В эфире «Первого областного телеканала» профессор кафедры экономической и социальной географии географического факультета МГУ Наталья Зубаревич рассказала об экономическом положении Орловской области в ковидный кризис и до него. Эксперт привела очень интересные цифры и факты, которые наглядно характеризуют все происходящее в региое. «Орловские новости» подготовили пересказ. Предлагаем с ним ознакомиться:

«Вы как были середняками, так ими и остались. Принципиально ничего не изменилось. Если мы говоримо ковидном кризисе, то о нем одном говорить нельзя, потому что мы еще не вышли из прошлого кризиса, который начался в декабре 2014 года, продолжался в 2015, 2016, и как-то медленно начали выкарабкиваться в 2017 году. Из чего мы не вышли? Еще до ковида не восстановились инвестиции, не восстановились доходы населения и не восстановилось потребление. А далее коронавирус, локдаун. Мы имеем цифры за четвертый квартал 2020 года, и видим, что на докризисный уровень вышла только одна часть экономики – обрабатывающая промышленность. Ни остальная промышленность, ни потребление, ни доходы населения не вышли из спада 2020 года. С учетом, что падали еще до этого, и с добавлением ковида, выходить из кризиса мы будем не быстро. Мы четко понимаем, что восстановление экономики пойдет быстрее, чем восстановление доходов населения, потому что к этому нет особых предпосылок. Но собственно ковидный кризис, наверное, будет купирован в 2022 году. Благодаря той структуре экономики, которая есть в области (по всей России падала добывающая промышленность и автопром, коих в регионе нет), прирост промышленного производства – 5% (а обрабатываюших производств аж 8%).

Что происходит в инвестиционном секторе – для меня большая загадка. Потому что кризис 2015-2016 годов был достаточно сильный, и к концу 2019 года Россия даже не вышла на уровень 2013 года (минус 3%), а в Орловской области – плюс 6% за этот период. Следующий кризис – ковидный. 4% по итогам трех кварталов, а Орловская область – плюс 5%. У меня вопрос: кто ваши инвесторы, которые поддержали регион, и он не падал, когда в целом падала вся страна. (корреспондент вспомнила о приходи Мираторга в регион). Не продолжайте – слово «Мираторг» мне о многом говорит.

Идем дальше. У вас был чудовищный спад в прошлый кризис по жилищному строительству. Но вы выкарабкались на очень неплохие показатели к 2015 году. В 2019 году это грохнулось на треть. А в этом году у вас феерическая история – рост ввода жилья в 1,5 раза. Правда, изменилась методология учета – и теперь дачное жилье считается с дачными домиками, это немножко подправляет статистику.

Что с сектором услуг? Орел не такой большой город относительно других региональных столиц, и вероятно, это не такой большой пласт занятости. Но спад произошел в 2020 году как и в среднем по стране. В торговле народ поджался, стал меньше покупать. Та же примерно картинка и по платным услугам. Но важно понимать, что это и рабочие места. Если экономика не восстановилась, а она не восстановилась в секторе услуг, значит, что труднее там найти работу, особенно молодежи.


 

Что можно сказать про рынок труда? Начнем с того, что меня очень беспокоит – у вас сильнейше сокращение численности занятых в малом и среднем предпринимательстве было еще до всякого ковида. Еще до пандемии численность занятых в МСП сократилось на 17%, а к 3 кварталу 2020 года – еще на 1,5 тысячи человек. Идет непрерывный процесс сжатия численности занятых в МСП. Причин может быть много. Это не очень благоприятный инвестиционный климат, возможно, малый спрос на услуги. По-хорошему, в ковидный год надо было не отложить, а простить налоги. Но это не ваши полномочия. Был рост и неполной занятости. Это означает, что не улучшилась ситуация на крупных и средних предприятиях. Безработица в стране выросла в 5,5 раз. В Орловской области рост был все-таки немного пониже. Но история была тяжелая.

 

В Орловской области собственные доходы по налогам в период пандемии упали на 8%. И получается что регионы-середнячки, у которых собственных доходов кот наплакал, пострадали не так сильно. Нет козы - и не продашь. Но в 2020 году выросла помощь от федерального центра регионам – на 58% (1,2 трлн рублей). И так, как помогли в этом году – в следующем так не помогут. Не надо иллюзий. И не забывайте, что в этой структуре очень приличные деньги были именно на здравоохранение выделены. Но давайте разбираться, кому и как помогли? Уровень дотационности Орловской области  в разные годы 32-38%. Грубо говоря, 2/3 – свое, 1/3 – трансфертная. Если смотреть по регионам, то нефте-газовым регионам поддержка федерального центра так и не перекрыла потери. А что с Орловской областью? Вы не теряли доход по январю-ноябрю 2020 года, а дополнительно трансфертов вам докидали – 6,4 млрд рублей. Аналогично и с другими регионами ЦФО, которые не сильно теряли в доходах. И невозможно объяснить систему принятия решений при дополнительном выделении трансфертов. Уровень душевой бюджетной обеспеченности в Орловской области один из самых низких в центре. Ниже только Ивановская область. У вас очень мало денег, у вас бюджет очень маленький. Но в ковид вам помогли. А теперь давайте посмотрим по расходной политике. Все регионы +16%, Орловская область +19%. Вы так могуче наращивали расходы. Основные расходы – по линии здравоохранения, на нацполитику тоже старались тратить больше, чем остальные регионы, большой пласт расходов в сфере ЖКХ, когда из бюджета пытались выделять субсидии, при этом сократили расходы на благоустройство, что хорошо, в кризис не до этого. Все в остальном – как в среднем по стране. Но что в итоге? Вы закончили год в дефиците. Да, не адский дефицит – 3,5%. Не смертельный. Но у вас и так долг накоплен – 10% роста. И в этой нагрузке очень высока доля кредитов коммерческих банков. Выход – по одежке протягивать ножки. Это значит, что когда кризисный год, надо очень внимательно смотреть на все расходы.

Из собственного ковидного спада мы выйдем за год-два. А из длительной стагнации, в которой мы сидим – я не знаю, когда мы выйдем. И вот второе меня волнует гораздо больше, чем первое. И здесь нужно правила игры менять: не кошмарить бизнес, облегчать процедуры, давать людям возможность какой-то мобильности. Это не просто, но правила игры можно поменять, и главные из них, которые назначает государство».