Скандал между департаментом соцзащиты и столовой, расположенной в их здании, длится уже почти год. Общепит арендует квадратные метры у чиновников много лет. Речь идет о той самой столовой, о которой общественности стало известно в мае прошлого года. Тогда пожилую женщину, которая поминала там свою мать, сотрудники департамента вынудили мыть полы в туалете. А после этого начались и последующие конфликты. 20 мая арендаторы столовой получили иск: департамент потребовал досрочного расторжения договора аренды, который официально должен был закончиться 14 декабря. Но добровольно съезжать арендаторы отказались, тогда на дверях столовой появились замки. Арендаторы считают, что их выживают незаконно и пытаются найти защиты. Накануне, 9 января, у дверей областной администрации прошел очередной пикет. Арендаторы столовой требовали от губернатора Орловской области Андрея Клычкова разобраться с «чиновничьим беспределом» в регионе, а конкретно с главой департамента Ириной Гаврилиной. «Орловские новости» попытались разобраться в ситуации и поинтересовались у чиновницы, почему нельзя было решить конфликт миром. Подробнее в нашем блиц-интервью.

- Ирина Александровна, когда начался конфликт?

- Данная столовая находится в здании департамента, которое является областной собственностью. Я как руководитель департамента несу ответственность за все, что происходит в моем здании. 14 декабря договор с данной столовой был завершен и продлять его мы не собираемся, потому что данное помещение планируем использовать в целях ведения деятельности департамента. Поскольку мы не находим понимания с арендаторами столовой, все время идут непонятного рода переговоры, у нас не совпадают точки зрения на эту ситуацию, в мае нам пришлось уходить в суды.

-  В чем суть иска?

- В мае этого года мы подавали иск относительно досрочного расторжения договора, потому что арендаторы не соблюдали условия договора. В условиях договора прописано, что они работают с 10 часов утра до двух часов дня в рабочие дни. Все мы понимаем, что это [департамент] орган исполнительной власти, в этом здании хранятся персональные данные, определенное оборудование, и позволить посторонним людям там находиться в выходные дни - естественно мы не можем. А в выходные дни там, как правило, проводились поминальные обеды. То есть они распоряжались имуществом по своему усмотрению, нарушая время работы столовой вне рамок договора. Эта ситуация нас не устраивала.

Мы подали иск на досрочное расторжение, хотя в договоре написано, что мы имеем право расторгнуть договор в одностороннем порядке. Но всегда это встречало сопротивление со стороны арендаторов, сразу возникали конфликтные ситуации, естественно, они не хотели с этим соглашаться, и в добровольном порядке расторгнуть договор мы не могли, хотя у нас в договоре это было прописано. Они подключали прокуратуру, они подключали телевидение, начиналось искажение информации, начинались какие-то в наш адрес высказывания, поднималась конфликтная ситуация.

- Но ведь срок договора уже закончился. Из-за чего вы судитесь сейчас?

- Поскольку на тот момент судебное разбирательство задержалось в связи с болезнью судьи и ушло в осень, мы понимали, что движемся к завершению действия договора и продлять его мы не собираемся. По закону окончание договора означает окончание всех отношений. По договору дается 5 дней на то, чтобы арендаторы съехали, но они этого не выполнили. Поскольку дело продолжало находиться в суде, мы уточнили свои требования. Теперь наш иск содержит не досрочное расторжение договора, потому что он и так прекратил свое действие, а требование принудительного освобождения этого помещения, потому что в добровольном порядке они съезжать не хотят. Но арендаторы считают, что на время продолжения судебных разбирательств они могут находиться в помещении, хотя с точки зрения закона, это уже не верно при уточненных пунктах. Кроме того, у них есть перед нами задолженность, что мы выделяем в отдельный иск. Речь идет о коммунальных услугах.

- Неужели нельзя мирно урегулировать этот вопрос?

- Конфликтную ситуацию порождает непонимание – они трактуют все со своей точки зрения, постоянно вступают в конфликты, постоянно провоцируют на конфликты и охрану, и работников департамента. Смысл заключается в том, что на 8 праздничных дней департамент был закрыт по понятным причинам, которые я ранее объяснила – это режимное учреждение и не может никто там просто так ходить. При этом все это сопровождается неприятными запахами на первом этаже, там бегают тараканы, идет серьезное нарушение санитарно-эпидеомологических условий. Если бы с их стороны все было безупречно, то тут и говорить нечего. Может быть, это и не порождало бы какой-то конфликт, но основополагающим моментом все же является тот факт, что договор закончен. Они сейчас говорят о Минфине и решении суда. Если суд скажет нам, что департамент не прав и незаконно их выселяет, то, пожалуйста, возвращайтесь. Но вот этот промежуток времени до вынесения решения суда при законченном договоре их деятельность является незаконной.

- Что вы планируете открывать на месте этой столовой?

- Я пока не могу сказать однозначно, но на этом месте мы планируем создание социального кластера. Это будет оказание услуг семьям, консультирование. Мы не планируем никакой коммерческой деятельности.

 

Записала Елена Торубарова