28 декабря состоялась пресс-конференция, на которой губернатор Орловкой области Вадим Потомский подвел итоги 2015 года, озвучил планы на 2016 год, прокомментировал громкие отставки, озвучил свое мнение по острым проблемам и неоднозначным происшествиям последнего времени.

Каким был этот год? Подведите итоги.

Год очень непростой, с очень серьезными событиями. И избирательная кампания в Горсовет непростая. Итоги достаточно интересные. По ним многие для себя должны сделать выводы: в 2016 году избирательных кампаний очень много.

В бюджетном процессе были серьезные сложности, когда начались в первом квартале заявки от консолидированных групп налогоплательщиков на изъятие денег из бюджета Орловской области, то мы понимали, что это будет серьезным финансовым напряжением. «Газпром», «Роснефть», «Сбербанк» и так далее – более 800 млн руб. Первые два квартала года у нас шли достаточно тяжело. Потом мы начали приспосабливаться.

Орловскую область поддержали президент Владимир Путин, председатель правительства Дмитрий Медведев. Особенно хочу отметить ту поддержку, очень знаковую, которую мы ощутим в 2016 году, когда начнутся реальные шаги по реализации программы особой экономической зоны. Много появляется обращений, чтобы разместить свои производства на территории Орловской области. Дмитрий Медведев подписал все документы, которые я просил. Скорость была достаточно высокой. Тому пример вопрос с Росалкогольрегулированием. Сегодня «Кристалл» уже работает.

Отклонюсь от темы. Не так давно начал работать, но за столь короткий промежуток времени деньги в бюджет Орловской области уже пошли. За 2015 год из незаконного оборота алкогольной продукции изъято 79 тонн. Это не лимонад, а коньяки, виски, вино, водка известных марок. Это то, что незаконно производится на территории Орловской области. Изъято и огромное количество поддельных акцизных  марок. Это говорит о том, что огромнейший объем незаконной алкогольной продукции реализуется в розничной торговле на территории Орловской области. Недополучение средств в бюджет – это Бог с ним. Но сколько людей травят! Занимается этим вопросом сейчас очень плотно УФСБ. Они проводят огромнейшую работу в этом направлении. Теневому бизнесу нанесли серьезный урон, я думаю. Это миллионы долларов. Это отлаженные цеха. У них бобинами акцизные марки. По всей видимости, есть еще очаги, которые работают. Они будут выявлены. Мы в 2016 году будем серьезно работать с розницей. Когда изымали алкоголь, было изъято много никем не зарегистрированной, не сертифицированной продовольственной продукции, особенно мясной группы.

Повторюсь, объем услуг, которые мы способны в Орловской области предоставить населению, – 67 млрд руб. Объем потребленных товаров и услуг – более 120 млрд руб. Где-то половина неучтенных денег. Если бы они засчитывались, то был бы совсем другой бюджет. Мы бы так остро не реагировали на списание денег консолидированной группы налогоплательщиков. Потенциал у региона огромен. Учетная политика, на мой взгляд, не совсем выстроена.

2016 год будет лучше 2015 года, у меня есть внутреннее ощущение. Внутренне спокойствие присутствует. Либо от того, что мы уже привыкли к трудностям и спокойно на них смотрим, либо потому, что вне зависимости от истерии, которая идет по стоимости барреля нефти или валюты, люди получают зарплату около 20 тыс. руб. Какая им разница: сколько стоит доллар? Задача другая - сколько стоят продукты у нас в магазинах. Люди не покупают валюту, чтобы потом ее куда-то  складывать или покупать на фондовых биржах акции. У нас крайне мало тех, кто этим занимаются.

В 2016 году работать будем плотно с налоговой инспекцией. Думаю, в начале года у нас будет новый руководитель налоговой. Предыдущий уже в Воронежской области работает. Кто бы ни пришел, я буду настаивать на изменении ситуации по сбору налогов. Налоговые районные инспекции должны включаться в работу несколько по-иному. Я считаю, что мы недособираем огромное количество налогов, потому что работа не выстроена. Я не являюсь специалистом, но есть цифры, есть статистика, которая говорит о том, что мы можем собирать налогов больше.

Возвращаясь к вопросу об итогах года, год непростой. Но заканчиваем мы его неплохо. Мы выполнили все социальные обязательства: по выплатам заработных плат, пособий. Огромный сбой был по лекарственному обеспечению. Мы провалились очень серьезно к ноябрю. В пятницу было совещание в Министерстве здравоохранения, там Орловская область была приведена в пример, как регион, который вышел из этой ситуации. Огромную работу провел новый руководитель департамента здравоохранения Орловской области Александр Лялюхин. Молодчина. Профессионал на своем месте. Я рад, что он местный, орловский. В кротчайшие сроки справился. Человек много не болтает, но досконально знает свое дело. Феноменальный скачок в лучшую сторону. Ручная работа каждый день: совещания каждое утро с главными врачами, лекарства развозились по квартирам, по льготникам. Сегодня у нас «неотваренных» рецептов 112 штук. Это не прошлые, а новые – определенного рода текучка. Ряд лекарств мы даже вперед дали.

Были определенные сложности по году. Дай Бог, чтобы каждый регион так подходил к концу года, и даже по деньгам. Мы вытащили все деньги из федерального центра на объекты 450-летия Орла. Мы их разместили, раздали, заставили подрядчиков эту работу проделать. Качественно выполненные работы. Да, затянули по некоторым объектам, например театры. Но сдавать «абы как» я не хочу. Это будет неправильно. Сразу после январских праздников еще пять объектов 450-летия мы начинаем вводить в эксплуатацию. Все они очень качественно сделаны.

Наследство досталось очень тяжелое. Сразу хочу сказать, чтобы никто не обижался, ни для кого не было шоком. Как только я перережу крайнюю ленточку объекта 450-летия, я прошу, чтобы в сентябре – октябре 2016 года в Орловскую область прибыла сводная группа Счетной палаты РФ и Генеральной прокуратуры для того, чтобы проверить, как расходовались деньги по объектам 450-летия, у меня уже подготовлено письмо. Это просто хамство по некоторым объектам. Наглое воровство. Пусть проверяют, возбуждают уголовные дела, ищут, находят и доводят все это до логического завершения. ММЦ – более 300 млн руб., со станцией обезжелезивания тоже все непросто, и по ряду других объектов. После моих заявлений, понятно, они будут крутить документы, что-то пытаться сделать. Но существует финмониторинг: видно, когда деньги выводились, когда они обналичивались. Был один момент, когда кто-то один приступил на старте, а нам остался не то что слив, а даже молока уже нет. Из оставшегося нужно достроить. Мы сегодня достраиваем. Хватило возможности в Москве договориться, чтобы что-то добавили, чтобы мы оборудование докупили. Станция обезжелезивания – тяжелейший объект. Вспомните, китайцы зашли с каким-то своим дрянным оборудованием. Не китайцы виноваты, но просто у нас хотели сделать эксперимент. Понятно, что оборудование гораздо дешевле, чем белорусское, но что в итоге мы получили бы? Объект был бы, но толку от него не было бы. К этому вели за 800 млн руб. До тех пор пока не будут проведены все настройки, технические и регламентные работы, мы вводить ее не будем. Впереди у них тяжелый год отчетности. Может, проверка будет и раньше, чтобы не тянуть время, чтобы не смотались и не смылись. Фигуранты кое-какие уже известны.

Год рабочий, тяжелый сложный, напряженный. Я очень благодарен Орловскому областному Совету. Мы все оговаривали на берегу. Если какие-то сложности появляются, обо всем договариваемся. На все комитеты ходят мои заместители, поэтому областные советы у нас проходят абсолютно спокойно, при единодушном голосовании. Если вы думаете, что мы не спорим и все у нас замкнуто, нет. Мы спорим, где-то наша точка зрения меняется. Но это все происходит на берегу, чтобы не устраивать никакой истерии. Думаю, и 2016 год будет так у нас проходить – в нормальных, конструктивных разговорах.

2016 год будет непростой. Вы видите, какая ситуация в экономике. Экономика будет влиять на политику, выборы в Государственную думу. Это будут пытаться использовать. Здесь нужно власти у себя на территории отслеживать, через средства массовой информации объяснять истинное положение и истинную картину, чтобы информировать население в правильном направлении. Тем где слабо, тонко, где скоро будет рваться, лучше мы сами скажем, чтобы это не было каким-то сюрпризом и это не использовали в своих целях. Есть те, кто балдеют: чем хуже, тем у них настроение лучше. Это образ жизни. Святогорец Паисий сказал: если человек не занимается сам собой, то дьявол награждает его другой работой - он начинает искать недостатки у других.

Недавно Орловский областной суд внес некоторые изменения в начисление земельного налога, который рассчитывается исходя из кадастровой стоимости земли. Суд увидел недостатки и признал не действующим Постановление правительства. Уровень кадастровой стоимости высок – говорили не раз. Это стон нашего бизнеса, людей, которые занимаются реальным делом. Многие обрадовались, что с решением суда кадастровую стоимость пересмотрят. Какая ваша позиция по этому поводу? Второй аспект – наверняка в бюджете были заложены эти деньги. Что будете делать?

Мы изучим решение суда более досконально. Если есть наши промахи, будем пересматривать в тех рамках и недостатках, которые выявлены. Споров быть не может: решение суда – это точка. В решении нет конкретики (снизить в два раза, например), там есть процессуальные, юридические моменты. Та организация, которая проводила эту кадастровую оценку, сертифицирована, лицензирована. Эти документы передавались, в том числе и в федеральный центр. Они просто так из ниоткуда не появились. Но в сегодняшних условиях, я согласен, что это серьезное финансовое бремя для бизнеса. Какую бы доходную часть для себя не видели, мы пойдем на то, чтобы ослабить здесь ситуацию. Более того хочу сказать, что до решения суда с председателем облсовета Леонидом Музалевским есть выстраданная, выработанная позиция. Мы сами понимаем, что палку перегнули. Считали в 2014 году, когда доллар был по 30 рублей. 2015 год все изменил. Кто знал, что из 30 это все превратится в 70. Кредиты стали намного дороже. Бизнес стал пробуксовывать.

Недавно я выступал на ОТР по поводу кредитно-денежной политики. Не многие знают расшифровку «декапитализация банков через регионы». Люди бизнеса это принимают, губернаторы это очень хорошо понимают. Мы декапитализируем банки напрямую из ЦБ, дабы сохранить их платежеспособность. Но есть же поручение президента Владимира Путина помочь регионам заместить коммерческие кредиты на бюджетные. Я это и имею в виду. Замещение коммерческих кредитов  на бюджетные через регионы, чтобы они разметили эти же деньги в этих же банках. Но мы тогда уходим от процентного содержания ранее взятых коммерческих кредитов. И банки от этого ничего не теряют, и регионы уходят от этого серьезного бремени. У нас сегодня больше миллиарда рублей на содержание коммерческих кредитов. При этом мы добились пересмотра кредита «Пшеница - 2000». Цена вопроса: евро – 44,25 рубля. Мы стабилизировали на среднем курсе 2014 года.  Нам удалось превратить кредит в рубли. Если бы это было евро, все те проценты, которые выплатили по кредиту (14 лет), просто смыты, будто их не отдавали. Минфин рассчитался по этим валютным долгам, сегодня мы должны Минфину, а не европейскому банку. В 2016 году буду пытаться оттянуть начало выплат на 2017 год. Министра финансов России Антона Силуанов пока сопротивляется. Он переживает за федеральный бюджет.

У нас есть завод «Этанол», какие-то есть подвижки к его запуску?

Я разговаривал с владельцем предприятия. 10 млн руб. Это не такие большие деньги, нужно закрывать. Он мне пообещал, что это сделает, но почему-то по каким-то причинам идет пробуксовка. Мы не имеем ни одного процента своего участия. Все что я прошу, даже у председателя правительства, я прошу за частный бизнес, лоббируя их интересы. Например, завод «Кристалл» понятия не имел, что им привезут акцизную марку. Для них это был подарок. Они думали, что и дальше придется биться. Мы можем только помогать, поймите. Я могу походатайствовать. У всех регионов сейчас стоит одна задача – как можно меньше внутренних распрей, как можно больше дела. Все, что зависит от меня, я сделал. Теперь это их внутренние дела. Тот перечень недостатков, который Росалкогольрегулирования отметил у «Этанола», не может устранить правительство Орловской области. Сегодня мяч на стороне собственников предприятия.

Вопрос по «Платону». Вы сразу сели с дальнобойщиками за стол переговоров. На уровне регионального правительства будет прорабатываться вопрос по снижению транспортного налога. Удастся ли эту инициативу реализовать?

Мы идею подали, а президент ее услышал и озвучил. Ни один другой регион этого не сделал. Даже секрет расскажу, когда я озвучил идею, мне позвонили из Москвы: «Ты что творишь? Если вы такие богатые, зачем ты к нам приезжаешь за деньгами, ты же часть бюджета недополучишь». Но другой помощи со своей стороны я не видел. Я понимаю, что «Платон» нужен. Прежде всего, с целью контроля за грузами. Тот же самый незаконный алкогольный бизнес пользуется этим транспортом – по воздуху же эти бутылки со спиртом не летают. «Платон» позволяет, что в этой машине есть, какая накладная и куда эта машина идет (я сейчас не рекламирую).  От этого не уйти. Перевести в серьезных объемах продукцию, минуя федеральные трассы, невозможно. «Платон» наводит в этом отношении порядок. Когда я разговаривал с дальнобойщиками, спросил: «Мужики, в чем основная загвоздка?»   Никто не сказал, что если снизить транспортный налог, «Платон» не будет волновать. Они к моему посылу отнеслись спокойно. В объемах общих плат налог занимает малое место. Для Орловской области это 56 млн руб. за год. Для нас это деньги, в объемах перевозчиков – это сущие копейки. Они сказали, что готовы платить, но просят объяснить, куда пойдут эти деньги. Я считаю, что в «Платоне» не доработано – должна быть адресная программа. Субъект получит такую цифру, в том числе и на развитие региональных дорог. Когда адресная программа будет составлена, все вопросы отпадут.

Прокомментируйте высказывание заместитель министра экономического развития России Александра Цыбульского, который заявил, что создание в Орле особой экономической зоны является преждевременным.

Когда Александр Цыбульский будет здесь, он скажет совсем другое. Я не знаю, для чего он это сказал. Он назначен министром ответственным за реализацию поручения президента по созданию особой экономической зоны. Именно он и генеральный директор ОАО «ОЭЗ» Виталий Милявский. В сегодняшней ситуации есть вопросы. Но мы и здесь опередили. Подразумевалось выделение средств для строительства инфраструктуры. И мы могли вывалиться, так как с деньгами в бюджете сложно. А мы представили индустриальный парк «Зеленая Роща», там 140 гектаров сегодня и 260 можно приклеить, уже с инфраструктурой. Цыбульский, вероятно, об этом еще не дочитал. Приедет, скажет по-другому, еще и ленточку перережет. Не он, так глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев.

А можете назвать претендентов на аэропорт?

Не буду называть. Пускай они между собой сейчас бодаются. Очень серьезные партнеры. Мне нужен среди них конкурс. Это сладкий пирог – 400 гектаров земли. При этом все рядом – город, железная дорога. Они сейчас все просчитывают, те, у кого сейчас есть деньги. А денег в Российской федерации у бизнеса очень много. Если они на самом деле хотят развиваться, а лучшего рынка, чем РФ, не придумаешь. Аэропорт «Южный» это одно из лучших мест, для того чтобы инвестировать. Компания, которая заявилась крайней – это компания с мировым именем. Они на подходе. Вот посмотрите, все будет нормально.

Ходили слухи, что после отпуска заместитель губернатора и председателя правительства Орловской области – руководитель аппарата губернатора и правительства Орловской области Вадим Соколов на работу не выйдет. В качестве претендента на его должность называли главу Мценска – Сергея Волкова. Потом появилась информация, что на Волкова достали папочку компромата, и его кандидатура была полностью утоплена. Кого вы планируете на место Соколова?

По всей видимости, кадровые изменения по этой должности будут. У меня в планах эту должность реорганизовать на две части: зампредседателя правительства по внутренней политике, а другой – руководитель аппарата губернатора. Это будут два разных человека. Кто это будет, вы узнаете позже. Сегодня люди, которых я предполагаю назначить на эту должность, проходят определенную проверку, в том числе и в силовых структурах. В случае прохождения они будут представлены.

Вы выходили с предложением о смене руководителя Пенсионного фонда по Орловской области Николая Баранчикова. Если это так, то кого вы на это место планируете или кого предлагали?

Я вам правду скажу, я ее всегда говорю. Я никогда не выходил с предложением о смене Баранчикова. Если возрастные цензы подходят к тому, что он должен через какое-то время покинуть пост. То предлагать на эту должность будет Пенсионный фонд РФ – Антон Дроздов, а я буду согласовывать, как и положено по процедуре. Если господин Дроздов обратится ко мне, с просьбой озвучить кандидатуры, я представлю. Пока это не является острым вопросом. Не первый в повестке дня, но он будет. Баранчикову 65 лет. Есть закон РФ, он не силовик, здесь продлеваться не получится. 

Почему ушел заместитель губернатора Александр Барташев. Как-то на два месяца появился, мигнул и исчез. Никакой информации. Проворовался или пошел в рост?

Александр Барташев человек более масштабный, чем работа в Орловской области. Уровень его подготовки и профессионализма выше. Он, по всей видимости, будет трудиться на федеральном уровне в дорожной службе. Ни о каком «проворовался» речи быть не может. Это же Орловщина, я ко всему уже привык: слухов много всяких разных. Ту задачу, которая перед ним была поставлена, он выполнил. У него большой потенциал, крылья здесь не развернуть. Ему предложена зарплата 80 тысяч рублей.

Но он знал об этом, когда шел?

Да. Он работал в Московской области, где бюджет на дороги около 80 млрд руб., у нас бюджет на всю Орловскую область – 25 млрд руб. Я его пригласил, когда нужно было решить вопрос по Раздольной. Он не шел на зарплату. Он шел для того, чтобы в кротчайшие сроки пересмотреть проект. Он пригласил компанию, нашли решение, и Раздольная сегодня в другом конструктиве, у меня есть абсолютная гарантия, что весной примем ее в эксплуатацию. Если бы сюда Барташев не пришел, я бы не сдал Раздольную как объект 450-летия.

Люди, которые работают в ГУП ОО «Дорожная служба», жалуются на руководство. Они говорят, что начались сокращения по производственной части, что там зависла как раз работа на Раздольной.

У меня тревог по «Дорожной службе» на сегодняшний день нет. Ян Хан Мо этим вопросом занимается. Он сам дорожник. Он Орловскую область знает вдоль и поперек. Он чистый технарь. До него был Евгений Гончаренко экономически человек подготовленный, но не дорожник. Здесь нужно быть более практиком, поэтому я попросил Ян Хан Мо возглавить «Дорожную службу». Объем финансирования на 2016 год по дорогам мы будем увеличивать. Ян Хан Мо чистый технарь. Он въедливый, знает, что такое техника, что такое гидравлический шланг, что такое КДМ. Это не кабинетная работа. Он должен с мужиками иметь возможность поговорить на их языке. Нужен человек не офисный в галстуке.

С новым составом не поменялось количество заместителей мэра – четыре. Ну, один, два – достаточно. Сами заместители говорили, когда структура формировалась, что бегают по три раза на день в дом через площадь, советуемся. Я не знаю, кого они имели в виду: Леонида Музалевского как руководителя партии, Вадима Соколова как руководителя аппарата. Как вы оцениваете, нужно ли четыре заместителя? При том, что Усиков сокращает почти полторы сотни человек. Если они хотели сократить бюджетные расходы – вот прекрасный случай. Там огромные зарплаты.

Приходили, приходят и будут приходить советоваться. Так было, так есть и так будет. И мэр и сити-менеджер будут сюда приходить. Сегодня нет независимого города Орла от бюджетных процессов Орловской области. У нас было предложение о сокращении этих должностей, но на сегодняшний день они попросили поработать в этой структуре. Мы посмотрим, к чему это приведет, – они поработают.

Ситуация с заводами «Орлэкс» и «Дормаш». Что там сейчас происходит? Какие меры предпринимаются, чтобы помочь этим предприятиям?

Объем невыплаченной заработной платы в субъекте колеблется в районе 50 млн руб., из них почти 46 млн руб. задолжало своим сотрудникам именно это предприятие. Все, что можно было сделать, чтобы вытащить предприятие, делается. Его никто не бросает.  Там были сделаны хитроумные схемы, на мой взгляд. Сегодня прокуратура этим вопросом занимается. Не знаю, как руководство предприятия будет на него отвечать. Предприятие ни на йоту не принадлежит Орловской области: мы не можем поменять ни бюджет, ни директора, ни правление свое назначить, но надеюсь, что 30 декабря 2015 года работники часть своей зарплаты получат, - сообщил Вадим Потомский. - Это сделает та организация, которая в дальнейшем будут вытаскивать «Дормаш» из создавшейся ситуации. Я сказал руководству предприятия в лице Воропаева: «Если вы не найдете решение, я буду вынужден вмешаться и дам вам того, кто начнет предприятие вытаскивать. Имейте в виду, они не зайдут туда на один день, они станут собственниками. Они просто так деньги в долг не дают. Они разберутся полностью и до копейки: что и как произошло». Я не буду называть, кто это, но я убежден, что слово сдержат и в Новый год люди получат хотя бы треть из того, что должны.

Что касается «Орлэкса», мы и конкурсного управляющего вызывали, кредиторов собирали, в арбитражном суде договорились – мы сделали все, чтобы у инвестора Олега Карпикова все сложилось, чтобы предприятие начало работать. В какой-то момент времени у него ситуация изменилась. Никто не может сказать, что мы со своей стороны хоть что-то не сделали. Это наследие, которое очень сложно сохранить, когда твоего там  нет ничего, ты можешь только давать советы и каким-то образом включать административный ресурс. Они частники, делают, что хотят. Не при нас, в конце концов, этот мощнейший промышленный комплекс Орла и Орловской области был разбазарен и распродан – превращен в торговые центры. Вы же это все знаете. Задача была по уничтожению «Орлэкса» только для одного, чтобы фасадное здание тоже стало торговым центом. Но этого пока не произошло. До сих пор мы это предприятие предлагаем. Но в сложившейся сегодня экономической ситуации не является оно вкусным для бизнеса, потому что основные площади самые интересные уже в ненормальном удалении друг от друга находятся, либо система коммуникации между ними не выстроить – предприятие разорвано. Но оно не забыто. Надеюсь, что что-то произойдет. Там сложно.

Было много хороших новостей в этом году, но были не очень хорошие, особенно под занавес года. Два депутата облсовета проявили себя не с очень хорошей стороны. От чего это случилось: от чувства безнаказанности, от уверенности, что деньги и связи все решают. Какие выводы по итогам были сделаны?

Нужно меньше пить. Это тоже становится искусством – не всем дано. Лупину нужно отдать должное. Он уходит из областного Совета. Я считаю, что это мужской поступок. Споткнулся Алексей, но он неплохой парень. Он останется работать в «Орелоблэнерго». Что касается партийных должностей, с них он уходит, но в партии остается.

Относительно братьев Будаговых, на мой взгляд, то, что они находятся под домашним арестом – это правильно. У обоих дети. От того, что их закроют, дети воспитаннее и счастливее не станут. То, что они сразу моментом исправятся в местах лишения свободы, я сомневаюсь. Я убежден, что такое поведение от определенной исторической безнаказанности. Это не первый случай. Люди, которые знают, что за это понесут наказание, даже в поддатом состоянии, так себя не ведут. Люди, которые знают, что их в любом случае отмажут, они себе это позволяют. Насколько мне известно, это не из первых случаев, которые были в Орловской области. До этого были прецеденты, были закрыты глаза. Не только связанные с ними, а и с другими. Будучи без прав – сесть за руль. Ехать на «Бентли» и нечаянно кого-то уронить, потом с ним поиграть в футбольный мячик. Это определенный внушенный себе образ: мне так можно. То, что себе эти люди судьбу сломали на этом этапе, я в этом убежден. По всей видимости, у следствия есть и видеосъемка: не просто так СК выходил с предложением взять под стражу, значит, есть фактура. Не просто по щеке дали. Они получат какое-то уголовное наказание - штраф это будет или еще что-то – но себя они в историю загнали. А еще это большая беда для отца. Он говорит, что «это не на них, а на меня». А при чем тут он? Неправильное объяснение этой истории. У него и так головных болей: предприятия, стройка, закредитован сильно. Он же пашет. А тут такой подарок. Надо вести себя по-другому, это хороший намек для них и другим тоже. Никакой депутатский мандат и никакая корочка не спасет. Но жалко больше того, который лежит в больнице. Должны быть мужские поступки, уж если бьетесь, то хотя бы один на один, а не колхозом.

ОЭЗ «Серп и молот» уже несколько раз меняет место дислокации. Глава региона заявлял, что она будет располагаться в Орловском районе, потом - во Мценском, а позже появилась информация, что ее ядром станет уже существующий индустриальный парк. Где же она будет располагаться?

Основная площадка – «Зеленая роща». Я не говорил, что это будет одно пятно. Это может быть несколько участков. Будет основное постановление правительства, а к нему будут дополнения. Там, где мы будем подготавливать инфраструктуру, она будет иметь свое развитие. Так сказать, с филиальными частями. Нам замахиваться сильно не надо: два пятна по 400 – 500 гектаров будет достаточно. Нужно и инфраструктуру завести и резидентов. Это не так просто. 

Вы говорили, что Орловская область станет площадкой для какого-то эксперимента по переработке мусора. В 2016 году будет что-то уже построено?

Когда я такое говорил? Никаких экспериментов я здесь проводить не буду. Пока я здесь губернатор, здесь не будет ни одного мусоросжигающего завода и никаких экспериментов с мусором. Есть современные технологии, которые позволяют ставить линии по сортировке, чтобы изымать из объема отходов «вторичку». «Вторичку» эту перерабатывать. Сегодня есть такие предприятия в Ливнах, в Мценске вот-вот будет запускаться. Будет строиться второй полигон. Первый, который существует, к нему есть ряд вопросов, в том числе и внутри самого предприятия. Никаких экспериментов мы не дадим здесь проводить. Все будет с соблюдением норм экологического законодательства и без какой-либо термической обработки.