Железнодорожный суд Орла 19 августа приговорил экс-начальника ОБЭП Фёдора Козина к 11 годам строгого режима, а его подельника экс-начальника отдела ОБЭП по Железнодорожному району Павла Кленышева к 10 годам колонии строгого режима. «Орловские новости» на основе материалов дела и длительных прений по нему подготовили хронологию событий и рассказывают, как и за что судили высокопоставленных сотрудников полиции. 

Глава 1. «Падаем, главное не разбиться»

Все началось в сентябре 2018 года, когда возникли некоторые противоречия между двумя бизнесменами – генеральным директором ООО «БК-Групп» Бакуловым (предприниматель из столицы, который в том числе вел дела и в Орле) и его бизнес-партнером Катиковым. Тогда на фирме Бакулова начались проверки, и бизнесмен полагал, что «этими проверками одновременно руководил и Катиков». Позже Бакулов, как он сам засвидетельствует в суде, узнал, что Катиков ходил к Козину, обвинив Бакулова в рейдерском захвате на “Стекломаше”, где и расположено предприятие Катикова, последний якобы и дал команду Кленышеву на эти мероприятия.  

Бакулов обращался в прокуратуру, пытаясь оспорить проверки правоохранительных органов. Тем временем, его партнер по бизнесу Конеев вспомнил, что у их общего знакомого Нечаева есть человек, состоящий «в дружеских отношениях с людьми, которые решают этот вопрос», мол «в органах полиции есть друг, который инициировал этот вопрос, он же его и погасит». 

Вскоре в соцсетях Бакулову прислали ссылку на страницу Козина на официальном портале УМВД по Орловской области. А затем и поступил звонок от ранее незнакомого ему Кузьмичева, который предложил встретиться (он вместе с другим свидетелем по делу Девятиным были в роли посредников в получении этой взятки, договариваясь со сторонами - Кузьмичев с бизнесменом, а Девятин, будучи давним знакомым Козина, заместителем главного врача по ГУ и ЧС БСМП им. Семашко в Орле  - с полицейскими). При этом звонивший сказал, что «если не решить эту проблему за 5 млн рублей, то она будет усугубляться». Но уточнил, что «можно торговаться». 

«Я вижу одно, что используют мою фамилию, а я к этому делу никакого отношения не имею», - прокомментирует эти и последующие разговоры в суде Козин. 

После этого разговора, как следует из материалов дела, Бакулов взял паузу до середины октября. 

4 октября Девятин встречался с Кленышевым около магазина «Пятерочка» на улице Пушкина, рассказав ситуацию с проверками фирмы Бакулова и пояснив, что бизнесмен очень обеспокоен возможными перспективами привлечения его к уголовной ответственности и очень бы хотел не допустить этой ситуации.

Сначала Кленышев уточнил, насколько «этот товарищ», за которого он просит, ему близок, и можно ли ему доверять, спросил, сколько сам предприниматель может предложить за «услуги», а впоследствии сам назвал сумму – 5 млн рублей, которые нужно будет передать в два этапа: половину суммы до принятия процессуальных решений, а вторую – после решения вопроса в пользу бизнесмена. Как пояснил Девятину Кленышев, в начале 2019 года будет возбуждено уголовное дело без лица, ход расследования он сможет «заволокитить», а в конце 2019 года дело будет закрыто в связи с невозможностью установить лицо.

Правда, сам полицейский на суде заявил, что действовал согласно букве закона. 

«Я не бездействовал. А вынесено решение об отказе в возбуждении уголовного дела, потому что сроки процессуальные истекли. На тот момент, когда эти решения принимались, материалы о проведенных проверках были недостаточны для принятия иного процессуального решения», - заявлял Кленышев, выступая в суде в футболке с весьма символичной надписью «Законопослушный гражданин».  

Вместе с тем, как следует из материалов дела, 4 октября во время встречи Кленышев говорил Девятину, что на данном этапе Козина в известность ставить не будут.

Информацию об этой договоренности Девятин передал Кузьмичеву. 5 октября Кузьмичев по телефону сообщил Бакулову требования Кленышева и, что «задействованы серьезные люди и обратного пути не будет», на что Бакулов согласился. 

18 октября между Девятиным и Кузьмичевым состоялся разговор, в котором Кузьмичев в завуалированной форме просит Девятина выяснить у Козина, что там с вопросом Бакулова. Они обсуждают возможную встречу с ним 22-го числа, в понедельник. 

В разговорах 22 и 23 октября Кузьмичев и Девятин обсуждают результат встречи с Бакуловым, где обсуждается желание бизнесмена получить более подробную информацию.

22 октября 2018 года Бакулов и Кузьмичев договорились встретиться возле Ленинского моста в Орле. Как следует из материалов дела, Бакулов в очередной раз пояснил, что с его стороны все честно, а Катиков написал заявление, которым сильно заинтересовался ОБЭП. До этого момента Девятин успел сообщить Кленышеву о согласии Бакулова передать деньги. 

Но в день встречи Бакулов обратился в орловское УФСБ и сообщил, что с него требуют взятку в размере 5 млн рублей, и дал свое добровольное согласие на участие в ОРМ...  

Далее Бакулов все же встретился с Кузьмичевым, который ему сообщил о готовности полицейских решить вопрос в пользу Бакулова, причем займется этим «человек по имени Федя, ссылку, на которого ему присылали», и что именно к нему и ходил Катиков. А теперь, по словам Кузьмичева, у Бакулова большие проблемы: мол, «готовь деньги». Бизнесмен попросил снизить сумму до 4 млн рублей и дать ему время на их сбор, а также о личной встрече с Козиным. Кузьмичев ответил, что у него заинтересованности в этих деньгах нет, они «идут наверх». Позже Кузьмичев передал этот разговор Девятину.

26 октября Девятин встретился с Кленышевым около здания отдела полиции №1 по Железнодорожному району в Орле. На этой встрече Кленышев отказался от организации встречи Бакулова с Козиным, но согласился на снижение суммы до 4 млн рублей. Тогда было решено поставить Козина в известность. В тот же день Девятин предварительно созвонился с Козиным по телефону, а после чего встретился с ним по пути неподалёку от здания ОБЭПа, и рассказал подробно всю эту историю с бизнесменом Бакуловым. Тогда Козин сказал, что «пять лучше, чем четыре», но поинтересовался, откуда он знает этих бизнесменов. Девятин сослался на Кузьмичева, мол тот «гарантирует без подстав». Козин согласился, но сказал уточнить у Кленышева, и добавил, что все дальнейшее общение будет через Кленышева, и при этом фамилии Козин не должно звучать при встречах. 

Правда, сам Козин отрицает эту встречу. «26 октября Девятин якобы встречался с Козиным, но ни время, ни место, ни при каких обстоятельствах – не помнит. А не помнит, потому что это – ложь», - говорил он в суде, акцентируя внимание на том, что Девятин в суде несколько раз менял показания по разным обстоятельствам дела: «Был великий царь Израиля Соломон, он говорил: лживый свидетель издевается над судом».

29 октября Бакулов встретился с Нечаевым в присутствии человека, «который будет курировать его [Девятина] вопрос». Он осторожничал при встрече, но сообщил, что знает лично Кленышева, который «курирует его вопрос на земле», и есть человек, «ссылку, которого присылали», который «курирует этот вопрос наверху, да еще и получил повышение», то есть Козин. 

Также 29 октября Девятин около здания отдела полиции в Железнодорожном районе встретился с Кленышевым, который подтвердил, что все договоренности остаются в силе, мол «от Козина добро получено  - занимайся». 

В тот же день Бакулов в рамках ОРМ в районе дома №3 по улице 7 Ноября встретился с Кузьмичевым и Девятиным. Кузьмичев представил Девятина как человека, действующего от имени Кленышева и Козина по решению вопроса Бакулова, а сам Козин «с непонятно кем встречаться не будет».  

- Просили компетентного, вот сейчас будет компетентный, - представил Кузьмичев предпринимателю Девятина. После чего последний начал объяснять бизнесмену условия передачи взятки. 

- Это наверх? – спросил Бакулов.

- Ну, как бы не вниз, - ответил тогда Девятин.

В итоге здесь они договорились об окончательной сумме взятки в размере 4 млн рублей. Бакулов отмечал, что «даже по московским меркам  5 миллионов – это большая сумма». В тот же день Бакулов сообщил, что у него с собой есть 200 тысяч рублей, а 1,8 млн рублей он передаст в ближайшее время. 200 тысяч рублей он сразу отдал Кузьмичеву в качестве гарантии готовности.   

Вечером того же дня возле дома №8 по улице Брестской Кузьмичев встретился с Девятиным и передал ему 200 тысяч рублей. 10 тысяч рублей Девятин сразу отдал Кузьмичеву в счет погашения старого долга, а 40 тысяч рублей забрал себе. 

30 октября Козин позвонил Девятину и спросил, как дела, на что тот ответил: «падаем», что означало, что была встреча и сумма снижена с 5 до 4 млн рублей. «Главное – не разбиться», - закончил разговор Козин. Сам Козин в суде заявит, комментируя этот разговор: «Я интересовался низкой зарплатой Девятина, а фраза «главное – не разбиться» означала, мол «жив и, Слава Богу» и это цитата из фильма «В бой идут одни старики». 

31 октября Девятин встретился с Кленышевым на парковке больницы имени Семашко и передал ему 150 тысяч рублей от Бакулова, объяснив, что 50 тысяч рублей взял себе и вернет позже. Кленышев сам приехал тогда к Девятину, но объяснил это суду, что приезжал якобы для проверки здания больницы. 

4 ноября Кузьмичев вместе с Девятиным и Козиным охотились в Дмитровском районе, где, по версии гособвинения, также обсуждалась взятка. 

«Была ли эта охота? Да, конечно, была. Но по проблеме Бакулова я с ними никогда не общался. Я эту фамилию впервые услышал после возбуждения уголовного дела», - прокомментирует это Козин. 

6 и 7 ноября Девятин договаривались с Бакуловым о передаче оставшейся суммы денег. Бакулов настаивал на встрече, если не с Козиным, то с Кленышевым. Но последний отказался от встречи, что Девятин передал Бакулову со словами, «если он не соглашается на их условия, то эта тема не интересна». 

А уже 8 ноября Девятин перед встречей с Бакуловым встретился с Козиным у здания УМВД России по Орловской области. Козин, желая получить часть взятки, сказал, что деньги Девятин должен будет передать Кленышеву. Девятин после задержания также дал свое согласие на участие в ОРМ в целях передачи взятки Козину и Кленышеву. 

И уже в районе 21 часа около здания отдела полиции №1 по Железнорожному району Девятин передал 1,8 млн рублей Кленышеву, который был также задержан. При встрече Кленышев сначала опасался брать деньги, которые он увидел в свертке в руке Девятина, однако почти в конце разговора протянул сумку к нему, куда Девятин и поместил брикет с деньгами. 

Кленышев, выйдя из здания полиции, подошел к Девятину, который по инструкции в левой руке держал брикет с деньгами, а у Кленышева в руках была сумка темно-синего цвета. Он развел ручки сумки так, что средний карман оставался открытым, после чего протянул сумку в сторону Девятина. Попрощавшись с Девятиным, Кленышев направился в сторону отдела полиции. Левой рукой он держал сумку за ручки, а правой рукой ощупывал содержимое сумки, после чего застегнул средний карман сумки на молнию. После чего и был задержан. 

На кисти рук Кленышева сотрудник правоохранительных органов применил реагент, после чего под воздействием ультра-фиолетового света на них оказались видны характерные следы в виде вкраплений желто-зеленого цвета, которые были и на “кукле” – муляже взятки. Сам Кленышев в суде заявил, что у него на кистях рук был только один реагент, который мог попасть на руки при рукопожатии, а второй реагент, который был на муляже взятки – на его руках обнаружен не был. 

От дальнейших ОРМ Кленышев отказался, в связи с чем была вызвана следственно-оперативная группа. А 16 ноября был задержан и сам Козин. 

Но вину не признал ни один, ни второй. Так, Кленышев в суде, отрицая свою вину, бизнесмена Бакулова называл «рейдером». По его словам, не был доказан не только сговор с Козиным, но и любой прямой контакт с ним, «начиная с телефонного разговора и заканчивая встречей на Луне, которую может придумать гособвинение». И более того, по его словам, Козин не является ни прямым, ни вышестоящим руководителем Кленышева. Вместе с тем, по мнению суда, в ходе процесса было доказано, что именно это дело курировал Козин и его подразделение.  

«Ни одного нет доказательства получения мной либо Козиным хотя бы одной копейки помимо заработной платы», - утверждает Кленышев, мол, нет ни одной аудио или видеозаписи, подтверждающих его причастность к преступлению, отмечая, что Девятин, Кузьмичев, Нечаев и Конеев – мошенники, которые пытались выманить деньги у предпринимателя, и «это поймет любой человек, у которого мало-мальски есть мозг, и он работает».

А Козин и вовсе заявил, что не был в курсе этих событий до возбуждения в отношении него уголовного дела.

«В моих действиях нет ни состава преступления, ни события. Это равносильно, если бы на меня покушение на президента в Америке повесили – да, Козин телевизор смотрел, ну да, смотрел, но события происходили параллельно от меня. Я от этого события далек как от убийства Кеннеди», - говорил он.

Глава 2.  «Всем движет прибыль»

События второго эпизода, в котором фигурирует только Федор Козин, касаются «Хлебной базы №36» и похищенного зерна из госрезерва.

История берет свое начало с февраля 2018 года, когда между «Орловской хлебной базой №36» и ООО «Осколнефтеснаб» был заключен договор хранения зерна. Последняя компания приобрела у «Орел-нобель агро» зерно пшеницы кормовой в количестве 4 тыс. тонн, а затем еще 3,9 тыс. тонн. Именно это зерно и было передано на хранение орловской хлебной базе. 

22 и 28 марта ООО «Осколнефтеснаб» направила на орловскую хлебную базу заявки на возврат всего объема зерна пшеницы, хранившегося там. Со 2 по 6 апреля было отгружено 368,2 тонны зерна пшеницы. Вместе с тем, отгрузку оставшихся 7,6 тыс. тонн зерна хлебная база в оговоренные сроки не осуществила и неправомерно распорядилось им путем его хищения. Средняя рыночная стоимость похищенного зерна составляет 64,8 млн рублей.  

Тогда ООО «Осколнефтеснаб» обратилось в Арбитражный суд Орловской области, а также к начальнику ОБЭиП Федору Козину, чтобы привлечь виновных к ответственности. Арбитраж установил запрет для орловской хлебной базы распоряжаться 7,6 тыс. тонн зерна компании, а также обязал в течение 15 дней со дня вступления решения в силу вернуть зерно владельцу. 

Однако зерна уже не было на складах. Такое сомнение закралось сотрудникам ООО «Осколнефтеснаб», поскольку на территорию базы их не пускали, а на их запросы направляли формальные ответы. 

Орловской хлебной базе приходилось заключать договоры мены, по которым на предприятие отгружалось зерно 3 класса. Летом 2018 году с участием различных структур осуществлялся осмотр складских помещений хлебной базы. В необходимых объемах пшеница имелась на складах, однако это была не пшеница 5 класса, «что подтверждало информацию о ее фактическом хищении». При этом со слов свидетеля Жулиной (замдиректора фирмы «Осколнефтеснаб») при осмотре находился и сотрудник УМВД, который просил его в акт не вносить и отказался что-либо подписывать. 

В мае Козин, получив заявление от ООО «Осколнефтеснаб, не стал назначать проверку по этому факту, не давал соответствующих поручений своим подчиненным. В частности, не были изъяты документы орловской хлебной базы, не исследовалась финансово-хозяйственная деятельность предприятия. А кроме того, Козин не проконтролировал принятие решения о возбуждении уголовного дела о хищении зерна из госрезерва и передачи его по подследственности. 

Как сообщало гособвинение, вместо регистрации заявления предпринимателя Козин умышленно продлил до 14 июля срок проведения проверки по факту хищения зерна, которая фактически не назначалась и не проводилась. 

В июле в полицию поступило повторное заявление уже от нового генерального директора ООО «Осколнефтеснаб». 

Козин, зная, что ООО «Осколнефтеснаб» был причинен значительный ущерб и то, что указанные факты не являются гражданско-правовыми отношениями, вплоть до 8 октября, желая помочь своему другу Василькову, руководителю орловской хлебной базы, «тормозил ход дела», заявляло гособвинение. 

При этом сам Козин отрицал свою вину, не понимая в чем она заключается, указывая, что речь шла исключительно о гражданско-правовых отношениях. 

«Извините, арбитражом установлено, что это гражданско-правовые отношения, на что запрет они будут накладывать, если это имущество есть? Если бы этого имущества не было, они бы не вынесли этого решения», - заявлял Козин. 

Кроме того, Козин решил склонить руководство ООО «Осколнефтеснаб» к решению спора во внесудебном порядке, убеждая не обращаться в правоохранительные органы и суды. Так, 17 сентября и 8 октября он организовал в своем кабинете встречу представителей УФССП, «Орловской хлебной базы №36» и ООО «Осколнефтеснаб». В частности, пострадавшую сторону склоняли взять взамен похищенного зерна 5 класса зерно другого класса. 

Козин заявил, что «возбуждение уголовного дела не решит проблему», и настойчиво предложил прийти к перемирию и перестать писать заявления по факту совершения преступления. 

На совещании Козин предлагал предпринимателям заключить соглашение, которое бы отменяло решение Арбитражного суда и ставило бы ООО «Осколнефтеснаб» в невыгодное положение. Сам Козин активно участвовал в рассмотрении этого соглашения, предлагал заключить его. На выводы о том, что для ООО «Осколнефтеснаб» это не выгодно, Козин отмечал, что Орловской области нужны стабильно функционирующие предприятия и возбуждение уголовного дела окажет негативное влияние на экономическую ситуацию в регионе. 

Василькова, жена руководителя орловской хлебной базы, которую в ходе судебного процесса и вовсе неоднократно называли “хозяйкой”, которая и решала все вопросы на предприятии, также в кабинете у Козина предлагала не возвращать зерно, а выплатить фирме деньги, вырученные от его продажи. Козин рекомендовал сторонам определиться со сроками заключения такого соглашения, всячески на нем настаивал.  

«В договоре была прописана ответственность в случае утраты, недостачи или порчи товара. И в случае недостачи хранитель возмещает недостающий объем аналогичной продукцией, либо стоимость продукции исходя из ее рыночной стоимости в денежном эквиваленте. И даже в своем заявлении ООО «Осколнефтеснаб» четко говорили, что согласны на возмещение ущерба в денежном эквиваленте или в виде товара. На момент подачи заявления часть зерна была возвращена и хранитель не отказывался от своих обязательств и заявлял, что продолжит возмещать. Я глубоко во все дела не могу вникнуть, я лишь в общих чертах вникаю. И если начальник отдела говорит – нам надо то-то, то-то провести, да пожалуйста – проводите. Почему я должен запрещать ему? Я разрешил ему и продлил рассмотрение материала на 30 суток», - объяснял в суде Козин свои действия.

Вместе с тем, Жулина рисовала совершенно другую картину происходящего.

«Картина получается следующая: когда идет урожай, зерно стоит одну цену, когда оно полежало, изменит свои качественные показатели, цена возрастает. Естественно мы не смогли исполнить и свои обязательства, возвращали деньги со штрафами. Суть в том, что они берут чужое зерно, продают по максимальной цене весной, потом собирают урожай и отдают осенью, когда люди уже получили решение суда вернуть зерно частями по минимальной цене. Это происходит из года в год. Выйти на нормальные отношения с учредителем невозможно», - объясняла Жулина.

17 сентября происходит еще одна встреча с Козиным, Жулиной и Васильковой, которая зафиксирована в ходе ОРМ. После фиксировалолсь еще несколько встреч. Суть их была аналогична.  

- Доклад каждый день, мне доклад каждый день. Какие нюансы, прямо сразу включаетесь, обговариваете. Мы должны сделать так, чтобы люди остались довольны, и эти довольны, и эти довольны. Каждый день… просьба, побыстрее вы разберитесь со своим зерном, пожалуйста, я вас очень прошу. Поверьте моему слову, вопрос накален до предела – говорю одним и вторым. Вопрос накален до предела, нужно накал этот копьями ломать. Прошу вас, одних и других, пожалуйста, идти друг другу навстречу. Где-то вы идете, где-то вы идете навстречу, где-то уступить друг другу в чем-то. Но вопрос этот мы должны снять, - упрашивал Козин. 

Хотя в этих встречах он опять же не видел ничего противозаконного. 

«Я открыто веду диалог, я ни с кем не встречаюсь в ресторанах, потаенных местах. Мы каждый шаг свой доводили до заявителя, и они могли обжаловать его в суде или прокуратуре, если были не согласны с ними. Пожалуйста. Мы не скрывали своих решений. Они могли быть ошибочными? Могли! Я не Господь Бог, я могу ошибаться. Любой человек может ошибаться. Но я на сегодняшний день считаю, что мы приняли правильное решение», - говорил Козин в суде. 

Вместе с тем, помимо денежных потерь ООО «Осколнефтеснаб» понесло и репутационные потери, выглядя в глазах контрагентов, с которыми были заключены договоры на указанное зерно, недобросовестным поставщиком. А кроме того, фирме пришлось изыскивать средства на погашения кредитов, в том числе и из сумм, предназначенных для закупки топлива, что привело к невозможности получить прибыль через свою оптово-розничную сеть. Потери фирмы от вышеуказанных действий составляют не менее 12 млн рублей. И теперь, как выразился директор фирмы, ООО «Осколнефтеснаб» Орловскую область «старалось объезжать стороной». 

«Карл Маркс «Капитал»: «Всем движет прибыль». Если прибыль более, чем в 17 млн рублей считать тяжкими последствиями для ООО «Осколнефтеснаб», то тогда, конечно, я совершил преступление, ваша честь», - так прокомментировал Козин, отрицая свою вину. Суд счел иначе. 

Кстати, впоследствии, 15 ноября 2018 года, все-таки было возбуждено уголовное дело по факту хищения с территории Орловской хлебной базы №36 зерна, принадлежащего Объединенной зерновой компании. 

Елена Торубарова