В Железнодорожном районном суде Орла продолжается процесс по уголовному делу в отношении замначальника полиции УМВД по Орловской области Фёдора Козина и экс-начальника райотдела УЭБиПК Павла Клёнышева, обвиняемых в получении взятки. Также Козин обвиняется в покровительстве руководству хлебной базы №36, откуда, как полагают следователи, было незаконно вывезено и реализовано зерно на более чем 60 млн рублей. 10 февраля, на третий день слушаний, в суде был допрошен первый свидетель. За заседанием наблюдал корреспондент «Орловских новостей».

Первым эпизодом, который начал рассматривать суд, стал эпизод, вменяемый только Фёдору Козину, по ч. 3 ст. 285 УК РФ. Он касается манипуляции с зерном на «Хлебной базе №36». Как уже сообщалось ранее, по версии следствия, в феврале 2018 года база по договору хранения приняла зерно фирмы из Старого Оскола «Осколнефтеснаб». Спустя некоторое время в компании заявили, что намерены забрать зерно с хранения, чтобы продать его покупателям. Речь шла о 368 тоннах. Однако при передаче зерна владельцы не досчитались порядка 7,5 тонн пшеницы. Их, по версии гособвинения, похитили «путем списания в номенклатурное дело».

В мае 2018 года от «Осколнефтеснаб» в УБЭП, которое на тот момент возглавлял Козин, поступило заявление о хищениях зерна на сумму 64 млн рублей. Козин, по мнению обвинения, проявил бездействие – не зарегистрировал заявление, не принял процессуальных мер, не возбудил уголовное дело или не передал его по подследственности. Более того, полагает обвинение, действия Козина мотивированы не только стремлением получить неимущественную выгоду, но в том числе и тем, что акционером хлебной базы является его друг детства Иван Васильков, а фактическим исполнителем финансово-хозяйственной деятельности базы являлась жена последнего.

10 февраля в суд пришел директор «Осколнефтеснаб» Олег Ревенко. По делу он получил статус представителя потерпевшего. Ревенко рассказал, что реализация зерновых культур – это один из двух основных видов деятельности его компании. Trade-In зерна фирма занимается благодаря кредитным условиям Сбербанка, предоставляющего 300 миллионный заем, позволяющий закупать зерно по стопроцентной предоплате. Компания закупается по минимальной цене, затем кладет зерно на хранение, и когда цена на него возрастает – продает, в том числе в рассрочку. Та же самая бизнес-схема была реализована и в случае с орловской хлебной базой №36. В феврале 2018 года туда на хранение было передано зерно пятого класса, а когда появился покупатель, фирма попросила базу отгрузить свое имущество. Тут и возникли проблемы. Дело в том, что руководство базы отгружать зерно отказалось. А собственникам из своих источников стало известно, что их зерна на базе уже нет.

«Руководство базы отказалось от исполнения обязательств. Тогда нами были написаны заявления в суд и в правоохранительные органы, с просьбой провести проверку на предмет возможного хищения зерна и реализации его третьим лицам», - объяснил Ревенко.

По его словам, суд компания выиграла – однако ни сама база, ни судебные приставы его решение не исполняли. УБЭП же, - а заявление было написано на имя Фёдора Козина, - по словам свидетеля, дело не возбудил. Тогда Ревенко начал писать письма в адрес губернатора Андрея Клычкова, в прокуратуру и на имя начальника орловского УМВД Юрия Савенкова.

Позднее, сказал Ревенко, ему пришел ответ от ведомства Козина, в котором говорилось, что оснований для возбуждения уголовного дела нет. А еще через какое-то время «Осколнефтеснабу» отгрузили часть зерна, «но совершенно другого класса».  Также свидетель рассказал, что проверка с выездом на место, проведенная после долгих переписок, вместе с представителями Торгово-промышленной платы и судебных приставов показала, что «на базе не оказалось нашего зерна». Ситуацию усугубило то, что покупатель зерна уже перечислил старооскольцам предоплату, но в зерне другого класса он заинтересован не был. По словам Ревенко, его фирме пришлось возвращать деньги покупателю, а неисполнение контракта грозило серьезным ударом по репутации. Естественно, возникли и финансовые трудности.

- Орловскую область, извините уж, - сказал Ревенко, - мы теперь стараемся объезжать стороной.

- Почему Орловскую область-то объезжаете? – задал уточняющий вопрос гособвинитель Сергей Теслов.

Ревенко в ответ обрисовал орловскую действительность, как он ее увидел: дескать, объезжать приходится из-за сложившейся ситуации, в которой компания осталась без своего зерна, местная полиция бездействует, а судебные приставы – не добиваются исполнения решения суда. «Даже после того как мы выиграли суд, здесь никто не реагирует», добавил директор фирмы.

«Сейчас орловская база должна нам 11,6 млн рублей», - считает Олег Ревенко.  Свидетель пояснил суду, что в Орловскую область от компании ездили два представителя. Непосредственно на хлебной базе все переговоры от ее имени вела супруга друга детства Козина – г-жа Василькова. «Все решения принимала она, все переговоры вела она», - сказал Ревенко и назвал женщину «бенефициаром всей базы». Он также добавил, что когда его представители вернулись, они донесли до директора фирмы и позицию руководителя УБЭП Фёдора Козина, как они ее поняли.

- Донесли, что УБЭП и его руководитель Козин занимают позицию базы и трактуют все в рамках гражданско-правовых отношений, - сказал свидетель.

- От сотрудников УБЭП вы добились того, что они должны были сделать по закону? – поинтересовался прокурор Теслов, растянув последнее слово.

- Нет, - ответил свидетель.

Далее к допросу свидетеля приступил адвокат Фёдора Козина. Он заявил, что его подзащитный проводил проверку по заявлению Ревенко, а дело не было возбуждено, потому что не имелось оснований.

- Вы обжаловали постановление [УБЭП] об отказе в возбуждении дела? – поинтересовался адвокат Сергей Кутузов.

- Нет.

- А что вы сделали?

-  Я написал новое письмо. Генералу, - сказал Ревенко, имея в виду главу УМВД Юрия Савенкова, - и попросил провести проверку.

От генерала, как выразился свидетель, ему добиться тоже ничего не удалось. Поэтому следующей инстанцией, куда пожаловался директор старооскольской фирмы, стала ФСБ.

- Почему обратились туда только в марте 2019 года? – уточнил адвокат.

- Потому что от других ведомств получал лишь формальные ответы. Я просил провести проверку действий судебных приставов и сотрудников ОБЭП…

- Ответ получили?

- Нет, - сказал Олег Ревенко, но затем напомнил, где он находится. И – где сейчас находится Фёдор Козин…

Он, кстати, начал задавать вопросы следующим. Они касались качества зерна, наличие его на базе, а также того, имеются ли у свидетеля познания в области профессиональной деятельности сотрудников ОБЭП. «Мы проводим проверку. А вы – не юрист. Вы не можете давать оценку действиям сотрудников!», - сказал Козин. Он также добавил, что постановление об отказе в возбуждении дела было проверено прокурором района «и признано законным».

- Вы убеждены, что вашего зерна на базе не было? – задал вопрос свидетелю председательствующий Алексей Руднев.

- Да, - сказал Ревенко.

Далее судья начал расспрашивать свидетеля, как бы действовала компания, если бы УБЭП все-таки возбудил уголовное дело. Но свидетель, по всей видимости, не до конца понимал, что конкретно интересует в данный момент суд. На помощь ему пришел прокурор Сергей Теслов.

- Ваша честь, свидетель не имеет юридического образования, поэтому эти вопросы считаю некорректными, - начал гособвинитель. – Если бы вы задали эти вопросы мне, я бы ответил, что в обязанности сотрудников ОБЭП входит как раскрытие преступлений, так и осуществление розыска и возврата похищенного имущества. Собственно, об этом и идет речь в данном уголовном деле.

Свое замечание гособвинитель попросил отразить в протоколе судебного заседания. У свидетеля же он, в свою очередь, поинтересовался: считает ли он, что его право на защиту своих законных интересов сотрудниками УБЭП было нарушено?

- Да, - коротко ответил свидетель.

Также гособвинение попросило суд огласить часть показаний Олега Ревенко, данных им в период следствия. Суд частично удовлетворил это ходатайство. В частности, была оглашена та часть показаний, где Ревенко, ссылаясь на своего заместителя по юридическим вопросам, рассказывает, что Козин оказывал на нее давление. Козин, по мнению женщины, которое она донесла до своего руководителя, был «заинтересован в том, чтобы руководство базы ушло от ответственности».

Свидетель Ревенко в суде подтвердил, что давал такие показания. И уточнил, что это ему известно лишь со слов своей подчиненной, которая, очевидно, в дальнейшем также будет допрошена в суде.

На этом третье заседание подошло к концу. Но прежде чем судья объявил перерыв, подсудимый Фёдор Козин попросил слово. Он обратился к председательствующему с просьбой решить бытовые проблемы, мешающие подсудимым качественно реализовывать свое право на защиту. В частности, Козин отметил, что схема перевозки заключенных из СИЗО зачастую создает ситуации, когда они остаются без обеда или – длительное время пребывают без пищи. Кроме того, отметил Козин, в «стаканах», в которых содержат подсудимых в судах до начала и по окончании заседаний, слишком тусклое освещение. Это не позволяет знакомиться с документами и делать необходимые записи.

- Мы, конечно, поголодаем за правду. Но хотим, чтобы наши права не нарушались, - обратился к суду Фёдор Козин.

Судья напомнил подсудимым, что подобные вещи следует сообщать прокурору по надзору за соблюдением законов при исполнении уголовных наказаний Николаю Фомину. Между тем на заявление Козина отреагировал и гособвинитель Сергей Теслов. Он отметил, что слышит об этих проблемах впервые. И теперь, дескать, обязательно доведет информацию до всех заинтересованных лиц. Словом, сообщит куда следует. На этом был объявлен перерыв. Следующее заседание состоится 12 февраля.


 

Денис Волин, из зала суда