Железнодорожный районный суд продолжает рассмотрение дела экс-директора фирмы "321-ВСУ" Артура Шлейхера, более известного в регионе под фамилией Саркисов, которого обвиняют в хищении более 85 млн рублей из бюджета. Его фирма работала на подрядах с крупным госфинансированием при губернаторе Вадиме Потомском. На допросе в суде выступил бывший заместитель генерального директора ОАО «Орелгортеплоэнерго» Марианн Порческу, который рассказал о нестыковках проекта котельной перинатального центра и действительности. За заседанием наблюдал корреспондент «Орловских новостей».
 

Сейчас Марианн Порческу – генеральный директор ООО «ГлавстройОрел». В 2020-ом году его самого осудили за посредничество во взяточничестве. Весной 2019-го он передал 200 тысяч рублей главному специалисту КУ ОО «Орелгосзаказчик» за совершённые им незаконные действия – подписание документов по строительству трёх фельдшерско-акушерских пунктов в Должанском районе. Суд оштрафовал его на 1 млн рублей. Но это совсем другая история. А сегодня он свидетельствует по делу Артура Саркисова-Шлейхера. В бытность событий, которые рассматривает суд, он был заместителем генерального директора ОАО «Орелгортеплоэнерго», который ранее уже выступал в суде.
 
«Когда я пришел, контракт на реконструкцию котельной [перинатального центра] уже был заключен к тому времени между ВСУ-321 и «Орелгортеплоэнерго», но работы еще не были начаты. Были свои особенности по данным работам, потому что это очень важный объект, и нужно было с достаточной долей осторожности подходить к проведению работ, чтобы не оставить перинатальный центр без горячей воды и без тепла», - начал свой рассказ свидетель.
 
Существующий проект, который был разработан для реконструкции котельной, по словам Порческу, был сделан по заказу «Орелгосзаказчика» и подразумевал полностью демонтаж всего оборудования, что могло поставить под угрозу функционирование перинатального центра, поэтому в июне собиралось несколько больших совещаний, на которых было принято решение, что нужно сделать новый проект, который бы предусмотрел возможность работы котельной параллельно с проведением работ по ее реконструкции. На это ушло какое-то время и к работам 321-ВСУ реально приступило к концу июля-началу августа 2016 года. Но при этом правительством была поставлена задача данную работу закончить сначала к 1 сентября, а потом – к началу отопительного сезона, а для больницы это – 15 сентября.
 
«Ну, у нас же любят ставить такие… До нас эти задачи доходили из уст генерального директора Дорофеева, который говорил, что ему губернатором поставлена задача это сделать в такие-то кратчайшие сроки. И началась беготня. Один раз в день я точно выезжал на объект, чтобы все проконтролировать, а иногда и два, и три раза», - вспоминает он.
 
А далее дело происходило так. От ВСУ-321 поступало служебное письмо с просьбой перечислить необходимую сумму на расчетный счет, причем не на свой, а сразу непосредственно к поставщикам, и «Орелгортеплоэнерго», как рассказал суду бывший замдиректора предприятия, перечисляло деньги сразу непосредственно тому, у кого приобретали стройматериалы.
 
К декабрю, как вспомнил Порческу, все было построено: получили разрешение от Ростехнадзора на пуск газа для наладочных работ, декабрь – отлаживалось все и в январе все было готово к работе. Однако на поверку все оказалось не так гладко – подрядчик вышел за пределы бюджета.
 
«Наша финансовая служба доложила о том, что по данному договору мы вышли за пределы бюджета порядка 1-2 млн рублей. Ничего лишнего мы не покупали касаемо работ, которые мы заказали, но директор принял решение, что работу надо доделать, а с переплатой он потом разберется. Нам нужно было построить объект. Поверьте мне, сделать такую работу  - демонтировать, собрать, чтобы все работало – фактически за четыре месяца… это очень хорошая скорость. Лозунги о том, что мы это сделаем за месяц-полтора, на мой взгляд, это достаточно популистское заявление. Это невозможно. Вернее как, может быть, это и возможно, если бы там было порядка 100 человек. На объекте работало 8-10 человек, иногда больше», - вспомнил свидетель.
 
В конце года подписали акты выполненных работ. При этом тогда подрядчику не предъявляли никаких претензий, мол «все же построено, все работает». Хотя в проекте и были определенные просчеты, о которых Марианн Порческу и поведал суду.
 
«Здание котельной достаточно старое, и, на мой взгляд, это {недостаточная гидроизоляция подвала} был просчет проектировщиков, которые не до конца обследовали все те вопросы, которые необходимо решить при реконструкции, не были предусмотрены работы, которые надо было бы сделать. Но опять же, я списываю все это на сжатые сроки, которые были выделены на проведение работ, на то, чтобы побыстрее это все сделать. То, что гидроизоляция находилась в ужасающем состоянии, то, что там находились насосы, которые качали воду горячую и холодную на перинатальный центр, их могло просто банально залить, могли перегореть и фактически оставить больницу без горячей воды», - вспомнил он.
 
А далее гидроизоляция все же потекла. Но претензионная работа не велась. По словам Порческу, этого не произошло, поскольку в новой котельной была дополнительная группа насосов, и «в принципе, их можно было бы переключить, выйти из данной ситуации, не прибегая к каким-то кардинальным мерам». При этом свидетель считает, что если в проекте чего-то не было предусмотрено, но работы выполнить необходимо было, то подрядчик мог либо сделать подарок заказчику, выполнив их за свой счет, либо выходить с инициативой об увеличении цены контракта.  

 

Елена Торубарова