В Железнодорожном суде Орла прошло очередное заседание по делу экс-начальника регионального УЭБиПК Федора Козина, которому вменяют покровительство руководству «Орловской хлебной базы №36». Манипуляции с зерном и роль Козина в них обсуждают уже четвертое заседание. Пока основным предметом обсуждения становятся те самые две встречи, которые проводил он в своем рабочем кабинете, стараясь примирить две стороны: «Осколнефтеснаб», который утверждал, что у него похитили зерно на 64 млн. рублей, и «Хлебная база», которую они, собственно, в этом преступлении обвиняли. Также обвинение продолжило выяснять подробности и у тех, кто присутствовал в момент, когда на предприятии «искали» зерно белгородской фирмы. Самого же Козина больше волновали шпионы, которые могли присутствовать в зале суда.

На этот раз допрашивали судебного пристава, которая заседала несколько раз в служебном кабинете у Козина вместе с двумя сторонами спора – покупателями зерна и его хранителями. По словам пристава Егоровой, на мероприятии такого плана она была впервые, «удивило, что начальник УБЭПа проводит совещание по урегулированию коммерческого спора». Проще говоря, зачем-то мирил две компании, без протоколов и возбуждения уголовных дел.

- Это была даже больше беседа. Козин спросил у меня, что с зерном. Я ответила, что мы его не арестовывали, его даже не видели и не взвешивали. Мы просто наложили на него запрет. Договорились съездить на хлебную базу и посмотреть, есть ли там вообще зерно. «Осколнефтеснаб» предполагал, что его там нет, они говорили, что база обманывает своих хранителей, что уже распорядились им в своих целях. Жулина (прим. юрист «Осколнефтеснаб») рассказала, что сложилась такая практика - весной, когда цена на зерно самая большая, компании массово обращаются в Арбитражный суд Орловской области с требованием вернуть их зерно. Но рассчитываются с ними обычно в сентябре, уже с нового урожая. Козин сказал, что это все так делают, страшного в этом ничего нет, - рассказала судебный пристав Егорова, отвечая на вопросы прокурора Теслова.

Егорова также отмечала, что в кабинете в Козина фактическая владелица «Хлебной базы №36» Василькова (прим. обвинение считает, что ее муж Васильков является другом детства Козину, поэтому и «помогал» им избежать уголовного преследования) не поясняла, куда делись 7,5 тонн пшеницы 5 класса, которое купили у них белгородцы. Но обещала, что возвращать будут, только продукцией не того класса.

 - Козин вел себя активно, отвечал на вопросы вместо «Хлебной базы», сказал, давайте сначала съездим и посмотрим, а потом еще раз соберемся обсудить ситуацию, - вспоминала Егорова.

Как уже рассказывали «ОН», во время этой проверки обе стороны, а также судебный пристав не нашли пшеницы 5 класса, что доказывало факт отсутствия зерна «Осколнефтеснаб» на предприятии. Затем в том же составе делегация собралась вновь в кабинете Козина на «примирительное» совещание. Как отметила Егорова, на второй встрече «Козин пытался усыпить бдительность Жулиной (прим. юрист «Осколнефтеснаб»), которая была на панике и уже хотела забрать долг чем угодно, хоть мукой. Козин говорил, что подождите, если в сентябре не отгрузят, тогда и возбудим уголовное дело».

На этом допрос судебного пристава окончили. В этот момент встал и направился к выходу мужчина в синем служебном костюме. Правда, сверху  на нем была еще черная куртка.

- Ваша честь, а это кто? – закричал Козин из «аквариума».

- Слушатель, - отвечал мужчина в костюме.

- А может это агент ЦРУ? – спрашивал Козин судью.

- Да ради Бога, заседание открытое, мы не уточняем у присутствующих, кто такие, - ответил ему судья Руднев. 

- Чтобы вы не поняли превратно, я хочу знать, кто присутствует в зале суда, есть ли тут сотрудники ФСБ, - продолжал Козин. В этот момент в зале кроме участков процесса была уже я одна. - Я хочу знать, кто это и какую роль он может оказывать на судью. Некоторые, находясь здесь, даже боятся озвучивать свою фамилию. Он вышел и не назвал ее.

 - Это гособвинитель Лященко, прокуратура Советского района. Человек проходит стажировку на примере этого уголовного дела, - не выдержал и ответил подсудимому прокурор Теслов.

- Ну, это я на всякий случай. Если будут сотрудники ФСБ, сообщите, - не унимался Козин.

- У нас уже были сотрудники ФСБ, которые присутствовали тут инкогнито. Это мы выяснили недавно, - сказал адвокат Козина.

На этом тему с возможными шпионами в зале суда закончили. Но Козин продолжил озвучивать свои ходатайства. Он попросил судью предоставить расшифровку прослушки из его кабинета за число, когда он проводил вторую встречу с «Осколнефтеснабом» и «Хлебной базой».

- ОРМ проводились в отношении меня, и я прошу предоставить именно те, которые проводились в  моем кабинете за 24 августа. Мы ничего кроме правды не хотим, - обратился подсудимый.

- Гостайну нельзя разглашать, –ответил прокурор.

- Какая гостайна? – спрашивал Козин.-  Почему выборочно предоставляются результаты ОРМ? Они боятся именно этих доказательств. Потому что в этих материалах четко показано, что я не виновен.

Суд в итоге удовлетворил ходатайство, по возможности прослушка будет представлена на обозрение суду.  

 

Вторым был допрошен Эльдерханов, с 2013 года руководитель производства «Хлебной базы №36». В целом достаточной информации от свидетеля не получила ни сторона защиты, ни обвинения. Почти на все вопросы он отвечал:  «Не помню». Он не помнил, было ли подтопление на предприятии весной 2018 года, и мог ли этот факт задержать отгрузку зерна «Осколнефтеснабу». Не помнил, участвовал ли он в осмотре зерна с представителями этой фирмы, была ли на тот момент в силосах предприятия пшеница 5 класса вообще. Единственное, что он смог пояснить суду, что все зерно, которое было на «Хлебной базе», хранилось обезличено.

Допрос Эльдерханова растянулся на два заседания, во второй день допрашивали и некоего Кудрина. Этот человек, как и старушка Платонова, также являлся акционером «Хлебной базы №36». Гособвинение чрез этих свидетелей хочет показать, чем владела Василькова, какими предприятиями управляла и как просила своих подчиненных становиться акционерами.

- Василькова как-то предложила мне оформить на себя акции, потому что не могла на себя. Я согласился из-за уважения и из-за боязни потерять работу, но я тогда не понимал, что это потом на мне может отразиться. Это потом, когда я узнал о хищениях и когда увольнялся, просил ее забрать у меня акции назад. Она говорила, что пока не может, и оттягивала этот момент, - пояснял Кудрин.

Молодой человек пояснил, что с этой просьбой ездил к ней, по меньшей мере, раз десять. Переоформить акции удалось только в прошлом году. Акции «Хлебной базы», которые числились за ним, переписали на ту же пенсионерку Платонову и на родственницу Васильковой.

- Сколько можно слушать про Василькову, разбираем ведь дело Козина. Тошно уже, - выкрикнул Козин. Но обвинение настаивает, что эти данные важны для дальнейшего рассмотрения судебного процесса.

 

Ирина Мещерская

 

 

Ссылки по теме:

Третейский судья и зачем на орловскую пенсионерку переписали акции «Хлебной базы №36». Новые подробности в деле Козина