Орловский областной суд 2 марта оставил без удовлетворения жалобу градозащитника Юрия Малютина на решение Заводского районного суда, признавшего законной установку памятника Ивану Грозному рядом с Богоявленским собором. Во второй инстанции Малютин продолжал настаивать на том, что памятник установлен с нарушениями, однако суд не воспринял его доводы. За заседанием наблюдал корреспондент «Орловских новостей».

Заседание было назначено на 14 часов. В коридоре перед залом заседаний собралось много журналистов и желающих поддержать Юрия Малютина, в стороне дружной компанией держались целых пять чиновников, пришедших отстаивать памятник. Трое из них — сотрудники областного управления по госохране объектов культурного наследия, во главе с начальником Сергеем Семиделихиным, теперь уже — по-настоящему занятые своим делом — охраной монумента. Конечно, Грозный — не Гостиная,1, но что уж тут...

Заседание рассматривала тройка судей, началось оно с ходатайства телеканала «Истоки» о проведении видеосъемки.

- Я руками и ногами за полную съемку заседания, - сразу же заявил Малютин. - Чтобы не ограничивать средства массовой информации.

Однако суд снимать все заседание запретил. Телевизионщикам пришлось довольствоваться лишь резолютивной частью.

Председательствующая по делу огласила решение Заводского районного суда, а затем перешла к апелляционной жалобе заявителя. «В основном те же доводы, что отражены в исковом заявлении», - объявила она. Основные из них сводятся к тому, что, как уверен Малютин, горсовет Орла не вправе был прибегать к поименному голосованию депутатов при решении вопроса о согласовании места под установку памятника, а также само место, где он впоследствии был установлен, является охранной зоной другого объекта культурного наследия — детинца орловской крепости.

Когда суд оглашал эти доводы, отряд чиновников заговорщически переглядывался и ухмылялся.

- Я доводы поддерживаю, - заявил после оглашения Малютин. Он вновь заявил, что горсовет нарушил устав, пирбегнув к поименному опросу. Также он напомнил и об охранных зонах. «Это требования федерального закона, которые должны соблюдать все, сидящие на первой скамейке», - указал он на чиновников.

Выступление Малютина было эмоциональным и, порой, агрессивным. Поэтому суд несколько раз делал ему замечания, останавливал и просил об уважительном отношении.

- Не надо меня останавливать! Я в знак протеста могу покинуть этот зал! - воскликнул Малютин.

- Никто вас ни в чем не ограничивает. Суд может вас остановить в любую минуту. Это в КАС записано. Но — продолжайте, - сказала судья.

Малютин заявил, что паспорт на объект культурного наследия — детинец — был оформлен задним числом. На момент принятия решения об установке монумента этого документа не было. Поэтому, уверен заявитель, действовали нормы федерального закона об охранных зонах, определяемых двойной высотой объекта культурного наследия, в данном случае — того самого детинца. Малютин обвинил начальника управления по госохране памятников в самоуправстве, так как тот, по его мнению, «самостоятельно двигал охранные зоны».

Когда градозащитник перешел к исторической справке, суд снова его прервал.

- Слушайте дальше! - не хотел сдаваться Малютин.

- Не вы определяете ход заседания,- возмутилась председательствующая.

- Я говорю по делу!

- Не повышайте голос на суд!

- Не повышаю, - смягчился истец.

Закончив свое выступление, он вернулся на свое место. К трибуне вышла юрист администрации Орла Екатерина Канатникова. Она с ходу заявила, что памятник был установлен законно и нет никаких оснований для отмены решения суда первой инстанции.

- Да, земельный участок расположен в заповедной зоне, с этим никто не спорит. Именно поэтому было получено согласование от управления по госохране памятников и городской архитектуры. Также есть положительное решение горсовета, принятое 2/3 голосов. Все, что нужно, есть, - сказала она.

Тут снова раздался голос Малютина, обращенный в сторону судей:

- Границы детинца не установлены! Вас обманывают!

Канатникова пояснила:

- Границы уже утверждены. Этот вопрос закрыт.

- А почему они не были утверждены раньше? - задал уточняющий вопрос суд.

- Не было денег, - ответила Канатникова.

- Да задним же числом утверждены! - вновь выкрикнул Малютин.

- Это не важно, - отмахнулась чиновница.

Судья попыталась понять систему охранных зон.

- То есть у детинца сейчас установлены границы, - начала она, - у Богоявленского собора установлены. А у памятника Ивану Грозному?

- А это не памятник! - в один голос воскликнули чиновники.

А Сергей Семиделихин, облаченный в черный, похоронный костюм, деликатно заметил:

- Это памятный знак.

Следующим дали выступить представителю юротдела горсовета. Он отметил, что депутаты ничего не нарушили, прибегнув к поименному опросу. А также позволил себе выпад в сторону Малютина, ранее назвавшего место перед собором — Богоявленской площадью.

- Такой площади в городе нет. Но если истцу хочется, он может это место так называть.

- Во дает, - вздохнул Малютин.

Когда чиновник занял свое место на скамье, Малютин придвинулся к нему и сказал: «Вы что, совсем с ума сошли?». Чиновник был невозмутим. Смотрел ориентировочно — прямо. В зале повисла пауза.

Нарушивший ее судебный пристав, вошедший в зал, дал старт выступлению представителей управления по госохране памятников. Они снова повторили все, что говорили раньше: никаких нарушений при установке «памятного знака» допущено не было, а паспорт был изготовлен, как только некие загадочные спонсоры дали денег. «Это место не является объектом культурного наследия», - уверенно заявил Семиделихин.

Выступая в прениях, Малютин в очередной раз продемонстрировал свою предельную нетерпимость к чиновнику, обвинив его в искажении «важных бумаг и истории» в целом. «Я буду с этим бороться», - предупредил он.

Все пять чиновников снова единогласно заявили о необходимости оставить решение Заводского райсуда в силе. Что, после недолгого перерыва, областной суд и сделал.

Денис Волин