В Орловской области, как и по всей стране, 25 июня началось голосование по поправкам в Конституцию РФ. Голосование продлится до 1 июля, когда, как определили в ЦИК, состоится финальный и основной день плебисцита. Официально глава ЦИК Элла Памфилова заявила, что решение растянуть голосование на семь дней обусловлено пандемией коронавируса и необходимостью «рассеять» потоки людей в целях обеспечения санитарной безопасности. Оппозиционно настроенные политики упрекнули организаторов плебисцита в том, что такая растянутость во времени позволяет подтасовать итоги голосования. Вместе с тем, сегодня президент Владимир Путин уже заявил о том, что избирательные комиссии не должны допустить искажения «воли народа» и голосование должно быть «абсолютно легитимным». Корреспонденты «Орловских новостей» сегодня тоже отправились на участки, чтобы посмотреть, насколько народ заинтересовался возможностью проявить свою волю.

 

В 8 утра в администрации Орла состоялось собрание наблюдателей, которых, как правило, набирали среди бюджетников, если быть точнее – в школах, то есть среди учителей. Людям на собрании нужно было заполнить соответствующее заявление, после чего им выдавалось удостоверение наблюдателей, а также – направление на тот или иной участок. Далее они отправлялись к местам «дежурств», чтобы следить за тем, чтобы все было в соответствии с регламентом. Тем временем журналист «Дождя» Павел Лобков, кстати, уже нашел уязвимость в начавшемся голосовании: он сумел проголосовать дважды – бюллетенем в урну и в электронном виде. В ЦИК поспешили заверить, что была допущена ошибка, дескать, Лобкова должны были вычеркнуть из списка голосующих по месту жительства после того, как он проголосовал онлайн. В конце концов его бюллетень признали недействительным. Однако – в Орле электронного голосования нет, так что, собственно, к тому – что у нас есть.

 

Из Северного в Советский

На часах около 11 часов утра. Избирательный участок №53, расположен на первом этаже администрации Северного района. На участке пусто. «Вы проголосовать?» - интересуется представитель комиссии. На это замечаем, что хотели пообщаться с теми, кто пришел проголосовать, а сами – журналисты. Но голосующих пока не видно.

- Ну да, пока так. Но на этот момент проголосовало 12 человек. И я думаю, это хороший результат, ведь ещё целая неделя впереди. Сейчас после обеда поедем ещё по домам, но наплыв, думаю, больше будет после 6 вечера, - говорит светловолосая женщина, на ее бейджике написано Анна Мосичева.

Избирательный участок находится в здании администрации, рядом налоговая и обновленный сквер «Содружества» – люди снуют туда-сюда, но как-то мимо голосования.

В центре города один из УИКов расположен в здании детской шахматно-шашечной школы. Здесь на начало 12-го проголосовали всего пять человек, и по словам здешних наблюдателей, ставку они делают на 1 июля.

Фото: Елена Торубарова/"Орловские новости" 

- Приходите к нам 1 июля, должно быть много людей, - говорит женщина-наблюдатель.

Еще одно место - Дом пионеров имени Гагарина. Здесь также развернулся избирательный участок. Но в зале для голосования снова никого, кроме самих наблюдателей. По состоянию на 11:40 здесь проголосовали 22 человека. Женщина-секретарь предположила, что народ появится в обеденный перерыв.

Наблюдатель избирательного участка в лицее №22 Зарочинская Галина также сказала, что на начало первого дня явка неплохая, хотя в помещении практически также пусто, как и на всех предыдущих участках. Хотя здесь удалось увидеть двух избирателей.

- Для первого дня явка неплохая. Но нужно понимать, что сегодня рабочий день, первый день голосования, поэтому сейчас в основном голосуют пенсионеры, а те, кто работают, думаю, придут после 6 вечера, - говорит наша собеседница, и также отмечает, что держит связь с сотрудниками других участков, мол, где-то даже есть очереди, особенно на мобильных участках.

Фото: Елена Торубарова/"Орловские новости" 

Таких очередей, впрочем, здесь застать не удалось. Зато на улице Ленина - большая очередь в кофейню, но вряд ли вся молодежь собралась здесь, чтобы проголосовать или хотя бы обсудить политическую ситуацию в стране и поправки в конституцию за чашечкой кофе. С разных сторон слышна разная речь, темы здесь поднимаются какие угодно, только не политические.

Но вернемся к избирательному участку. Как отметила собеседница, голосуют сейчас в основном пенсионеры. Именно такая семейная пара сейчас здесь только что проголосовала.

- Это важные поправки, конечно. Россия должна существовать и быть мощным государством, а не так, чтобы у кого-то двойное гражданство. Мы приехали сюда из Грузии, в России и именно в Орловской области мы прожили уже 63 года, дети у нас все живут в Орле и Орловской области, - объяснил глава семейства, почему для него важного голосовать.

На улице люди высказывают разное мнение. Молодежь, в основном, отвечает односложно: что либо не собирается идти голосовать («все уже решено»), либо планирует сделать это позже, кто-то даже не знал, что голосование началось уже сегодня и ждут 1 июля.

Пообщаться согласилась пара молодых родителей. Девушка сказала, что не планирует идти на голосование, так как сидит с маленьким ребенком, а вот супруг обязательно пойдет на голосование 1 июля.

- Я нет, муж – да. Он от работы пойдет голосовать, у них это в обязательном порядке: там хочешь - не хочешь.., - говорит собеседница «ОН», пока супруг укачивает ребенка. Из разговора становится понятно, что мужчина работает в школе.

Сам мужчина обосновывает свою позицию отнюдь не «принудиловкой».

- Многие законы пора поправить. Ближе к людям, к народу, а там дальше покажут после голосования, - говорит собеседник.

Но более охотливы к общению были мужчины лет 50.

- Собираюсь голосовать. А что уже можно сегодня голосовать? Тогда мы подойдем, обязательно, - говорит очередной собеседник, с легкой сединой.

- Почему для вас это важно?

 - Да вроде как страна начинает по-новому работать.

- Вы будете голосовать за или против?

- Вот это не скажу пока. Мне не нравится то, что бюллетень скопом весь идет. Правильнее голосовать по каждому пункту: что нравится, что не нравится.

Другой мужчина пенсионного возраста отвечает, что уже проголосовал за поправки в Конституцию.

- Я пенсионер, и там есть поправки про пенсионеров, потом мне про чиновников нравится статья, экология – тоже важно. И еще про выборы президента – обнулили срок. Обнулили, ладно, это я согласен, но ведь он же довольно старый уже человек, немолодой, куда ему еще один срок? – отвечает мужчина.

А жизнь на улице, тем временем, кипит и бьет ключом. О коронавирусе уже никто и не вспоминает, люди, как они сами говорят, устали бояться.

Что там в Железнодорожном?

На часах около 11-30. УИК №6, который находится на улице Пушкина, 80 в здании лицея №32. Большого скопления людей нет, а если быть точнее – их совсем нет. Внутри участка бесконтактным термометром измеряют температуру и обрабатывают руки антисептиком. Комиссия на присутствие журналиста без аккредитации реагируют спокойно.

Кстати, сами члены избирательной комиссии были в полном обмундировании – маски, специальные халаты, перчатки, у некоторых даже был надет на лицо пластмассовый щит. На полу расклеены полоски для соблюдения дистанции между людьми, столы и стулья расставлены друга от друга на расстоянии «социального дистанцирования».

Как пояснила секретарь избирательной комиссии, по состоянию на 11-30 по поправкам в Конституцию проголосовали три человека. «Даже как-то удивительно, люди в первый день и с открытием сразу пришли отдать свой голос»,- сказала она.

На стенах стенды. На одном содержатся поправки в Конституцию, за которые гражданам предлагают проголосовать, на другом – информация об ответственности в случае нарушения процедуры голосования. Еще на одном – санитарно-эпидемиологические правила и меры.

Фото: Марианна Альянова/"Орловские новости" 

Спустя 15 минут после прихода журналиста «Орловских новостей», на участок пришел мужчина лет пятидесяти. Он быстро прошел процедуру и покинул здание. На улице он рассказал, почему пришел голосовать за поправки в Конституцию.

- Пришел, как и положено россиянину, голосовать. Пришел отдать свой голос для того, чтобы все в стране поменялось. Главное, чтобы людям было хорошо, не вышестоящему начальству, а простым людям, - сказал он.

 Через час после мужчины голосовать пришли две женщины примерно такого же возраста. Еще почти через полчаса заглянула на УИК молодая семейная пара.

В этом же здании находится еще один избирательный участок - УИК №7. На нем с явкой была почти такая же ситуация. За два часа пребывания там проголосовать пришли по примерным подсчетам около пяти-шести человек. Все они в возрасте от 35 лет и старше.

- Пришла голосовать с замечательным настроением, чтобы поддержать свою страну, своего президента, чтобы закрепить все поправки, о которых мы знаем из СМИ. Я с ними полностью согласна, одобряю. Да и мы проявили свою гражданскую позицию. Ведь самое главное  - это стабильность. И эти поправки, как мне кажется, направлены на стабилизацию, чтобы люди были уверены в завтрашнем дне, - поделилась своим мнением одна из проголосовавших.

Фото: Дмитрий Краюхин

Такого же мнения была и еще одна жительница Орла, которая пришла на УИК.

- Вообще надо всем голосовать, и поправки эти надо вносить, но у нас народ с очень низкой социальной ответственностью, - считает женщина.

Остальные проголосовавшие отказались от комментариев.

"Чтобы не было за границей денег и никакого имущества"

Железнодорожный район 15 часов дня. Избирательный участок №16. В здание школы можно войти без перчаток и без маски, на входе никто не встречает, здесь нет столика, где можно было бы обеззаразить руки и взять индивидуальные средства защиты. Чуть в стороне, в кресле, классического вида вахтер — пожилая женщина, скучающе уточняет причину визита и провожает на второй этаж. В холле ни души: ни членов комиссии, ни наблюдателей, ни избирателей. Здесь на столике только санитайзер. Температуру никто не измеряет, вероятно, в качестве тепловизора используется та самая старушка в кресле.

Фото: Ольга Каштенкова (участок  №16)

В холле появляется запыхавшийся член комиссии. Женщина раскладывает документы, по ее словам, она только вернулась с подомового обхода. Вероятно, поэтому она не обращает внимание на то, что на сотруднике «ОН» нет ни маски, ни перчаток.

- Вот бюллетень. Проходите в кабинку, ручка там, - коротко говорит она.

Проголосовав, остаюсь у входа здания, чтобы понаблюдать и пообщаться с орловцами. Особого рвения высказать свое мнение относительно поправок от горожан не наблюдается. На участок идут в основном женщины. За пару часов, проведенных у входа, заметила лишь троих мужчин и около 15 женщин.

- Как вы оцениваете подготовку к проведению голосования? – вопрос к женщине, которая проголосовала после меня.

- Никак не оцениваю, никакой организации нет.

- Предложили ли вам средства защиты?

- Ничего не предлагали. Мне некогда, я с работы, - на бегу отказалась она от дальнейших комментариев.

- Что вы скажете по поводу организации голосования? - тот же вопрос пенсионерке.

- Народу нет, как-то странно. Перчатки выдали, ручку, температуру не мерили.

- Знаете ли вы, какие поправки вносятся в Конституцию?

- Ну, по телевизору же показывают каждый день, - отвечает она.

- А какие предлагаемые поправки вам кажутся важными?

- Ну, чтобы не было за границей денег и никакого имущества. Потому, что они там будут жить при деньгах, а мы им не нужны совершенно, - поясняет собеседница, подразумевая, вероятно, запрет чиновникам и депутатам владеть иностранной недвижимостью. - То есть это очень важная поправка.

- А как вы относитесь к тому, что Конституция будет переписана?

- Идет время и все меняется, это хорошо. Ничего плохого там нет [в новой версии], все только в лучшую сторону идет, - отвечает собеседница.

Молодой человек лет 20 признался, что познакомился с частью предложенных поправок перед тем, как прийти на избирательный участок.

- Я основные моменты прочитал. Я не против изменения Конституции, - ответил он.

Пообщавшись какое-то время с выходящими из здания горожанами, стало понятно, что средства индивидуальной защиты на участке все-таки выдают, но строго за этим не следят. Также выяснилось, что на входе стали мерить температуру бесконтактным способом.

Через некоторое время из помещения вышла женщина и, представившись председателем комиссии, уточнила, какую информацию я собираю. Убедившись в том, что ничего противозаконного я не делаю, она ответила на вопрос, соблюдается ли безопасность при проведении голосования на участке.

- Да, конечно: санитайзеры, маски и индивидуальные пакеты выдаем каждому голосующему и бесконтактным способом измеряем температуру.

- Проводилось ли тестирование членов избирательной комиссии на коронавирус?

- Нет, не проводилось, - ответила Ольга Тихонова.

Продолжаю общаться с выходящими из здания посетителями.

- Выдавались ли вам индивидуальные средства защиты, - спрашиваю у вышедшей женщины.

- Нет, у меня своя маска, своя ручка, салфетка своя. Я сама все протерла, - отвечает собеседница.

- А по поводу поправок, вы слышали, какие изменения вносятся?

- Не просто слышала, а я изучила их подробно.

- Какие из них вам кажутся наиболее важными?

- Там только одна очень важная поправка, все остальные — ерунда.

- А как вы относитесь к тому, что Конституция будет изменена?

- Плохо, очень плохо, - честно призналась она.

Решаю, что на этом участке я видела достаточно. Собираясь уходить, я замечаю, что входная дверь закрылась. Теперь желающим проголосовать приходится браться за ручку, чтобы попасть внутрь. Так и не узнав, будет ли она обрабатываться после посетителей, я ухожу на соседний участок.

Фото: Ольга Каштенкова (участок  №17)

17 часов вечера. Участок №17. Здание ДК ЖД. Здесь разница в организации безопасности существенно отличается. На входе в зал для голосования меня просят вернуться назад в тамбур, вытереть ноги об обработанный санитайзером коврик и надеть средства защиты. Я представляюсь журналистом и прошу рассказать мне о ситуации с голосованием. По словам председателя комиссии Елены Исонкиной, в первый день голосования люди не торопятся высказать свое мнение.

- У нас были люди рано утром. Люди пожилого возраста, которым тяжело из-за жаркой погоды прийти проголосовать, просят прийти к ним домой. В вечернее время у нас ведется работа по голосованию на придомовых территориях. Участок у нас полностью подготовлен по всем нормам безопасности, - подтвердила собеседница увиденное мной ранее.

А проводилось ли тестирование членов комиссии на коронавирус?

- На данный момент нам не говорили, проходить тестирование, - сказала представитель комиссии.

Нестандартные решения

Кстати говоря, сегодня в интернете можно было наблюдать много снимков, сделанных в разных городах, где людям предлагают проголосовать по поправкам в самых разных местах вне участков.

Фото: Дмитрий Краюхин

Так, например, в Брянске можно было проголосовать на пеньке у колодца, в Омске – на футбольном поле, в Твери на остановке общественного транспорта, а в Орле – прямо во дворе дома, в палатке. «Надворное голосование», как охарактеризовал это ноу-хау правозащитник Дмитрий Краюхин.

В областной избирательной комиссии прокомментировали такое голосование так:

"В этот период (с 25 по 30 июня) для групп участников голосования может быть организовано голосование на территориях и в местах, пригодных к оборудованию для проведения голосования (на придомовых территориях, на территориях общего пользования и в иных местах), а также в населенных пунктах, где отсутствуют участки для голосования и транспортное сообщение с которыми затруднено".

 По словам правозащитника, в целом первый день голосования прошел спокойно, хотя и неожиданно. Прежде всего для членов самих УИКов. Дело в том, что они ориентировались на то, что первые шесть дней будут работать по 2-4 часа, однако уже с началом голосования ситуация изменилась. ЦИК опубликовал информацию о том, что члены комиссий должны работать весь день. «Это их явно не радует», - отметил Краюхин.

Также он рассказал, что все участки в Орле, где ему довелось сегодня побывать, организованы по-разному.

«Например, в 21-й школе все хорошо оборудовано, но в 36-й все хуже: помещение для голосования в маленькой комнате, где избиратели вынуждены голосовать буквально на сейфе, - рассказывает Дмитрий Краюхин. – В ДК «Железнодорожников», к примеру, посетителям даже выдают перчатки и маски, зато в 7-й школе, где два участка, ящик для голосования стоит в коридоре, где нет членов УИК. Более того, меня там даже не смогли зарегистрировать в качестве представителя СМИ. Мне было сказано, что «все документы были уничтожены вирусом».

Также Краюхин рассказал, что на ряже участков, в том числе в 36-й школе, он видел «неких людей», которые представлялись то представителями «Справедливой России», то некими волонтерами от детского центра, «которых туда послал бригадир».

«Они ходят по домам и собирают данные жителей, которые якобы хотят проголосовать на дому. Они говорят, что просто убеждают жителей прийти на участки и проголосовать», - отметил собеседник «Орловских новостей».

Также Краюхин добавил, что на этом плебисците нарушений как таковых не может быть в принципе. «Дело в том, что нет законов, который это голосование определяет. Есть только инструкция ЦИК», - сказал правозащитник. Впрочем, в первый день ничего вопиющего даже с учетом отсутствия соответствующего закона, он не заметил.


 

Елена Торубарова, Марианна Альянова, Ольга Каштёнкова, Денис Волин