Вчера в Орле состоялась встреча губернатора с противниками и сторонниками благоустройства сквера Ермолова. После встречи многие успели заметить, что в итоге – каждая из сторон осталась при своем мнении. Одно из таких мнений попытался озвучить на встрече председатель орловского отделения Русского географического общества, кандидат философских наук Владимир Матвеев. В Советское время он сам жил в том месте, где сегодня расположен сквер. «Орловские новости» решили поговорить с ним и попросили подробнее остановиться на его позиции. Матвеев напомнил, что в проекте сквера еще изначально был предусмотрен фонтан. Но сегодня почему-то все об этом забывают. Об этом и не только речь пойдет в нашем интервью.

- Владимир Павлович, вы вчера присутствовали на встрече губернатора с жителями. Даже попытались выступить там. Поделитесь впечатлениями?

- Я был немного озадачен тем, что происходило. Потому что я шел на встречу, где ожидалось обсуждение конкретной проблемы – благоустройство сквера Ермолова. Но я столкнулся с тем, что формат изменился. Получилось нечто, похожее на митинг. А что такое митинг? Это крики, лозунги и так далее. Но, впрочем, нужно признать, что элемент обсуждения тоже имел место быть. Люди пытались говорить, аргументируя свою позицию. Однако смешалось два жанра – митинга и обсуждения. И это неправильно.

Кроме того, было сказано многое, с чем я могу согласиться. Но было и то, с чем я согласиться не могу ни при каких обстоятельствах. Более того, это вызывает мой внутренний протест.

- Что вы имеете в виду?

- Дело в том, что я преломил это обсуждение через себя. Через горожанина, который всю жизнь прожил в Орле. И не просто в Орле, а именно в том месте, где проходила встреча. Мои родители еще до войны жили напротив храма Михаила Архангела. И мое детство прошло там. Поэтому когда сегодня говорят, что эта территория – сложившийся исторический центр с еще с XVIII века, я отвечаю: не так все было! Не нужно выдумывать.

Сегодня вместо ансамбля домов располагается сквер Лескова. Слева на месте нынешнего сквера Ермолова виднеется здание

На встрече я показал старые фотографии, на которых запечатлено это место. Еще в 50-х годах там было снесено все, что на ней изображено. И поэтому данная территория не представляет никакой исторической ценности. А рядом, на месте, где тоже были снесены исторические постройки, был установлен прекрасный памятник Николаю Семёновичу Лескову в исполнении скульпторов Ореховых. Этот памятник прекрасно вписался в местность, очерченную и храмом Михаила Архангела, и речкой, примыкающей к дому, где учился сам Лесков, и к бывшей Болховской улице, и к зданию бывшей областной думы (ныне в нем располагается театр «Свободное пространство» - прим.ред).

- Давайте теперь поговорим непосредственно о сквере Ермолова. На фотографии видно, что раньше там стояло здание…

- Начнем с истории. Действительно, там стояли дома. После их сноса в этом месте планировалось построить Дворец культуры приборостроителей. Но объективные и субъективные причины сложились так, что на этом месте успели заложить лишь фундамент, а затем – произошел развал Советского Союза. И огромный кусок земли несколько лет простаивал, огороженный забором. Спустя годы появилась идея сделать здесь памятник Ермолову.

Хотя, я напомню, в то время краеведы возражали и говорили, что рядом уже стоит памятник Лескову, и новый монумент только угробит его. Но события развивались таким образом, что решение все-таки было принято.

А далее развернулась дискуссия относительно самой скульптуры Ермолова. Она имела массу замечаний. Критиковали и постамент, и место, где его поставили. В том числе, с критикой выступал наш архитектор Горлов. Но всем отвечали: денег нет. Даже на монумент собирали деньги в виде пожертвований.

А вот разрушенное здание, где спустя несколько десятков лет появится сквер Ермолова

Первым вице-губернатором тогда был Игорь Гармаш. Он постоянно повторял: денег на сквер нет! И тогда в его голове родилась мысль сделать его по принципу коммунистического субботника. То есть каждый строитель предоставит то, «чем богат». Технику, рабочих и так далее. Мы тогда ему говорили: ну нельзя же так делать сквер на века! Тяп-ляп ничего нельзя делать. Но Гармаш все время апеллировал к отсутствию денег.

Сегодня мы спорим о деревьях в сквере? Я помню, как Гармаш радостного говорил, что нашел в Белгороде 20 каких-то южных деревьев. У него спрашивали: с какого бодуна с юга-то здесь деревья будут сажать? Он сказал – «прирастут». Я у него спрашивал: мол, получается, что это стихийный сквер будет? Он отвечал: пройдут года, появятся деньги, и мы его реконструируем. На том тогда и сошлись. Дескать, сейчас ставим памятник, а когда появятся деньги, как заверял Гармаш, тогда и займемся реконструкцией.

И если вам интересно, как действительно обстояли дела, то послушайте архитектора Горлова. Он рассказывал, что на самом деле проект сквера был другим. И что самое интересное: он предусматривал наличие фонтана! Его не построили только потому, что не было денег элементарно! Вот и все.

Фонтаны Петергофа

Более того, весь мир и история показали, что фонтан и памятники друг другу не противоречат. Фонтаны – это украшение города. А фонтаны, которые сочетаются с памятниками, делают место вдвойне красивее. Посмотрите на Петергоф – это красавец в Европе. Так почему бы нам хотя бы кусочек Петергофа не заполучить себе? Понятно, что деньги другие! Все понятно. Но почему мы должны жить в том, в чем мы живем, и не лучше?..

- Хорошо. Если уйти от радикального протеста. То от обычных горожан, не связанных с теми или иными организациями, тоже звучали замечания.

- Да, замечания к проекту есть. И их нужно спокойно обсуждать, прежде всего со специалистами. Потом выносить на суд общественности: кто-то подскажет, кто-то согласиться. Но не криком решаются эти вопросы. Вот это поражает больше всего.


 

Записал Денис Волин