В редакцию «Орловских новостей» пришло обращение от коллектива больницы им. Семашко, в котором медики отвечают активистке профсоюза «Действие» Елене Шураевой. Ранее Шураева рассказал о вопиющих фактах, касающихся учреждения: в частности, о том, что в больнице не хватает аппаратов ИВЛ, а в «красной зоне» - врачей-реаниматологов. Шураева просила прокуратуру провести проверку учреждения и предъявляла претензии к главе департамента здравоохранения Ивану Залогину. Однако, судя по коллективному письму с живыми подписями, медики восприняли ее слова на свой счет. Так или иначе, «Орловские новости» публикуют их письмо целиком.

«Мы, врачи БУЗ Орловской области «БСМП им.Н.А.Семашко», работающие в отделении для лечения внебольничных пневмоний, в том числе вызванных COVID-19, возмущены информацией, распространяемой в средствах массовой информации гражданкой Еленой Шураевой и хотим обратиться лично к самой Елене.

Мы работаем на пределе человеческих возможностей, полностью выкладываемся и отдаем работе всю душу, переживаем за каждого пациента и нам больно читать и слушать, что поступающие к нам пациенты обреченына погибель, что в реанимации у к роватей больных вместо аппаратов ИВЛ размещены фотографии аппаратов, что электрооборудование у нас вот-вот воспламенится, что мы уделяем недостаточно внимания больным, находящимся в реанимации, не видим их и это является одной из причин их смерти.

Нас легко облить грязью, обвинить в халатности, бесчеловечности, цинизме...

Сейчас только ленивый не критикует медицину, зарабатывая на этом политические бонусы. У нас нет ни сил, ни желания что-либо Вам доказывать и опровергать. Свобода слова позволяет сейчас говорить все. Но есть моменты, когда критика, а тем более, основанная на недостоверной информации, просто неуместна. Наверное, сложно представить, чтобы в годы Великой Отечественной войны, когда наши отцы и деды сражались с врагом, в газетах публиковались выступления «правозащитников», которые убеждали бы народ в неспособности нашей армии победить фашизм. Сейчас похожая ситуация.

Нам не в чем себя упрекнуть: и мы, и наше руководство делаем все возможное и невозможное, чтобы спасать людей от новой, еще недостаточно изученной болезни. Не забывайте, что мы работаем в условиях режима повышенной готовности.

Вы не владеете достоверными данными и, выкладывая в социальных сетях информацию, не соответствующую действительности, Вы даже не задумываетесь о родных и близких пациентов, находящихся у нас на лечении. Вы понимаете, что испытывает человек, у которого близкий родственник находится в реанимации, прочитав написанное и озвученное Вами?

В плохое верится легко, тем более, если об этом говорит человек, позиционирующий себя как общественный деятель, радеющий за простых людей. Если Вы считаете, что у нас все так плохо, обращайтесь в компетентные органы, включая прокуратуру, Следственный комитет, полицию... Или без пиара в СМИ Вам это не нужно?

Изложенные Вами факты будут проверять правоохранительные органы, а нам хочется обратиться лично к Вам, Елена Шураева: мы не нуждаемся в Вашей мнимой защите. Пожалуйста, дайте нам спокойно работать и спасать человеческие жизни. При необходимости мы сможем защитить себя сами».

Врачи отделения для лечения внебольничных пневмоний БУЗ Орловской
области "БСМП им.Н.А.Семашко"

Обновление на 13:55. Елена Шураева прокомментировала обращение медиков:

- Я преклоняюсь перед врачами, работающими в этих условиях в красной зоне. Я знаю, что они делают все возможное и зачастую невозможное. Но есть вещи, которые физически врач в условиях дефицита сил, времени и оборудования осуществить не может. Мне печально, что медики Семашко восприняли все на свой счёт. Судя по всему, моё обращение они не видели, а опирались в своих суждениях на статьи в СМИ, далеко не полные. Причиной моего обращения послужила просьба врача, работающего в реанимации Семашко как-то помочь изменить ситуацию. Именно от медика я узнала обо всем, что озвучила. Причём мне были предоставлены фото и видео материалы, которые по понятным причинам, я не могу опубликовать. Сначала я хотела обратиться со всем этим в росздравнадзор. Но именно в этот день я получила ответ из Департамента Здравоохранения, где нам на вопрос о койках в красных зонах и их оборудовании ответили, что все замечательно. И в красной зоне Семашко аж 70 мест с аппаратами ИВЛ. Это при том, что на самом деле такого количества нет во всей больнице Семашко. И даже не все койки в реанимации оснащены аппаратами, что является нарушением нормативов Минздрава. Я уже не говорю о том, что количество медиков должно быть в 2 раза больше по тем же нормативам.

Прочитав откровенную ложь депздрава, я решила, что если не озвучить проблему, все останется без изменений. Опять будут длительные проверки, отписки и опять никого не накажут и ничего не поменяется. А теперь Залогин был вынужден признать, что в красной зоне всего 11 аппаратов. Но опять соврал, что в Семашко их 70. На самом деле половина аппаратов, о которых они красиво отчитались, находятся в других больницах и якобы будут доставлены в случае необходимости. Но мы же задали вопрос по факту, а не о планах и перспективах. По сути в письме медиков нет опровержения ни одному факту. Ещё раз повторю : медики герои. Но зря они прикрывают ложь и огрехи департамента здравоохранения. Ведь одно дело не спасти пациента в условиях, как они пишут, войны и совсем другое, когда все есть - и персонал, и оборудование и препараты и места. Даже у меня умерло трое моих знакомых там. А каждый день умирает 2- 6 человек. Только ковид обнаруживают не у всех. Остальным ставят внебольничную пневмонию. Тем не менее уже есть небольшая победа: в СМИ написали, что Залогин обещал в Семашко 28 новых аппаратов ИВЛ. Одно это стоит этих весьма напрасных со стороны медиков, обид. Кстати, в прокуратуру я обратилась в первую очередь.