С 4 апреля в Орловской области действует особый порядок передвижения граждан, установленный губернатором в связи с пандемией коронавируса. В частности, орловцам запретили покидать дом за исключением тех случаев, когда им угрожает опасность, когда нужно сходить в магазин, аптеку, вынести мусор, выгулять собаку, а также получить товар или услугу в организациях, чья деятельность не приостановлена. «ОН» уже публиковали несколько дневных репортажей на тему соблюдения режима самоизоляции. 9 апреля корреспондент «ОН» вышла на вечернюю прогулку. Делимся увиденным в нашем репортаже.

На часах начало седьмого. Выхожу в сквер Содружества. Ремонт здесь завершился поздней осенью прошлого года, и местным жителям еще не представилась возможность в полной мере насладиться новым местом притяжения горожан. Сегодня столбики термометров показывали +16 градусов, была солнечная и комфортная погода. Это, пожалуй, и заставило выйти жителей Северного района в новый и современный сквер: гуляют мамочки с детьми, ребятишки катаются на самокатах, роликах и велосипедах, много подростков и молодежи. Естественно без масок. Таким оживленным этот сквер я еще не видела: буквально прошлым летом здесь велись ремонтные работы, а многие годы до этого на сквер невозможно было смотреть без слез.

Решаюсь выехать в центр, воспользовавшись общественным транспортом. На остановке человек десять — кто-то в маске, кто-то без. Поскольку здесь находится налоговая инспекция, администрация Северного района и еще ряд организаций, а на часах 18-15, предполагаю, что все они едут с работы.

К остановке подъезжает первая маршрутка, народ набивается как селедка в банке. Ни о какой дистанции и речи не идет. Через несколько секунд подъезжает еще одна маршрутка до центра, в салоне более пусто, решаю ехать на ней.

Проезжая мимо сквера Юности, обратила внимание, что народа не так уж и много, а подавляющее большинство просто ожидает свой автобус.

Выйти решаю на ЦУМе — на людей посмотреть, да и в пробке стоять не хотелось (машин на дорогах в это время оказалось немало). Впрочем, как и пешеходов на Красном мосту — и, опять же, ни дистанции, ни масок.

Втиснуться в эту толпу даже не пытаюсь, и сворачиваю на набережную. Берег реки, закат — все составляющие романтического вечера для парочек, коих здесь немало, и для местных инстаграмщиц, у которых сегодня в профиле появятся живописные фотографии.

Пока я наблюдала за влюбленными и утками, основной поток на Красном мосту подутих, и я спокойно добираюсь до главной пешеходной артерии города.

Здесь как и везде снуют велосипедисты, не зря ведь как-то советник губернатора Сергей Лежнев сравнил Орел с Амстердамом.

Велосипедисты, влюбленные и музыканты — город поет, город живет своей привычной жизнью, несмотря на запреты и пандемию. Прохожу мимо уличного гитариста под доносящиеся слова песни: «А ты гуляешь как в последний раз...». «Символично», - подумала я, и улыбнулась.

Мотосезон еще не открыт, но байкеры уже собрались на традиционном месте — напротив гостиницы «Салют».

«Почему вы вышли на улицу и не соблюдаете самоизоляцию? Не боитесь заболеть?», - спрашиваю я ребят.

«День хороший, вечер хороший, чего бояться-то? Кто боится — пусть дома сидит, окна не открывает, натянет решетки и вообще все заколотит», - говорит брутальный мужчина в грубой кожаной куртке.

«Кому надо заразиться, тот и дома заразиться», - поддерживает его боевая подруга.

«А мы в шлемах ездим, тоже хорошая защита», - добавляет мой первый собеседник.

Позиция понятна, иду дальше. Главная площадь менее оживленная. Я ожидала увидеть гораздо больше людей. Но также снуют велосипедисты, компании подростков и парочки. Ближе к семи часам вечера и началу восьмого я прогуливаюсь вдоль городского парка, возвращаюсь к скверу Гуртьева, прогуливаюсь по бульвару Победы. Народ редеет. «Может, и правда, сновали те, кто с работы, кто в магазин, а теперь домой разбрелись», - не успела я подумать, как уже дошла до улицы Ленина, где стало еще более многолюдно.

Гитарист в верхней части улицы по-прежнему играет, а вот баянист у МФЦ уже начал сворачиваться. Когда я первый раз проходила, решила не мешать его прекрасной игре, но увидев, что он уже не занят, решаю пообщаться.

«Я русский, чего мне бояться!», - отвечает музыкант.

Он сегодня играл с пяти до восьми вечера. Явно дольше, чем моя вынужденная рабочая прогулка. «Много вообще народу?», - интересуюсь.

«Вчера-позавчера было гораздо меньше людей. В понедельник практически никого не было. А сегодня ходят как в обычный будний день», - рассказывает мой собеседник. - «А вообще это в Европе страшные дела творятся, а у нас в Орловской области не так много людей заболели — 5 или 6 человек».

«17 уже, трое выздоровели», - поправляю его [сегодня в Орле количество выявленных случаев достигло 24].

«17 уже?» - удивляется музыкант. - «Ну, не знаю, но по-моему они все изолированы, и жизни ничего не угрожает. У нас, повторюсь, все не так страшно».

Здесь музыка стихла, но уже доносятся звуки из чьих-то мощных, но хрипящих колонок. После восьми молодежь начинает собираться у подножия Ленинского моста — тусовки с кальяном и громкой музыкой из машин здесь уже стали традицией, а пандемия не стала исключением.

«Все здесь, и я здесь. А что такого?», - удивляется моему вопросу один из завсегдатаев этого места. Тут и ответить нечего. Да и мне уже пора домой.