зерна. Спустя несколько месяцев это зерно покупает АО «Объединенная зерновая компания» (ОЗК), которое отвечает за реализацию запасов зерна федерального интервенционального фонда. Стоимость этого объема оценивается в 202,2 млн рублей.

Важно, что представители ОЗК убедились в наличии пшеницы на складах базы, а также заключили с ней дополнительное соглашение к договору, согласно которому – срок хранения зерна определен до конца 2018 года. При этом ежеквартально сотрудники ОЗК совместно с Россельхозбанком проводили проверку количества и качества сохранности зерна.

Впервые то, что на базе что-то нечисто, представители компании и банка заподозрили только в сентябре 2018 года.

Проверка от 4 сентября показала, что в силосах, где должно было храниться зерно госфонда, выявлены фальш-потолки. То есть – специальные стеклянные сооружения, закрепляемые на силосах, призванные создавать у смотрящего иллюзию его абсолютной наполненности. На самом же деле – зерно было лишь куце насыпано на поверхность стекла. Сами силосы были пустыми.  

Об этом, кстати, в суде по делу Фёдора Козина рассказывал один из свидетелей – Ольга Львова, работавшая в то время старшим лаборантом на хлебной базе.

Кроме того, работники установили недостачу зерна в количестве 5,7 тысяч тонн. Тогда же гендиректор базы оперативно состряпал гарантийное письмо, в котором клялся восстановить отсутствующий объем пшеницы буквально в течение двух недель. А спустя два месяца проверяющие из ОЗК и банка вернулись снова. И на этот раз проверка показала, что на хлебной базе зерно государственного резерва отсутствует – в полном объеме.

15 ноября 2018 года было возбуждено уголовное дело по ч.4, ст. 158 УК РФ по факту хищения с территории АО «Орловская хлебная база №36» гендиректором И. Киселевым и фактическим руководителем И. Васильковой зерна, принадлежащего ОЗК, из запасов федерального итервенционального фонда. А дальше – началось следствие.

Следствие

Несколько месяцев расследованием уголовного дела занимались сотрудники следственной части следственного управления УМВД по Орловской области. Далее дело было передано в Следственный комитет. Из того, что удалось выяснить «Орловским новостям», следует, что, по версии следствия, руководством базы было похищено не только зерно резервного государственного фонда, но и похищались партии зерна других контрагентов базы. Всего, как уже сообщалось ранее, в одном производстве соединены пять уголовных дел.

Разумеется, самым дерзким и резонансным, тем не менее, считается хищение государственной пшеницы. В период совершения преступления, как полагают правоохранители, руководством базы занимались г-жа Ирина Василькова, приходящаяся супругой Ивану Василькову – другу детства Фёдора Козина, - и владельцу ООО «Восход» в селе Девятино Дмитровского района, ее заместитель г-жа Платонова, и в разное время директора базы г-н Удодов и г-н Киселев.

Из собственных источников «ОН» следует, что отгружать зерно интервенционального фонда руководство базы начало буквально сразу после его закладки. То есть, как полагает следствие, в том же 2015 году. Однако в течение нескольких лет организаторам предполагаемой пирамиды ловко удавалось создавать видимость его наличия в силосах. Для этого прибегали как к замещению отгруженного зерна зерном аналогичного класса, привезенного, к примеру, с полей ООО «Восход», так и зерном других культур. А сверху него засыпали пшено соответствующего качества – чтобы имитировать его наличие для проверяющих. С 2018 года, полагают силовики, на предприятии начали использовать упомянутые уже фальш-потолки. Работники лаборатории базы говорили, что указание о создании и использовании этих фальшивок им давали Василькова, Платонова и Киселев.

Самое любопытное, что так называемые «исполнители» указаний своего руководства – работники, в том числе лаборанты, прекрасно понимали, что они по сути совершают преступные действия. Та же Ольга Львова в суде прямо говорила, что она вместе с коллегами выступали против отгрузки государственного зерна. Но - все равно выполняли эти распоряжения. «А что мы могли поделать?» - задалась риторическим вопросом Львова. На вопрос, почему не обращались в полицию, женщина ответила: «Чтобы меня прибили потом за углом?». Одна из старших лаборантов даже уволилась летом 2018 года, по нашим данным, потому что не захотела больше продолжать выполнять поручения, сулящие ей уголовную ответственность.

Источники «ОН», близкие к следствию, полагают, что в этой истории не могло обойтись без серьезных покровителей. Дескать, еще в мае 2018 года представители компании «Осколнефтеснаб» обращались в орловский ОБЭП по факту возможного хищения их зерна. Как следует из слов коммерческого директора компании г-на Постникова, оттуда он получил лишь ответ, что нет оснований для возбуждения дела и что все случившееся имеет оттенок лишь гражданско-правовых отношений. А потом были встречи с начальником ОБЭП, на тот момент Фёдором Козиным, на которые приглашалась Ирина Василькова. И на которых Козин, если верить словам свидетеля, вел себя, скорее, как третейский судья. Дескать, «ну что же вы, Ирина Владимировна, человеку зерно не отдаете. Отдайте, отдайте зерно. Орловской области потрясения не нужны». Сразу тут представляется картина, как где-нибудь в Глазуновке мужик какой-нибудь у старушки гуся украл или кастрюлю из сарая какую (продав ее потом), а его вызывает начальник местного ОВД и говорит: «Ты-то, Иваныч, гуся гражданке верни, не нужны нам потрясения».

Правда, о таких случаях пресс-служба орловского УМВД обычно отчитывается в стиле: «по данному факту возбуждено уголовное дело. С подозреваемого взята подписка о невыезде и надлежащем поведении». А 5 тысяч тонн зерна, а еще лучше 19 тысяч тон – можно, или лучше, просто вернуть, тем более если Ирину Владимировну можно по-свойски в кабинет вызвать…

Ну это, что называется, версия следствия. Судом, в общем-то, еще никак не подтвержденная в качестве подлинной. Или наоборот.

Другая сторона

Сама Ирина Василькова, как удалось выяснить «Орловским новостям», заверят следствие в том, что к деятельности хлебной базы она не имеет никакого отношения. Что не отдавала никому никаких распоряжений, тем более отгружать зерно госфонда, и тем более ничего не подписывала.

В ноябре 2018 года следствие выходило в суд с ходатайством об аресте Васильковой и Киселева. Суд в удовлетворении ходатайства отказал. Как говорилось в формулировках того решения: «поскольку в представленных следствием материалах отсутствовали конкретные сведения, указывающие на возможную причастность обвиняемых к инкриминированному им преступлению, за исключением того, что Киселев занимает руководящую должность, а Василькова, по показаниям свидетеля, является держателем контрольного пакета акций АО "Хлебная база №36».

До настоящего времени больше в суд за избранием подозреваемым меры пресечения следствие не обращалось. И Василькова, и Киселев находятся под подпиской о невыезде.

Что сейчас 

С конца августа 2019 года уголовное дело о хищении зерна госрезерва находится в производстве Следственного комитета. В январе 2020 года заместителем председателя СКР срок предварительного следствия по делу был продлен до мая текущего года.

За это время следствию предстоит выяснить, куда и кому было отгружено 19 тысяч тонн зерна, а также определиться с окончательным кругом подозревамых-обиняемых.


Денис Волин