Советский районный суд Орла 1 апреля оставил без удовлетворения иск фельдшера и лидера орловского отделения профсоюза «Действие» Дмитрия Серегина к советнику губернатора Сергею Лежневу. Поводом к судебному разбирательству стали посты Лежнева в социальных сетях, где он назвал Серегина в том числе «пустобрехом» и «балаболом» в ответ на публикации последнего о проблемах в здравоохранении. Серегин посчитал, что чиновник оскорбил его честь, достоинство и деловую репутацию. Корреспондент «Орловских новостей» наблюдал за заседанием.

Пять минут до начала слушания. В коридоре по очереди появляются главные действующие лица. Сначала Сергей Лежнев, пока один, без адвоката, вскоре появляется и она, а затем и Дмитрий Серегин в довольно неожиданном сопровождении депутата горсовета и главы регионального отделения партии «Справедливая Россия» Руслана Перелыгина (членом этой партии и является Серегин, а до сентября 2020 года он также был помощником Перелыгина). Сегодня его допросят в качестве свидетеля по делу, хотя и сторона ответчика будет выступать явно против, «потому что его допрос никакого отношения к делу не имеет» (так заявят суду Лежнев и его адвокат). Впрочем, допрос все равно состоялся.

- Я каждый день просматриваю средства массовой информации, новости, социальные сети и увидел пост, который, на мой взгляд, оскорбляет честь и достоинство Дмитрия Серегина, где его называли лжецом, пустобрехом, балаболом и полным неучем, - озвучил свою позицию суду Руслан Перелыгин. И сразу стало понятно, что он здесь, чтобы встать на защиту фельдшера и однопартийца.

Перелыгин рассказал, что та история, которая вылезла в пространство региональных медиа, вышла на федеральный уровень, дойдя в том числе и до главы партии эсеров Сергея Миронова. А история всем уже известная с лета прошлого года.

В конце июня во время онлайн-встречи орловский медик рассказал Миронову о проблемах в региональной медицине. "В Орловской области со здравоохранением творится вакханалия", - заявлял тогда  фельдшер. Именно на это резко отреагировал советник губернатора Орловской области Сергей Лежнев. Он обвинил Дмитрия Серёгина в популизме и распространении недостоверной информации. Миронов же вступился за фельдшера Серегина, и просил Лежнева публично перед ним извиниться. Этого не произошло. И мы снова возвращаемся в зал судебных заседаний.

- Мы были шокированы высказываниями Лежнева. Все-таки не во дворе у нас разборки, а в средствах массовой информации, которые читают как дети и подростки, так и люди в возрасте. Что такое СМИ? Это донесение той или иной позиции. Если один раз рекламу посмотрел – не запомнил, а если эту рекламу покажут десять раз, то она в памяти откладывается. Так и здесь: пост за постом, везде – пустобрех, балабол, лжец. Ну, извините меня, Дмитрий являлся моим помощником, и это ударило и по моей политической и деловой репутации, - высказал свою позицию Руслан Перелыгин.

То, что произошло между Серегиным и Лежневым и вылилось в информационное пространство, по словам депутата, привело к многочисленным вопросам с недоверием: а кто из них двоих прав?

- Пришлось каждому объяснять, что то, что говорил Серегин - правда. Если бы это была неправда, давно бы следственные органы уже возбудились, была бы какая-то ответственность и, вопрос был бы решен. Ведь ситуация с ковидом на контроле и у администрации президента, и у правоохранительных органов. Оснований нет заниматься ложью, потому что это серьезная тема, - заверил Руслан Перелыгин.

Далее депутат отметил, что «самое страшное, когда у людей формируется определенное мнение» и вспомнил школьные годы.

- Взять, к примеру, школьные годы, когда кому-то давали какую-то кличку, и она закреплялась на многие-многие годы. И теперь Дмитрию будет не просто защитить свою репутацию, потому что очень эти клички прилипают и от них потом практически невозможно избавиться, - посетовал в суде Перелыгин.

В свете всего вышесказанного адвокат Лежнева поинтересовалась, изменилось ли отношение Перелыгина лично к Дмитрию Серегину. Ответ был отрицательным.

- Если подойти сейчас к любому прохожему и сказать: вы такой-то – такой-то. Какая у него будет реакция? Однозначно реакция будет либо по шее дать, либо по-другому как-то сказать. Обычная у меня реакция. И я считаю, что к Дмитрию это никак не должно относиться. Мы с ним знакомы с 2016 года, и в жизни были разные ситуации. И я могу сказать, что он себя всегда достойно вел и показывал себя как порядочного человека. И я как человека и специалиста его поддерживаю, - выступил Перелыгин.

Далее построение диалога в свои руки взял Сергей Лежнев, который решил перейти к сути, а именно к тем публикациям Серегина, на которые он и дал довольно бурную реакцию. В частности, речь шла о невыплате «ковидных» доплат медикам орловской областной больницы, о чем заявлял в прошлом году истец. Лежнев поинтересовался, направлял ли депутат вместе со своим помощником заявление в правоохранительные органы по этому факту. Но Перелыгин не вспомнил, так как «заявлений на тот момент подавали много». А Лежнев, тем временем, заявил, что по ситуации в областной больнице было отказано в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления, и приложил документы.

- У меня есть документы. И получается, что человек – балабол. Это не может быть оскорблением, - заявил Лежнев.

- Для меня это оскорбление. Если бы меня так назвали..,  – возмутился Перелыгин.

- Если бы вы сделали публикацию в СМИ, где бы обвинили руководство департамента и главного врача областной больницы в невыплатах, где бы обвинили человека в преступлении, а потом это бы не доказалось, то да, сказал бы, вы – балабол. Что обидного то? – развел руками Лежнев.

- Я думаю, свидетеля можно отпустить, - прервал диалог Серегин. По залу прокатилась волна смеха. И свидетеля суд отпустил. Но дискуссия о ковидных выплатах медикам областной больницы продолжилась.

Серегин подтвердил, что в возбуждении уголовного дела правоохранительными органами было отказано в связи с отсутствием состава преступления.

- Говоря простым языком, не было злого умысла. В самом же теле дела говорится, что главный врач Мурадян признает, что сотрудники данного учреждения оказывали помощь в апреле-мае прошлого года уже ковидным пациентам. По этому поводу была написана бумага в департамент здравоохранения, чтобы их включили в перечень больниц, которым положены эти выплаты. Однако департамент здравоохранения отказал этой больнице. Да, Сергей? – рассказал суду Серегин.

Далее лидер медицинского профсоюза добавил, что 10 июня областную больницу все же включили в соответствующий перечень, «когда в больнице произошло множество заражений».

- В апреле-мае это было чистое учреждение, что подтверждается документально. Когда человек обвиняет руководство департамента и главного врача в том, что они не выплатили положенные людям выплаты, это не соответствует действительности, - завершил дискуссию советник губернатора.

Исследовав материалы дела, суд перешел к прениям сторон. И первым выступал истец – Дмитрий Серегин. Свою речь он начал со слов о том, что «поведение Сергея Лежнева непозволительно не только с точки зрения морали, но и с высокого поста советника губернатора».

- В пылу эмоций человек может сорваться, написать что-то, наговорить что-то лишнее. Но в данном случае Сергей Лежнев имеет довольно яркую историю его деятельности, - сказал Серегин, а в продолжение привел ряд примеров его общения.

Так, Серегин припомнил Лежневу, как он назвал орловскую журналистику хренью, как в ответ на критику ремонта улицы Васильевской назвал орловцев навозными жуками, как также называл представителей «Граждан Орла» слабоумными и говорил в их адрес фразу «в аду будут гореть ваши проекты», и как хамил эксперту ЮНЕСКО, выступившей против строительства фонтана в сквере Ермолова.

- Грубые выражения, которые он применял ко мне, можно даже в какой-то степени назвать ласковыми, по сравнению с тем, что он говорил по отношению к другим людям, в частности, фотографу Дмитрию Жумику. А в отношении меня он неоднократно выливал грязь в СМИ, - выступил Серегин.

Дойдя то сути спора, Серегин заявил, что «имели место манипуляции со стороны чиновников». В качестве примера он привел ситуацию, когда Лежнев говорил, что по состоянию на 27 апреля не было заражений коронавирусом на станции скорой помощи.

- Все правильно, они случились 29 апреля, - резюмировал Серегин. – Мы, как профсоюз, боремся за права медицинских работников. И наша деятельность, так или иначе, будет мешать некоторым людям, которые хотели бы сор в избе оставить, чтобы он не выходил на федеральный уровень. Но зачастую нарушений такое огромное количество, что зачастую этот мусор вылезает через форточку.

В частности, Серегин привел примеры проблем в системе здравоохранения, которые были в начале пандемии: невыплаты медикам «ковидных» выплат, нехватка СИЗов, проблемы с тестированием и другое.

- Так как я являюсь медицинским сотрудником, я вижу ситуацию изнутри. Это не допотопный анализ каких-то проверок, это реальная жизнь. Но любое действие вызывает противодействие, - отметил Серегин.

А затем активист рассказал суду, зачем он создал профсоюз медработников, мол «несколько лет работал внутри этой системы и видел, когда люди сталкивались с большой несправедливостью, им затыкали рот», но «когда информация попадает в СМИ, появляется реакция правоохранительных органов».

- Когда ты борешься за правду, за законность, очевидно, что есть люди, которым это очень сильно не нравится, и когда это попадает на федеральный уровень, кому-то, вероятно, случаются неприятные звонки. Но называть такими эпитетами, выводить в общественную плоскость диалог на уровень подворотни не самой благополучной школы, на мой взгляд, неприемлемо. Неприемлемо общаться советнику губернатора на уровне двоечника девятого класса, неприемлемо задевать честь и достоинство людей, которые имеют другое мнение, Сергей, отличное от вашего. Получается, у нас на такой уровень выходит диалог между обществом? На мой взгляд, это падение на уровень на десять порядков ниже. Всегда свое мнение можно выразить иначе. А по моему мнению, советник губернатора имеет низкий культурный уровень…, - подошел к завершению свое выступления в прениях Дмитрий Серегин.

- Зачем вы меня оскорбляете? – неожиданно спросил Сергей Лежнев.

- Я вас не оскорбляю. Это мое оценочное суждение, - ответил Серегин, как бы сделав отсылку к доводом допрошенного ранее специалиста-лингвиста Владимира Панюшкина о том, что в словах, сказанных Лежневым в публикациях нет акта оскорбления.

Адвокат истца настаивала на том, что сведения, распространенные Лежневым являются порочащими честь, достоинство и деловую репутацию Дмитрия Серегина, сославшись на заключение московского эксперта, чьи пояснения так и не удалось заслушать в суде «по техническим причинам».

- Я тут о себе многое узнал. Осталось только добавить, что я пью по утрам кровь младенцев, - довольно саркастично начал свою речь после выступления стороны истца Сергей Лежнев.

При этом советник губернатора задался вопросом, где люди, которым помогает Серегин и где свидетели, которые подтвердили бы, что зараженные ездили на вызов к людям.

- Мы постоянно куда-то уходим, пытаемся рассказать все, но ни о чем. Я написал четкие публикации, приложил документы, где сделал свои суждения на основе документа. И когда ты видишь слова Дмитрия, которые он заявил со страниц СМИ, просто слова, которые не имеют ни юридического подтверждения, ни являются даже истиной. Я об этом и написал, что это ложь. И я не понимаю, почему его это возмутило и оскорбило, - продолжил свое выступление Лежнев.

В частности, советник губернатора пытался донести суду, что суть спора, по его мнению, не в отдельных словах, а в ситуации в целом. И заявил, что в иске суд должен отказать, так как документально может доказать каждую свою фразу.

- Дмитрий говорит, что в больницах люди умирают от ковида. Да, к сожалению, это правда. Дмитрий говорит о том, что когда пришла пандемия, здравоохранение столкнулось с рядом проблем. Страна, и наверное, весь мир, и каждый из здесь присутствующих, просто не был к этому готов, мы не знали как себя вести, мы не знали, что делать, мы не знали, куда бежать. Это факт. Дмитрий говорит, что столкнулись с нехваткой СИЗов. В процессе пандемии они приобретались. И я несколько историй рассказывал, каким это человеческим трудом доставалось региону, когда люди ночами работали, выгружая эти коробки, и в стране действительно был кризис. Да, это никто не отрицает. Но этих тем в своих оспариваемых публикациях я вообще не затрагивал, - ответил на сказанные ранее заявления Серегина Лежнев, и почему-то вспомнил убийство Джона Кеннеди, мол тоже самое если сказать, что «он возможно имеет к этому отношение».

Советник губернатора рассказал суду, что его возмущает, что Серегин, по его мнению, пытался «хайпануть» перед выборами.

- Я не даю характеристику Дмитрию как фельдшеру. Я даю ему характеристику как политическому оппоненту, который кроме громких слов по факту ничего не сделал ни для региона, ни для конкретного человека. Мы этих людей не видели. И если бы этот человек сделал полезное для того или иного медика, они бы все стояли здесь, как это было на моих судах, у меня люди сидели в коридорах, чтобы прийти и защитить меня. А это все пустые слова. Плоха та история, которая уходит в политику. А в политике, как мы все знаем, правил нет. Это я к тому, что все это связано непосредственно с выборами, - завершил свою речь Сергей Лежнев.

Адвокат ответчика также настаивала на том, что в иске должно быть отказано, приведя в пример документы, подтверждающие правоту Лежнева, касаемо проблем в системе здравоохранения региона.

Заслушав стороны, суд удалился в совещательную комнату. По прошествии 15 минут председательствующая огласила решение: оставить исковые требования без удовлетворения.

На выходе из кабинета судью Дмитрий Серегин довольно оптимистично заявил, что будет обжаловать решение в вышестоящей инстанции, причем он убежден, что вероятно, это будет даже не одна инстанция, и дело может дойти даже до Верховного суда.

- Кто бы не выиграл в суде первой инстанции, обжалование было бы все равно. Если бы я сейчас выиграл, было бы обжалование наверняка со стороны Сергея. Есть чуть-чуть разочарование по этому поводу. Но, знаете, наше дело изначально – марафон. Это не быстро все решается. И если нужно, я дойду и до Верховного суда, - отметил Серегин.

Ну, а тут, как говорится, поживем – увидим…

 

Елена Торубарова