В ночь с 4 на 5 июля пассажирка такси в Ливнах напала на водителя с ножом и сбежала. Вскоре ее поймали. Расследование длилось несколько месяцев. В марте суд приговорил ее к 4 годам лишения свободы, а наказание отбывать она будет в исправительной колонии общего режима. В распоряжении «Орловских новостей» оказались материалы дела. Рассказываем, что произошло в тот летний день в салоне такси.

«Поняла, что что-то натворила»

Вечером 4 июля обвиняемая сидела дома и ждала свою дочь. Та не вернулась домой в условленное время. Мать волновалась и выпила больше половина пузырька Корвалола. Женщина звонила в полицию, чтобы разыскать дочь, но телефонные разговоры не принесли никакого результата. Тогда взволнованная мать сама отправилась в отделение полиции. Однако с кем и о чем там разговаривала, не помнит.

Уже в полиции она обнаружила в своей сумке хозяйственный нож, а, когда ушла из отделения, увидела такси и попросила её довезти. Что произошло в салоне автомобиля, и почему она напала на водителя – не помнит.

Следующее воспоминание было уже дома. В общежитии, где она проживает, девушка увидела кровь на ноже, находившемся в её руках, тогда и поняла, что «что-то натворила». Она вымыла нож, бросила его в шкаф, затем умылась, поменяла платье и обувь, сложила в пакет снятые вещи, обувь, сумку и вышла из дома. Вероятно, она хотела выкинуть пакет. На улице её задержали таксисты и доставили в отдел полиции.

«Наносила удары и кричала: «Менты!»

Потерпевший в своих показаниях подробно описал обстоятельства, при которых получил ножевые ранения.

В ночь происшествия он подвозил неизвестную девушку. Подходя к его машине, она пошатывалась, но запаха алкоголя он не почувствовал. В пути она неожиданно нанесла ему три удара ножом в область шеи и правого плеча, выкрикивая при этом: «Менты!». Он смог прекратить нанесение ударов, перехватив руку девушки. Однако его правая рука стала отниматься, девушка вырвала свою руку из его руки и убежала.

После его сообщения по рации такси «Сокол» приехали другие водители и стали искать девушку, которая ранила его. Приехавшие сотрудники скорой помощи оказали ему первую помощь и отвезли в Ливенскую ЦРБ.

Мать-одиночка, пьет корвалол

На суде обвиняемая признала свою вину лишь частично. Она напрочь отказывалась от того, что напала на водителя умышленно.

Женщина заявила, что не помнит происходивших событий, так как перед поездкой выпила Корвалол. Она не помнит, как в её сумке оказался нож, а также что происходило в машине потерпевшего, и утверждает, что не отдавала отчёт своим действиям. И весь процесс ссылалась на заключение экспертизы, согласно выводам которой, она находилась в состоянии «острой интоксикации седативными средствами (корвалол) неосложненной, амнестический вариант».

Также женщина оспаривала достоверность показаний свидетелей. Те уверяли, что девушка после происшествия находилась в состоянии алкогольного опьянения.

Также обвиняемая заявляла, что сотрудники правоохранительных органов не разъяснили ей права, оказывали на нее психологическое давление.

Следственный эксперимент она также ставила под сомнение, поскольку по ее мнению, потерпевший не мог видеть, как она держала нож и наносила удары.

При этом она является матерью-одиночкой, характеризуется по месту работы положительно, по месту жительства – удовлетворительно, добровольно возместила причиненный потерпевшему вред, принесла извинения, в содеянном раскаялась, вину признала, хоть и частично.

Да и сам потерпевший на суде рассказывал, мол ничто не предвещало беды: перед поездкой с ним она вела себя спокойно, не ругалась, не скандалила, немного пошатывалась, но запаха алкоголя не было.

Психологический портрет и приговор

Несмотря на все протесты обвиняемой, суд пришел к выводу, что вина орловчанки в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью доказана.

Показания потерпевшего подтверждаются показаниями водителей такси, прибывших на место происшествия по просьбе потерпевшего, медицинских работников, заключениями экспертиз, протоколами следственных и процессуальных действий.

Так, суд показал, что не является нарушением уголовно-процессуального закона проведение в ходе предварительного следствия проверки на месте показаний потерпевшего в отсутствие обвиняемой. При проведении данного следственного действия потерпевший фактически повторил ранее данные им показания об обстоятельствах происшествия, и, поясняя, что не видел, как она держала нож и наносила удары, показал, как он повернулся и схватил её за правую руку, в которой находился нож, чем предотвратил новый удар.

Не свидетельствуют о незаконности обжалуемого приговора и доводы обвиняемой о якобы оказанном на неё сотрудниками полиции психологическом давлении при даче первоначального объяснения. Данное объяснение и вовсе не рассматривалось судом в качестве доказательства при постановлении обвинительного приговора.

Суд также проверил и мотивированно отверг доводы стороны защиты об отсутствии у неё возможности отдавать отчет своим действиям в связи с острой интоксикацией седативными средствами.

Психолого-психиатрическая экспертиза показала, что во время нападения у женщины не было признаков какого-либо временного болезненного расстройства психической деятельности, а она находилась в состоянии острой интоксикации седативными средствами (под действием корвалола) неосложненной, амнестический вариант, могла осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В состоянии аффекта не находилась.

Согласно показаниям эксперта, поведение женщины в момент происшествия было обусловлено именно выставленным ей диагнозом «признаки расстройства психики в форме употребления алкоголя с пагубными последствиями у истеро-возбудимой личности». Употребление корвалола и поведение во время причинения телесных повреждений потерпевшему никак не связаны. Амнестический вариант острой интоксикации в результате употребления корвалола в данном случае лишь обусловливает частичное запамятование обвиняемой обстоятельств происшедшего.

Об умысле осужденной свидетельствуют также характер и количество нанесенных ею ударов (три последовательных удара ножом, нанесенные потерпевшему сзади, первый из них - в область шеи, то есть в область расположения жизненно важных органов), использование для этого в качестве оружия предмета, обладающего достаточной поражающей способностью – ножа, а также поведение после совершения преступления, а именно попытка скрыть орудие и следы преступления – нож и свои вещи: платье, босоножки, в которых находилась в момент совершения преступления, сумку, где был нож.