В Орле суд продолжает рассмотрение дела экс-главы департамента здравоохранения Орловской области Ивана Залогина. Его обвиняют в ч.2 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий) и ч.1 ст. 169 УК РФ (воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности). По данным следствия, компания «Диализный центр Нефрос-Калуга» обратилась в облздрав за лицензией, и Залогин отказал фирме, однако выдал лицензию другой компании, которая заявила почти такие же условия, как и «Нефрос-Калуга». Чиновники продолжают настаивать, что нарушения были обоснованными, а представители бизнеса говорить о предвзятом отношении. За допросом свидетелей наблюдал корреспондент «Орловских новостей».

Первой на прошедшем заседании допросили начальника отдела лицензирования регионального департамента здравоохранения Людмилу Пахомову. Она сразу назвала фамилию своего заместителя Тимофея Постового, как ключевую фигуру в вопросах лицензирования облздрава.
 
«Постовой очень ревностно относился к моему назначению. А потому попросил, чтобы вопросы лицензирования оставались за ним. Так у нас деятельность и осуществлялась. Передо мной стояли задачи по проведению ведомственного контроля, а за Постовым – лицензирования», - объяснила свидетель Пахомова.
 
Она напомнила суду, что по «Нефрос-Калуга» были две проверки. И в одной из них она участвовала непосредственно. Тогда, со слов свидетеля, установили, что отсутствовало оборудование, которое необходимо было по стандартам, а Постовой фотографировал помещения, мол так принято, и фотографии приобщаются к материалам проверок. Затем был составлен акт, и в акте было вынесено решение о том, что в связи с тем, что лабораторное оборудование отсутствует, данному учреждению было отказано в предоставлении лицензии.
 
Во второй раз «Нефрос-Калуге» также отказали. И речь шла о заключении договоров на проведение лабораторных исследований в диализный и междиализный период.
 
«В отделе проходило некое обсуждение, просто разговоры. Фактического доклада от Постового мне не было, меня он не ставил в известность. Из разговоров в отделе стало известно, что было судебное заседание, что две проверки были объединены в одну и решением суда было предписано выдать лицензию. Таких прецедентов при мне не было, и мы пытались через Росздравнадзор узнать как выдать лицензию, потому что это было уже решение суда», - вспоминает свидетель.
 
Касаемо «Фризениус Нифрокея», также со слов чиновницы, все было аналогично: выезжали на проверку, Постовой фотографировал и ходил на доклад к руководителю. Однако в этой организации недостатки выявлены не были. У них был договор с областной больницей на лабораторные исследования в диализный и междиализный период. А при первой проверке у «Нефрос-Калуга» не было ни оборудования, ни договора.
 
После ответа на ключевые вопросы свидетель Пахомова неожиданно заявила о том, что Постовой уже не работает в департаменте, но продолжает добавлять ложку дегтя в бочку меда.
 
«Постовой просто разрушил мне отдел. Он, увольняясь, ходит всем и рассказывает: «Вас всех посадят, вас всех посадят». Это нагнетание ситуации идет до сих пор», - заявила она суду.
 
Однако со стороны медицинской организации «Нефрос-Калуга» эта же самая история звучит совершенно другими нотами. Следом в суде лопросили исполнительного директора филиала компании в Орле Аллу Вислобокову.
 
Свидетель рассказала суду, что после подачи документов непосредственно замначальника отдела лицензирования Постовому, в ее адрес прозвучали довольно странные фразы.
«Мы подали документы. Тогда Тимофей Юрьевич [Постовой] указал на то, что «нашим руководителям нужно познакомиться поближе для того, чтобы обсудить дальнейшие вопросы по получению лицензии». Для меня это прозвучало, как «для ускоренного получения лицензии», - заявила Вислобокова в суде.
 
При этом свидетель подчеркнула, что на тот момент от ее непосредственного руководства было указание ждать проверки и больше ничего. 1 октября 2020 года проверка состоялась. В составе комиссии были уже известные в деле фамилии Постовой и Пахомова.
 
«Постовой сразу в этот же день заявил о несоответствии требованиям лицензии, а именно отсутствие помещения лаборатории и отсутствие лабораторного оборудования. Также он поинтересовался встречались ли наши руководители и смогли ли они достичь договоренности по получении лицензии. Я сказала, что информацией в данный момент не владею. 14 октября был составлен акт в переоформлении лицензии», - вспоминает свидетельница.
 
Тогда было подано повторное заявление. Состоялась вторая проверка, в состав которой опять же входил Постовой. На момент этой проверки все указанные ранее нарушения, со слов представителя «Нефрос-Калуга», были устранены.
 
«Я поинтересовалась у Постового, удастся ли нам на этот раз получить лицензию, на что он опять же спросил была ли встреча наших руководителей. Я сказала, что мы записываемся к секретарю, но секретарь нам постоянно отказывает», - добавила Вислобокова.
 
При второй проверке недостатков не было никаких, уверенно заявляет исполнительный директор филиала, но в акте нарушения повторились: отсутствие лаборатории и отсутствие лаборанта. С этим компания не согласилась, так как на тот момент уже были заключены договора на лабораторные исследования: и если при первой проверке был договор с фирмой за пределами Орла, то ко второй проверке заключили договор с лабораторией, которая находится в Орловской области.
 
«Я спрашивала у Постового, почему к нам такое предвзятое отношение, на что он сказал, что он всего лишь исполнительное лицо и о ходе проверки докладывает Залогину, а тот уже принимает решение о выдаче лицензии», - подытожила свидетельница.
 
Подсудимый Иван Залогин с этими доводами не согласился и решил пояснить суду некоторые законодательные аспекты.
 
«Я все время слышу по поводу договоров утилизации отходов. Здесь идет несколько подмена понятий, потому что у нас в государстве отходы класса Б, есть соответствующее законодательство, они должны определенным образом утилизироваться, и у любой медицинской организации должен быть этот договор, чтобы организация приходила и особым порядком утилизировала. Но это никоим образом не освобождает от наличия в организации тех аппаратов, которые должны разрушать иглы и т.д.», - объяснил бывший чиновник.
 
Судья уточнил, для чего это нужно, если есть организация, которая все утилизирует.
 
«Вопрос в том, что когда приходят проверки, и если этих аппаратов нет, они наказывают организацию, потому что вопрос стоит в обработке. Здесь и больные диализом, это и гепатит, и ВИЧ и прочее. Они должны эти иглы разрушить, а организация их вывозит как контейнеры мусорные только особым порядком», - снова объяснил Залогин, добавив, что до этого он слышал «подмену понятий».
 
«По моему мнению, на момент второй проверки мы были полностью готовы, и оснований для отказа в лицензии не было», - подытожила представитель «Нефрос-Калуга» в этом заседании. Следующее назначено уже в 2022 году.

 

Елена Торубарова