В Орле суд допросил экс-главу департамента здравоохранения Ивана Залогина по делу о превышении должностных полномочий (ч.2 ст. 286 УК РФ) и воспрепятствовании законной предпринимательской деятельности (ч.1 ст. 169 УК РФ). Следствие считает, что компания «Диализный центр Нефрос-Калуга» обратилась в облздрав за лицензией, и Залогин ей отказал, однако выдал лицензию другой компании, которая заявила почти такие же условия, как и «Нефрос-Калуга». Как сам бывший чиновник видит ситуацию, он рассказал, ответив на вопросы в суде. За заседанием наблюдал корреспондент «Орловских новостей».

 

В начале заседания Залогин держался довольно спокойно, было видно, что он уверен в своих словах. Он сразу же заявил, что вину свою не признает.  А после выступил с довольно объемным монологом, в котором пересказал события 2020 года. Тогда в сентябре он подписал
приказ о проведении проверки в отношении компании «Нефрос-Калуга».
 
Залогин пояснил суду, что когда увидел в документах название этой компании, то вспомнил, о ней ему рассказывала  член общественного совета при департаменте Клавдия Ставцева, которая также возглавляет общественную организацию больных с почечной недостаточностью, мол «организация имеет определенные негативные отзывы в ряде регионов», добавив, что оснований не прислушиваться к ней у него не было, тем более, что «человек в свое время дозвонился до президента, что в какой-то степени сыграло роль и в смене губернатора».
 
В 2017 году Ставцева действительно на прямой линии с президентом подняла тему лекарственного обеспечения льготников, заявив, что она не получает необходимые препараты, и попросила в этом разобраться. Но вернемся в события 2022 года, заседание суда.
 
«При подписании этого приказа я эту информацию транслировал Постовому и просил его внимательно проводить проверку, чтобы не было никаких нареканий и вопросов к нам, так как есть определенные суждения об этой организации и есть определенный настрой у некоторых общественных активистов», - заявил Залогин на допросе.
 
В октябре 2020 года Залогин подписал отказ в предоставлении лицензии. Он в очередной раз напомнил, что в ходе проверки были выявлены нарушения: отсутствие в определенного оборудования и специалистов. Спустя какое-то время, когда вновь поступило заявление на получение лицензии, Залогин подписал повторный приказ о проведении проверки в отношении компании «Нефрос-Калуга». В ноябре 2020 года снова был подписан приказ об отказе в предоставлении лицензии и соответствующее уведомление.
 
В декабре 2020 года стало известно, что компания подала иск в Арбитражный суд Орловской области, который департамент проиграл.
 

«Со стороны Постового высказывалось суждение, что организация....в общем, звучали такие суждения, что чуть ли там суд не куплен и прочее, и прочее. В дальнейшем юридический отдел рекомендовал подать апелляцию в Воронеж, чтобы было независимое рассмотрение данного спора. Затем февраль-март апелляционный суд признал недействительным приказ, подписанный мною в ноябре 2020 года об отказе в предоставлении лицензии. И по данному решению суда я подписал приказ о предоставлении лицензии компании», - рассказал Залогин, добавив, что «действовал в соответствии с законодательством, и никаких противоправных действий не совершал».
 

На вопрос о том, говорил ли он Постовому о необходимости найти нарушения у «Нефрос-Калуги», Залогин ответил четкое нет.
 
«У меня не было оснований не верить Постовому или другим сотрудникам. За время работы с 2018 года никаких нареканий в рамках исполнения обязанности к Постовому не было», - добавил Залогин.
 
При этом ранее на допросе Постовой заверил суд, что понял Залогина именно в таком ключе. На это Залогин пояснил, что у него с Постовым «были достаточно ровные служебные отношения, и со стороны [Залогина], чтобы он [Постовой] каким-то образом чего-то там боялся, этого однозначно не было, и здесь [звучат] наговоры и неподтвержденная информация».
 
В деле неоднократно также звучали некие «залогинские фирмы», которые теперь уже бывший руководитель департамента как бы продвигал в регионе. Сам он это отрицает.
 
«Я тоже слышал этот поклеп. У меня это вызвало удивление. Это является мнением того лица, которое это говорит», - заявил однозначно суду Залогин, добавив, что «в жизни не посещал никаких частных диализных центров».
 
В телефоне у Залогина также нашли телефоны, имеющие отношения к фирме «Фрезениус-Нефрокея». На это бывший чиновник ответил, что знакомясь с материалами дела, обратил внимание, что данные телефоны указаны в мессенджере Там-Там.
 
«В 2020 году всем органам власти рекомендовали перейти в данный мессенджер. И там существовала служебная переписка по линии министерства здравоохранения, министерства промышленности и других. Я не нашел упоминания этих телефонных номеров ни в телефонной книге, ни где-то еще. Объяснить могу лишь тем, что, возможно, это выбрано из каких-то чатов. Возможно, что даже не у меня они записаны. Учитывая, что во многих чатах участвуют разные субъекты, разные коммерческие организации», - объяснил суду Залогин.
 
Экс-чиновник также отметил, что фирма Фрезениус-Нефрокея» присутствовала в Орле задолго до его назначения.
 
Также ранее на одном из заседаний управляющий отделением «Нефрос-Калуга» в Орле Михаил Радзинский рассказал, что в 2019 году произошла первая встреча представителя компании, некого Михаила Безменского, который был исполнительным директором «Нефрос-Воронеж». Он, как поведал суду свидетель, якобы созванивался с Залогиным, хотел приехать на встречу, обсудить открытие диализного центра. Но получил отказ, а после со слов Безменского якобы звучало так, что у Залогина есть «какие-то отношения» с диализным центром «Фрезениус-Нефрокея», который в Орле все-таки получил лицензию, «из-за чего он не хочет видеть другие диализные центры». Аналогичная история якобы была и с заходом «Нефроса» в Белгород, откуда Залогин и перебрался по приглашению губернатора Андрея Клычкова в Орловскую область. На прошедшем заседании Залогина попросили прояснить и эту ситуацию.
 
Суду бывший чиновник поведал, что в 2019 году в одной из командировок в Москве один из знакомых попросил его принять и проконсультировать человека – того самого Безменского, и спрашивал разрешения дать его сотовый телефон, чтобы он мог договориться о встрече, так как он хотел открыть некую  коммерческую деятельность в Орле.


 
«Я разрешил дать мой сотовый телефон. Общение случилось. Видел его один раз, когда он в апреле 2019 года посетил Орел», - подтвердил Залогин, и далее пояснил: «Тот разговор, который был представлен суду, является неполным, разговор был продолжительным. С одной стороны, он шел в каком-то дружеском ключе, он задавал вопросы в части бизнеса, я ему пояснял, что это не моя компетенция, также он спрашивал у меня возможности по Белгороду, так как он знает, что я из Белгородской области».
 

Далее Залогин рассказал, что на встрече с Безменским якобы объяснял бизнесмену экономику и возможности субъекта, возможности ТФОМС, мол на тот момент была достаточно непростая ситуация, и что, если он решит организовывать какой-то бизнес в 2019 году, то вряд ли получит какие-то объемы страхования, так как они уже выделены.  
 
«И второй момент, который я ему объяснил, что я вряд ли смогу ему помочь, так как это решает комиссия, и комиссия достаточно жестко отстаивает интересы, не любит чужаков и прочее, тем более, если есть определенный негатив со стороны общественных организаций. И сейчас я понимаю, что были какие-то провокационные моменты, звучащие с его стороны, он рассказывал, что он какой-то там бывший, чуть ли ни с вице-премьером работал в правительстве РФ, что у него есть административный ресурс и в Совете Федерации, и в Думе и прочее, прочее. Я ему пояснял, что этот вопрос не ко мне, у нас есть и руководители надо мной, есть и самый главный руководитель», - рассказал Залогин.
 
Позже допрос вернулся в русло событий 2020 года. И в очередной раз объясняя, почему подписал отказ в лицензии Залогин заявил, что полностью был согласен с отчетом, так как «люди, которые диализ получают – фактически через одного – инвалиды первой группы, они имеют большой спектр сопутствующих заболеваний, и за время проведения диализа их состояние может ухудшаться, могут возникать какие-то форс-можоры и прочие, и соответственно весь спектр необходимых инструментов, предусмотренных законом, должен присутствовать». При этом бывший глава депздрава заявил, что существуют также  рекомендательные требования, но их к компании никто и не предъявлял.
 
Касаемо встречи с представителям «Нефрос-Калуга», которая так и не состоялась, Залогин пояснил, что помощник единственный раз сообщал ему, что фирма хотела прийти на прием, но в тот день сам он был занят и встреча не состоялась, а больше попыток никто не предпринимал.
 
В ответ на вопрос, обсуждались ли предварительно отказ или согласие в выдаче лицензии «Нефрос-Калуга», Залогин ответил четкое нет.
 

«Ко второй проверке часть нарушений организация устранила. Но ничего не произошло такого, чтобы каким-то образом поменять точку зрения. Оснований не доверять сотрудникам не было.  В какой-то степени Постовой ввел меня в заблуждение. Я не думаю, что с его стороны был какой-то злой умысел. И даже при его опросе было видно, что где-то он остается при своем мнении», - заявил Залогин.
 

После этого его попросили дать оценку собственным действиям.
 
«Учитывая достаточно широкий спектр вопросов, которые со своей должности курировал, а это все-таки 11 отделов, и каждый специфический… Для этого на работу и принимаются специалисты в данной сфере. Соответственно если брать период, когда я подписывал документы, естественно, в вопросе лицензирования на тот момент Постовой  и Пахомова понимают больше, чем я. Соответственно, у меня не возникло сомнений, я лично не стал изучать [дело]. По итогу арбитражного решения, вернувшись на машине времени в ноябрь 2020 года, я бы, возможно, шире изучил вопрос», - заявил суду Залогин.
 
При этом бывший глава депздрава в очередной раз заявил, что вину не признает, а давления на подчиненных не оказывал.
 
«Это он [Постовой] говорит, а я ему о кассациях (обжалование решения Арбитражного суда – прим.ред.) не говорил. Почему он это делал? Не знаю. Себя защищал. Спасая себя, он переводит стрелки на меня», - добавил Залогин.
 
Кроме того, на этапе следствия у Залогина нашли крупные суммы денег. И в суде его попросили объяснить, откуда они взялись. Отвечая на вопрос, бывший чиновник заявил, что это были накопления за годы трудовой деятельности, а также поблагодарил жену.  
 
«Деньги, которые были изъяты, они накоплены, учитывая трудовой стаж. Это средства, которые были скоплены с супругой за время работы, и от продажи квартиры, которая ей принадлежала. С отъездом в другой регион мы ввели раздельный бюджет, и на момент, когда жена пошла в эту индустрию, я работад в поликлинике, и если так говорить, то я получал 100 долларов, а жена 1 300 долларов. Разница в 13 раз. По мере продвижения по карьерной лестнице, эта разница уменьшилась, но жена у меня всегда хорошо зарабатывала и зарабатывает. Спасибо ей, содержит меня, получается», - подытожил Залогин.
 
На том его допрос завершился. В ближайшее время суд намерен перейти к прениям сторон.

Елена Торубарова