Орловчанка Виктория Лебедева — профессиональный тату-мастер. А еще у нее есть муж и двое детей. Последнего ребёнка, дочку, Вике пришлось рожать в пик пандемии коронавируса в июле. Когда у нее начались схватки, в роддоме ей не поверили и, сославшись на COVID-19, отправили домой. Вика послушала врачей и в итоге ей пришлось рожать в своей квартире – в платье, кроссовках и с шокированным мужем в роли акушера. Девушка рассказала “Орловским новостям”, как все произошло.

2 июля примерно в пять часов утра у меня начались схватки. В связи с этим мы с мужем решили ехать в роддом – Орловский перинатальный центр. Приехали туда к семи. У меня был срок 39 недель и пять дней, то есть самое время для родов. Врача пришлось ждать очень долго, потому что в роддоме была пересменка. Спустя какое-то время врач все же появился. Он быстренько осмотрел меня на кресле — никаких УЗИ и КТГ. Сказал: «У тебя совсем нет раскрытия». Дал понять, что мне будто бы еще неделю ходить как минимум. Произнес фразу: «Как-то плод высоко лежит», и на этом все. 


Мне было сказано, что нет смысла меня оставлять, да и вообще — класть некуда, потому что кругом пандемия, карантин, и что лучше побыть дома. «Тебе здесь делать нечего. Тебе еще нескоро. Тем более карантин, лежать тут нежелательно», сказали мне в роддоме. 


 

Конечно, или бы пандемии не было, меня бы наверняка в такой ситуации оставили там. В какой-то момент у меня спросили, где я сама хочу находиться: тут или дома. Ну, знаете, я на них посмотрела и после слов, что мне еще как минимум неделю родов ждать, согласилась с тем, что лучше, наверное, поехать домой. Раз мне нескоро. Также мне сказали, что если я через неделю не рожу, то тогда меня положат в роддоме. Ну, хорошо, раз так.

Другой врач спустя какое-то время выписал справку, что я не рожаю, что это были ложные схватки. Мне никто не поверил, получается. Я даже спросила: а как же я пойму, когда мне в роддом ехать? Он ответил: когда, мол, у тебя будет три схватки за десять минут, тогда – пора. Я почитала, интервал четыре минуты получается. У меня эти слова так в голову и запали. Поэтому я начала очень сильно следить за интервалами.

Когда мы приехали домой, попили с мужем чая, и буквально тут же у меня снова начались схватки. Я начала отсчитывать интервал. Он стал сначала восемь минут, потом десять, дальше одиннадцать. Я уже подумала, что, наверное, действительно, мне еще нескоро. Но тут уже мне начало становиться очень больно. Я начала понимать, что нужно возвращаться в роддом. Позвонила маме. Где-то около часа мы с ней разговаривали, решали, что делать. В какой-то момент мне стало уже невыносимо больно и я начала собираться, чтобы ехать. Собравшись, мы с мужем вышли в подъезд, – а лифт у нас в доме не работал, мы живем на девятом этаже, – спустились на один пролет и я почувствовала, что до первого этажа просто не дойду. Изо всех сил я побежала наверх, в квартиру. Муж был просто в шоке, стоял и не понимал, что ему делать и что вообще происходит. В этот момент я просто в голос ору на весь подъезд, потому что мне больно и страшно. 

Мы забежали в квартиру. Не разуваясь, в кроссовках, я бросилась на кровать. Слава богу, была в платье, – не нужно было тратить время на то, чтобы раздеваться. Муж бегал с криками: «Вызовите кто-нибудь «скорую»». Потом попытался вызвать сам. Но тут я уже кричу ему: «Иди скорее сюда! Помогай мне!». Он садится передо мной и спрашивает, что делать? А я откуда знаю, что делать? Ну, начала быстро соображать, сказала ему, чтобы шел мыть руки и приходил вытаскивать ребенка. У меня это были вторые роды и я хотя бы приблизительно понимала, что дальше будет. 


 

Хотя, конечно, первый раз я рожала в роддоме, а не вот так – дома, на кровати, в кроссовках и с мужем в роли акушера…


Дальше все произошло очень быстро. Я буквально один раз потужилась, и ребенок появился. Мы даже ничего не успели понять. Муж взял девочку на руки, она сразу же закричала, и мы поняли, что все хорошо: живая, дышит. Я попросила положить девочку мне на грудь. Он положил, и тогда уже наконец смог вызвать «скорую». Бригада приехала достаточно быстро. Медики перерезали пуповину. Мне повезло, что не было кровотечения и вообще – все, слава богу, обошлось. Фельдшер и муж потом долго думали, как меня спустить с девятого этажа, чтобы отвезти в больницу. Пришлось подключать соседей. Несли меня все вместе на носилках. А когда спустили, повезли в роддом. 

А в роддоме ко мне пришел тот самый врач, который меня изначально осматривал и говорил, что до родов мне еще долго и что лучше бы мне ехать домой. Когда он меня увидел снова, сказал: «Ой, как-то ты быстро родила, прямо пулей. Так странно. Наверное, бог так решил».

Честно говоря, нам было просто мегастрашно. Особенно потому, что в течение беременности мне ставили разные страшные диагнозы. У нас были подозрения на хромосомные аномалии. Я из-за этого, собственно, особенно поражаюсь. По идее, за мной должны были очень строго наблюдать. При рождении за ребенком должен был смотреть врач-генетик. Но, как я поняла, врачи на это вообще не обратили никакого внимания. А я в постоянных переживаниях, не знаю, какой у меня будет ребенок: здоровый или нет? 


 

В итоге, я рожаю дома сама. Мне приходится самостоятельно смотреть и как-то попытаться оценить здоровье ребенка. Это было для меня самым страшным. Просто ужас. 


 

К тому же, когда я родила, у девочки была очень мягкая голова. Я очень сильно испугалась, а вдруг с ней что-то не так? Стресс, который я тогда испытала, словами передать сложно. Его, наверное, можно только пережить, но я бы никому этого не посоветовала.

И что еще меня поразило, что таких случаев в Орле вообще-то немало. В основном все просто успевают вернуться в роддом. Но почему-то врачи не верят женщинам, что на сроке 40 недель у них могут быть схватки. И их отправляют домой. То есть у врачей есть такая практика, но каждый раз они поступают так же. Особенно меня удивил тот врач, который в самом начале мне говорил про интервалы. «Вот если у тебя будет три схватки за 10 минут, то пора ехать»… Но у меня не было такого интервала. Короче говоря, рожают не по учебникам, а так – как природа решит. Но самое главное, что сейчас все хорошо, девочка здорова, и с мужем тоже все впорядке!


 

Записал Денис Волин