В Железнодорожном районном суде Орла состоялось очередное заседание по делу против замначальника полиции УМВД по Орловской области Фёдора Козина, обвиняемого в получении взятки, а также покровительства хлебной базе №36 и экс-начальника райотдела УЭБиПК Павла Клёнышева, обвиняемого только в получении взятки. 27 февраля в суде допросили очередного свидетеля по эпизоду, вменяемому только Фёдору Козину. Коммерческий директор ООО «Осколнефтеснаб» Юрий Постников рассказал, свидетелем каких событий он был. В частности, пояснил, о чем говорил с Козиным во время их встреч в кабинете ОБЭП.

Юрий Постников – высокий мужчина, в джинсах и джемпере, вошел в зал суда и занял место за трибуной. Сначала на нем были очки, но он быстро их снял, очевидно, убедившись, что читать ничего не нужно. По крайней мере, пока. Постников в ООО «Осколнефтеснаб», которая хранило свое зерно на Хлебной базе №36, работает коммерческим директором. В его обязанности как раз и входят вопросы купли-продажи зерна.

По словам свидетеля, в феврале 2018 года его компания купила зерно «Орел-Нобель агро». В то время оно уже хранилось на хлебной базе. Поэтому оставалось лишь заключить необходимые договоры, оформить документы и убедиться, собственно, в наличии самой пшеницы 5 класса на складах. Постников рассказал, что договор хранения он заключил с Павлом Удодовым, который на тот момент был гендиректором базы. Его допрашивали на прошлом заседании. После заключения договора, Постников и сотрудники базы провели визуальный осмотр. Зерно имелось в элеваторах.

- Далее мы собирались побыстрее отгрузить это зерно покупателям – у нас уже имелся контракт, - вспоминает Постников. Он сказал, что первые шесть машин им отгрузили сразу. Но затем все застопорилось. – Тогда мы написали два письма. В первом сообщали, что хотим забрать зерно на машинах. Во втором – просили рассмотреть вариант с железнодорожным транспортом. На второе нам ответили, что это невозможно из-за плотности графика. По поводу первого письма Удодов ответил, что он увольняется с базы и этот вопрос нужно решать с собственником. Пообещал устроить встречу.

В чем обвиняют Фёдора Козина и Павла Клёнышева читайте здесь: «Абсурд. Высасывают из пальца». В суде зачитали обвинительное заключение по делу Козина и Клёнышева

После этого, вспоминал свидетель, он несколько раз ездил в Орёл, чтобы встретиться с Удодовым. Но его, как он выразился, отфутболивали, а директор постоянно пытался «соскочить с ответа».

- Когда меня еще первый раз отфутболили, я понял, что тут что-то неладное. Я в хлебном бизнесе всех знаю. И моя ошибка в том, что это базу я сразу не проверил. Потом мне пришлось сделать два звонка, и мне сказали, что ситуация тяжелейшая: мол, зерно ты можешь и не забрать». Как я понял, на этой базе существовала некая пирамида, - рассказал Постников.

Во время очередной попытки связаться с Удодовым, тот ему все же ответил. Сказал, что с ним свяжутся другие люди.

- Связались? – уточнил прокурор Сергей Теслов.

- Да.

- Кто?

- Василькова.

Ирина Василькова, которую ее же подчиненные в суде уже называли «хозяйкой базы», сразу же заверила Постникова, что зерно будет отгружено. Но при этом попросила чуть-чуть потерпеть.

- Это уже было при встрече на базе. Василькова там была со своим заместителем Платоновой. На встрече Василькова представилась одним из соучредителей базы. Она говорила, что задержка вызвана сменой гендиректора, новый, дескать, принимает дела, и через недельку, когда примет, начнется отгрузка. Я, конечно, не поверил, так как она при этом сослалась на какую-то проверку Россельхознадзора. Но таких проверок никто не проводил, мне не составило труда это быстро выяснить. Поэтому я понял, что они просто тянут время. У них каждая неделя играла роль, потому что они тянули до нового урожая, только так они смогли бы от нас отделаться, - рассказал Постников.

- О чем вы думали в тот момент? – поинтересовался гособвинитель.

- Что мне несколько лет пришлось бы отрабатывать те убытки, которые я принес компании из-за ситуации с этим зерном. Я верил, что оно на базе на тот момент и нам не хотят его отгружать. Мы были в панике.

После майских праздников Василькова сообщила Постникову, что организует ему встречу с «собственником» хлебной базы. Это встреча состоялась. Этим «собственником» оказался никто иной как муж Васильковой – Иван Васильков.

- Он сказал, что мы получим свое зерно и что отгружать его начнут сразу после праздников. Мол, ставьте машины. Зерно на месте, - вспоминает Постников.

Но никто ничего не отгружал. Напротив, «Осколнефтеснаб» получил письмо, в котором сообщалось, что отгрузка невозможна, так как базу якобы затопило.

- Когда я снова приехал в Орел, у Васильковой была только ехидная улыбка. А на саму базу меня так никто и не пустил, - рассказал свидетель. После этого, по его словам, руководству компании все это надоело и они начали готовить обращения во все инстанции. Сам Постников лично подал заявление в ОБЭП. В нем он просил полицию провести проверку и в случае возможного хищения зерна – привлечь виновных к уголовной ответственности.  Спустя день Постников позвонил Васильковой и первым, что она ему сказала, было: «зачем вы пошли в ОБЭП?». Откуда женщина узнала о заявлении, свидетелю неизвестно. Однако из самого ОБЭПа никто не отвечал. Тогда Постников записался на прием к начальнику УМВД по Орловской области Юрию Савенкову.

- Генерал заверил, что в ближайшее время с моей проблемой разберутся и со мной свяжутся, - отметил свидетель. Через некоторое время ему действительно пришел ответ из ОБЭП. В нем говорилось, что для возбуждения уголовного дела нет оснований, а суть вопроса носит лишь гражданско-правовой характер. Постникова такой ответ не устроил и он снова пошел на встречу к Юрию Савенкову. Он снова сказал начальнику УМВД, что зерно никто не возвращает, а полиция бездействует. Савенков, по словам свидетеля, ответил, что скоро с ним свяжется сам начальник ОБЭП. С Постниковым действительно связались и назначили встречу. Она прошла в кабинете Фёдора Козина. На ней присутствовал Постников, юрист фирмы Жулина и сам начальник управления ОБЭП.

- Козин сказал нам, что постарается помочь и что Орловская область не допустит, чтобы здесь кого-то кидали. Он заверил, что нам будет оказано содействие, - пересказал суть встречи Постников.

- О проверке что-нибудь говорили? – спросил прокурор.

- Нет. Но уже на следующий день состоялась еще одна встреча, куда Козин пригласил уже Василькову. В ультимативной форме он сказал ей, что зерно нужно отгружать. Что Орловской области потрясения не нужны.

- Что отвечала Василькова?

- Что для отгрузки все готово, - сказал свидетель.

По словам Постникова, после этой встречи «началась нормальная работа базы». Сначала компании отдали 1 тыс. тонн зерна, затем – еще 1 тыс. тонн. Хотя зерно было не 5 класса. «Василькова сказала, что такого класса на базе нет», - вспомнил Постников, и добавил: «По причинам, которые она озвучить не может».

- А почему вы согласились забирать зерно другого класса? – поинтересовался гособвинитель Теслов.

- Мы забирали все, что возможно. Наверное, даже если бы нам машину отдавали, мы бы ее забрали. Потому что для нашей фирмы назревал финансовый крах. Мы попали в сложную ситуацию из-за этого зерна, - сказал Постников.

В начале июля, сказал свидетель, отгрузки прекратились. «Осколнефтеснабу» с базы сообщили, что вся пшеница якобы смешалась с овсом.

- Но это вообще бред полный, - прокомментировал свидетель.

Он считает, что таким образом база просто продолжала выигрывать время до нового урожая. Тем временем «Осколнефтеснаб» тоже не сидел сложа руки и продолжил добиваться проведения хотя бы комиссионной проверки, с представителями Торгово-промышленной палаты, приставов, представителей компании. Ведь к тому моменту фирма уже выиграла арбитражный суд, хотя решение еще не вступило в законную силу. Проверка состоялась и, как известно, показала, что зерна пятого класса на базе нет. «Вскоре Василькова мне уже сказала прямо, что зерно нам отгрузят с нового урожая. Выяснять, где наше зерно, смысла уже не было. Было понятно, что оно…пропало…», - сказал Постников. Василькова же добавила, что «у них есть колхоз», где соберут урожай и отгрузят зерно «Осколнефтеснабу». О каком колхозе идет речь, Постников выяснять не стал, зато Василькова предложила ему снова встретиться с ее мужем.

- Я сказал, что с Иваном Федоровичем больше встречаться не буду, потому что он не держит своего слова, - сказал свидетель.

Осенью 2018 года Постников снова встречался с Васильковой. Деваться фирме было некуда, нужно было возвращать зерно, вернее – хоть что-то. С женщиной коммерческий директор обсуждал отгрузку нового урожая с учетом процента упущенной выгоды. Кроме того, тогда же состоялась еще одна встреча с Фёдором Козиным. На ней присутствовали Постников, юрист Жулина, безопасник их фирмы Переверзев, а также Василькова от хлебной базы.

- Козин настаивал, что Василькова быстрее должна отгрузить остаток. Василькова говорила то же, что и раньше: что все отгрузят, волноваться не о чем. Вопрос о привлечении к ответственности уже не ставился, потому что наша задача была быстрее забрать зерно, - отметил Плотников.

Он рассказал также, остаток зерна был отгружен только в ноябре. «Правда, это уже был овес с голубями, со всякими фекалиями и так далее», - добавил коммерческий директор.

 Прокурор поинтересовался, когда Постников узнал о задержании Козина.

- Сразу.

- А отгрузка остатка когда началась, до или после его задержания?

- После. Быстро отгрузили, в течение двух недель.

Далее Постников рассказал, что уже после отгрузки на заправке встретил Василькову и нового директора базы господина Киселева.

- Они предложили мне купить эту базу, - рассказал Постников.

- В связи с чем? – уточнил гособвинитель.

- Не знаю.

По словам коммерческого директора, вся эта история с зерном привела к тому, что была подорвана деятельность «Осколнефтеснаба». Экспорт зерна остановился, в среде партнеров репутация фирмы была подмочена, отношения самого Постникова с собственником фирмы испортились, а цены на зерно, к моменту его возврата, упали. Ущерб директор назвал «колоссальным». Он отметил, что во время тяжбы в арбитражном суде они заявляли 11,5 млн рублей упущенной выгоды.

- Как вы считаете, какие все-таки отношения были между Козиным и Васильковыми? – поинтересовалась сторона гособвинения.

- Я не могу ничего предполагать, - ответил свидетель. – Это может повлиять на судьбу подсудимого.

- А вам известно, какое-либо уголовное преследование сейчас осуществляется по этим фактам? – последовал еще один, впрочем, не совсем однозначный вопрос.

- Не знаю. Но считаю, что оно должно быть, - сказал свидетель.

Далее вопросы начал задавать адвокат. Он попросил Постникова назвать, какие все-таки тяжкие последствия наступили из-за неотгрузки зерна.

- Внеплановое гашение кредита. Нам пришлось искать деньги, - ответил свидетель.

- Вы считаете, что это тяжкое?

- Да.

- А договором предусматривалась возможность возврата зерна зерном другого класса? – задал еще один вопрос адвокат Сергей Кутузов.

Свидетель ответил уверенно:

- Да я бы никогда не завизировал такой договор!

Сторона защиты продемонстрировала Постникову протокол разногласий к договору хранения и отгрузки, в нем говорилось о том, что база вправе возместить в перечисленных там случаях собственнику зерно – деньгами или «аналогичным» зерном.

- Вы подтверждаете, что это есть в дополнительном соглашении? – уточнил адвокат.

- Да, раз там есть подпись, - ответил свидетель.

Еще несколько вопросов касались того, какую прибыль получало ООО «Осколнефтеснаб» от продажи отгруженного зерна. Постников затруднился ответить на эти вопросы.

- Отказывалась ли база в принципе отгружать вам зерно? – спросил адвокат.

- Нет.

- Козин способствовал возвращению зерна или препятствовал?

- Я думаю, что способствовал.

- В арбитражном суде представители хлебной базы подтвердили наличие у них зерна 5 класса в полном объеме?

- Да, ответил свидетель. Но затем уточнил, что в акте проверки было сказано, что зерна этого класса на базе нет.

Стороны допрашивают свидетеля Постникова 

Судья Алексей Руднев тоже задал вопросы свидетелю. В частности, его интересовало, кто-нибудь в присутствии Козина спрашивал у Васильковой или Киселева, почему они не могут отгрузить зерно? Постников ответил отрицательно. Гособвинитель Теслов спросил у свидетеля, как ему показалось, был ли в курсе Козин о ситуации с зерном «Осколнефтеснаба» на первой встрече или нет?

- Мне показалось, что он впервые услышал об этой ситуации и пытался узнать, что происходит, - ответил Постников.

- Считаете ли вы, что сотрудники ОБЭП бездействовали по вашему заявлению? – спросил прокурор.

- Бездействовали, - подтвердил свидетель.

- А что они должны были сделать, по вашему мнению?

- Ну, как минимум запросить документы на базе, на железнодорожной станции. Тогда бы они убедились, что отгрузок не было. Но они не устанавливали наличие или отсутствие нашего зерна. Это бездействие! – сказал Постников.

После ответа на этот вопрос председательствующий объявил перерыв на обед. Фёдор Козин обратился к прокурору из «аквариума» и сообщил, что ему час предстоит сидеть без света, потому что в «стакане», где его содержат в суде, его нет. И конвой, и надзорники сказали, что разберутся в причинах. После перерыва Козин к этой проблеме уже не возвращался.

Стороны же завершили допрос свидетеля Постникова рядом уточняющих вопросов. В частности, гособвинение поинтересовалось его мнением, что бы произошло, если бы сотрудники ОБЭП не бездействовали.

- Если бы сотрудники в результате проведенных мероприятий вернули наше зерно, мы бы его продали незамедлительно. И ущерб бы не наступил, - сказал Постников.

- Ну а в итоге-то вам зерно вернули? – уточнил адвокат Кутузов.

- В итоге – да, - сказал свидетель.

На этом его допрос был завершен. В суд вызвали следующего свидетеля, сотрудника службы судебных приставов. Судебный процесс продолжается.


 

Денис Волин, из зала суда