На страницах Wall-Street Journal вышел репортаж о протестном Орле. Суть его сводится к следующему: чтобы понять, почему десятки тысяч протестантов выходили на улицы 23 и 31 января по всей России, нужно посмотреть как живут жители таких маленьких провинциальных городов, как Орел.

«Промышленность Орла так и не оправилась от постсоветского краха России. Когда-то гордые фабрики остались заброшенными. В некоторых частях города нет туалетов и водопровода. Имея мало перспектив, многие молодые люди считают, что у них нет другого выбора, кроме как уехать», - описывает Орел WSJ.

Герой репортажа – один из руководителей проекта свободной орловской энциклопедии "Орлец" Артём Прохоров. Он рассказал журналистам, как живут в России, и почему точка кипения пришла именно сегодня.

«Люди не выходят протестовать за кого-то, а идут против чего-то. Навальный просто послужил спусковым крючком. Люди устали от того, что тут происходит», - рассказал Артем. Интервью, к слову, он давал в трехкомнатной квартире, которую делит со своей бывшей женой и двумя детьми (как пример того, почему люди против такого уровня жизни).

WSJ уточняет, что россияне стали выходить на протесты все чаще в последние годы, высказывая недовольство по всем вопросам от пенсионной реформы до вывоза мусора.

«Ребята, мы с вами согласились - мы не занимаемся политикой, а вы нам даете возможность заработать», - сказал Прохоров, имея в виду социальный договор с Кремлем. «В этом году Ford Focus, в следующем - ипотека, потом ребенок в университете. И мы закроем глаза на ваше воровство».

Однако сейчас, по словам Прохорова, «социальные лифты вообще не работают».

А последней каплей для россиян, как рассказал журналистам WSJ Артем Прохоров, стала пандемия. В прошлом году реальные располагаемые доходы были примерно на 10% ниже, чем в 2013 году. А такие места, как Орел, несли на себе основную тяжесть десятилетия. Здесь произошел застой. Город и его окрестности оказались одними из самых бедных в России. Здесь в среднем месячная зарплата - 400 долларов, что менее трети от московской. Заводские рабочие места в значительной степени исчезли, а на память о когда-то процветавшем промышленном городе остались огромные заброшенные площади.  Население города - на 10 процентов меньше, чем при советском пике – до 300 тысяч жителей. При этом город стареет – молодые уезжают, а 30% населения – пенсионеры.

«В обозримом будущем Орёл превратится в большой дом престарелых», - сказал WSJ местный житель, экономист Андрей Тиунов.

А руководитель регионального департамента экономического развития Сергей Антонцев отметил, что тот факт, что регион не является финансовым центром и не имеет значительных запасов сырья, является основным фактором, сдерживающим его развитие.

Немало внимания в статье уделено и коррупции. Здесь вспоминаются миллионы, украденные при реконструкции театра, стадиона им. Ленина, а также многофункционального медицинского центра, в народе именуемом как «Титаник».

Хотя журналист отметил, что в город не такой уж запустелый: появились новые магазины, рестораны, бары. Но вот паб в центре города, полный людей, а в 15-минутах ходьбы заброшенное здание с граффити «Конец вселенной».

И Орел не единственный такой город: примерно пятая часть россиян, в основном сельские жители, согласно официальной статистике, не имеют доступа к внутренней канализации.

«Здесь люди живут так всю свою жизнь», - сказала 46-летняя Людмила Анатольевна, набиравшая воду из коммунального насоса на улице.

В Орле на акции протеста вышли около 700 человек, что несопоставимо с 40 тысячами людей на улицах Москвы. Но для такого маленького города – это довольно весомая цифра.

«Я предпочитаю сражаться. Может быть, я проиграю, но я все равно попробую», - подытожил Артем Прохоров.