6 ноября в Советском районном суде Орла состоялось очередное заседание по иску фельдшера скорой помощи Дмитрия Серегина к советнику губернатора Сергею Лежневу. Серегин подал в суд на Лежнева, так как посчитал, что чиновник его оскорбил в интернете. На предварительном заседании Лежнев отказался идти на мировую и извиняться перед Серегиным. Слушания продолжились. И сегодня были заслушаны свидетели со стороны истца. За заседанием  наблюдал корреспондент «Орловских новостей».

За десять минут до начала заседания в коридоре стояли только судебные приставы и истец – Дмитрий Серегин.

- Что-то Сергея не видно, - говорю.

- Будет, до этого всегда приходил, - отвечает Серегин.

Однако вскоре у дверей зала суда появилась адвокат Лежнева. Самого ответчика нет. На этом заседании он так и не присутствовал.

Судебное заседание открылось. Судья, как водится, зачитала права всем присутствующим. После чего Дмитрий Серегин выступил с ходатайством – допросить двух свидетелей с его стороны. Ими стали член партии «Справедливая Россия» Александр Жуков и член медицинского профсоюза «Действие» Елена Шураева.

- Мне можно присесть или я постою? – задал вопрос, не успев войти первый свидетель  г-н Жуков.

- В суде на допросе свидетели всегда выступают стоя, - поправила мужчину в классическом черном пальто судья. Спорить он не стал.

Далее перешли непосредственно к сути. Как и положено, судья задала свидетелю стандартные вопросы: знает ли он истца и ответчика, есть ли к кому-то из них неприязненные отношения, состоит ли в родственных отношениях с кем-либо и т.д.

- Основания оговаривать, ложные показания давать есть? – уточнила судья.

- Я считаю, что нет, - слегка призадумавшись ответил Жуков.

Дальнейший допрос вел сам Серегин без адвоката.

- Вам известно о предмете судебного спора и с чего все началось?

- Можно я немножко развернуто буду отвечать? Я считаю, что фельдшер Дмитрий Серегин  занимался защитой прав медиков и наших граждан, и в результате этого выяснил информацию о том, что у нас плохая ситуация с лечением COVID-19. Сергей Лежнев в ответ на это начал его оскорблять, - ответил Жуков. 

- Откуда вам это известно, что оскорблять начал? - уточнила судья.

- Из соцсетей. Во всех соцсетях 1 июля, если не ошибаюсь, Лежнев начал на своих страницах говорить, писать вернее,  - «пустобрех», «балабол», «неее….», как называется, - растерялся свидетель, - в общем, плохой сотрудник. Еще меня очень задело, что Лежнев писал Сергею Миронову (лидеру «Справедливой России» - прим.ред.), что «у вас неквалифицированные сотрудники – выгоните их».

- К вам обращались однопартийцы по поводу моей репутации, по поводу того, что Сергей Лежнев писал у себя в соцсетях? – продолжил допрос Серегин.

- Наши однопартийцы у меня спрашивали несколько раз: правду ли говорит Дмитрий, и правду ли говорит Сергей? Я в этой ситуации видел только неквалифицированное отношение нашего чиновника Лежнева. Нельзя так себя вести – переходить на оскорбления, обзывания, - ответил Жуков.

Далее Серегин напомнил и о «переписке» Лежнева и Миронова. Как писали «ОН» в конце июня, во время онлайн-встречи орловский медик рассказал Миронову о проблемах в региональной медицине, назвав все происходящее "вакханалией". На это резко отреагировал Сергей Лежнев. Он обвинил Дмитрия Серёгина в популизме и распространении недостоверной информации. «Я не знаю его как фельдшера, но с уверенностью могу сказать, что он пустобрех и балабол, как говорят в народе", - заявил Лежнев в своих соцсетях. Миронов, в свою очередь, попросил Лежнева извиниться перед фельдшером.

Лежнев ответил и ему. В комментарии, опубликованном в ЖЖ, Лежнев объяснил, почему именно считает представителя регионального здравоохранения "балаболом" и "пустобрехом". Впрочем, он заявил, что оснований извиняться перед медиком у него нет. И, кстати, продолжает придерживаться своей позиции.

Об этом Жукову также нашлось, что сказать.

- Да, известно. Сергей Миронов абсолютно не воспринял то, что ему написал Лежнев, и он абсолютно на стороне Дмитрия Серегина. Он считает, что Дмитрий Серегин прав, - ответил свидетель.

Серегин, в свою очередь, изъявил желание приобщить к делу официальное письмо Сергея Миронова.

Далее вопросы появились и у адвоката Лежнева.

- Вы сказали, что Серегин начал выявлять какие-то недостатки в свете лечения жителей Орла от COVID-19, а в ответ на это Лежнев начал его оскорблять. Правильно ли я вас поняла?

- Нет. Он не в лечении выявил недостатки, а в том, что у нас не хватает, например, мест для того, чтобы больных положить, - несколько сумбурно ответил свидетель.

- Что на ваш взгляд оскорбительным было? - уточнила адвокат.

- Лежнев писал на своей странице в соцсетях, что Дмитрий Серегин «балабол» и «пустобрех», - повторил Жуков.

- Вы только что сказали, что имеет место со стороны Лежнева неквалифицированное отношение к Серегину. Уточните, что вы имели ввиду?

- Вы немножко мои слова перепутываете, - заулыбался Жуков. – Я не говорил такого.

- Я записала за вами, у меня аудиозапись ведется.

- Неквалифицированное отношение Серегина, а не к Серегину, несколько сумбурно пояснил свою мысль Жуков. – Говорил, что он плохой работник. Я не помню, честно говоря, что конкретно, но он его называл неквалифицированным работником, что он плохой работник.

- Как фельдшер, вы имеете ввиду?

- Да, я вот сейчас припомнил, он писал, что «Дмитрий, после того, как вы ушли в политику, вы перестали быть фельдшер, все считают, что вы непрофессиональный фельдшер и идите там…», - добавил Жуков, пояснив, что лично читал это в соцсетях. На этом его допрос завершился.

Следующей в зал суда вызвали Елену Шураеву. Ее допрос касался уже ситуации в орловской медицине. Так, Серегин попросил ее рассказать, какая ситуация сложилась в орловской областной клинической больнице в начале июня. Ведь с этого все фактически и началось.

Вспоминаем события 3 июня, когда вечером в социальных сетях появилась информация о том, что крупная вспышка коронавируса произошла в Орловской областной больнице. Глава департамента здравоохранения Иван Залогин на следующий день в ходе онлайн-брифинга заявил, что случай заражения в медучреждении действительно имел место, но о вспышке он ничего не сказал. Уже спустя два дня прокуратура области начала проверку ситуации в больнице. А в конце июля координатор местного отделения профсоюза медиков «Действие» Дмитрий Серегин рассказал о десятках заразившихся в учреждении.     

Советник губернатора Сергей Лежнев в соцсетях заявил, что информация, которую сообщил Серегин, не соответствует действительности, поэтому фельдшер "балабол" и "пустобрех".

Орловская прокуратура после проведенной проверки установила, что к массовой вспышке заболевания коронавирусной инфекцией в областной больнице опосредованно причастны департамент здравоохранения и главврач учреждения. Такой ответ ведомства получил координатор орловского отделения независимого профсоюза медиков «Действие» Дмитрий Серёгин. Официальный документ фельдшер скорой помощи опубликовал на своей странице.

В ответе говорится, что проверка установила, что «несмотря на факты заражения медицинского персонала областной больницы коронавирусной инфекцией, ни депздрав, ни главврач своевременнного решения о соответствующем перепрофилировании учреждения не приняли, что привело к тому, что сотрудников учреждения не обеспечили необходимым количеством средств индивидуальной защиты, к их массовому заражению, а также к отказу в стимулирующих выплата». А Ивану Залогину тогда внесли представление.

Об этом подробно в суде и рассказала Елена Шураева.

- Ко мне как к члену медицинского профсоюза «Действие» и как человеку достаточно публичному,  в сетях стали обращаться медики областной клинической больницы. Изначально обращались с жалобами на массовые заражения в этой больнице, и в последующем с вопросами и жалобами как добиться выплат, которые им не выплачиваются. Таких жалоб было достаточно много, мы рекомендовали им обращаться в прокуратуру. Кто-то делал это от своего имени, кто-то писал жалобу на имя профсоюза, и мы также со своей стороны, направляли эти жалобы в прокуратуру, - начала Шураева.

Она рассказала, что некоторые медики предоставляли им сканы перечислений на их  карты, где было видно, что изначально было перечислено 83 рубля 83 копейки, привела привер Шураева. Она отметила, что после того, как медики говорили, что им придется обратиться в прокуратуру, зарплату им выплачивали нормальную.

- Также у меня есть ответы прокуратуры, где совершенно справедливо сказано, что здесь вина не только Мурадяна (главврача ООКБ – прим ред.), который пояснил прокуратуре, что ими был составлен список врачей, кому эти выплаты положены, однако департамент здравоохранения этот список своевременно не утвердил, в связи с чем данные выплаты произведены не были, - сказала Шураева.

Однако на этом противостояние не закончилось. И следующий вопрос, поднятый сначала в медиа, а теперь и в суде, касался выплат медикам «чистых зон». Самый яркий пример - когда врачу-реаниматологу было отказано во всех «ковидных» выплатах, несмотря на оказание помощи пациенту с коронавирусом, напомнил в судебном заседании Серегин.

Впрочем, позже во время онлайн-брифинга, Залогин объяснил, почему орловскому анестезиологу отказали в «президентских» выплатах. «Федеральные выплаты устанавливается не за контакт, а за работу в соответствующих отделениях», - заявил во время очередного онлайн-брифинга чиновник.

Эту историю Шураева также подробно пересказала суду.

- На самом деле, если по 484 постановлению ситуация в нашей области более-менее нормализовалась, то самой большой проблемой не только оставалась, но и остается до сих пор – проблема выплат по 415 постановлению. Это выплаты медикам так называемых «чистых зон» при контакте с больными COVID-19, - отметила Шураева. -  К сожалению, в «чистые отделения» очень часто привозят больных, которых доктор обследует, оказывает медицинскую помощь, берет мазки на  COVID, а спустя 4-8 дней обнаруживается, что этот пациент болен COVID. Такой пациент практически неделю лежит в «чистой зоне», с ним контактируют абсолютно все медики, работающие в это время, часть медиков заражается. И к сожалению, мы столкнулись с ситуацией, что таким медикам отказывали в выплатах, как следует из заключения по тому же врачу Нарышкинской ЦРБ.

Далее свидетель пересказала все свои мытарства по инстанциям в поисках ответа. В руках у нее была увесистая кипа бумаг – все это ответы на запросы в региональный депздрав, общественный совет при департаменте, администрацию президента и минздрав.

- Первоначально я позвонила в департамент здравоохранения, где мне в телефонном разговоре, который у меня сохранился, он записан, было отвечено, что таким медикам положены выплаты с той даты, когда медик проконтактировал с этим пациентом. Я задала уточняющий вопрос, правильно ли я понимаю, что если медик проконтоктировал 2 мая, то ему будет выплачено за весь месяц, а если 28 мая – то за два дня. Да, она мне подтвердила. Однако, как мы понимаем, слова к делу не пришьешь, - констатировала Шураева и привела еще несколько примеров, когда медики «чистых зон» не получали положенные выплаты.

- В конечном итоге, от Минздрава я получила два ответа, где говорится, что таким медикам положены выплаты за полные смены, в которых был осуществлен контакт независимо от продолжительности контакта, что не соответствует ответам Ивана Александровича Залогина, данным как врачу Нарышкинской ЦРБ, так и на брифинге всем средствам массовой информации, - подытожила Шураева.

После чего Серегин озвучил еще один спорный момент. Так, на одном из первых заседаний Сергей Лежнев спросил, откуда взялась информация о 15% заразившихся медиков в Орловской области в середине лета. «Звучала цифра 663», - добавил Серегин.

- Эта информация появилась на страницах СМИ. Первым эту информацию озвучил Андрей Евгеньевич Клычков . Он сказал, что у нас было заражено 663 медика, что от общего количества зараженных на тот момент в Орловской области и составляло 15%. Мы посчитали, сколько всего было заражено на тот момент, и сколько было заражено медиков. Кстати, Залогин выступал на брифинге уже через две недели после этого заявления губернатора, и сказал, что зараженных медиков около 500. Как-то оно снизилось на 163 человека…Поэтому эти данные были взяты исключительно из заявлений руководства области. А далее простая математика, - четко ответила Шураева.

К делу приобщили публикации в СМИ, в которых говорилось об этих проблемах, в том числе и официальные заявления властей. И этот факт имел место быть. Правда, говорил об этом не Клычков, а замглавы департамента здравоохранения Владимир Николаев, когда выступал на сессии облсовета с отчетом о ситуации с коронавирусом в регионе.

В свою очередь, адвокат Лежнева выступила с ходатайством приобщить к делу и другую статью, появившуюся в СМИ совсем недавно, о том, что Контрольно-счетная палата Орловской области не нашла нарушений при «ковидных» выплатах медикам.

Завершилось очередное заседание ходатайством Серегина о проведении специальной лингвистической экспертизы, причем фельдшер предложил привлечь именно московского специалиста, так как, по его мнению, «в связи с государственным положением ответчика, допускаются шансы давления на некоторых экспертов, проживающих в Орловской области».

В свою очередь, сторона ответчика попросила время, чтобы предложить своего кандидата для проведения соответствующей экспертизы.

Дело отложено до 13 ноября.

 

Елена Торубарова из зала суда