О подвигах, о доблести, о славе… Почему чиновников нельзя пересадить на велосипеды, повысят ли цены в столовой администрации Орловской области и получит ли продолжение «банный ролик».

25 сентября в санатории «Дубрава» состоялась встреча губернатора Орловской области Вадима Потомского с журналистами региона. Уже год у Орловщины новый губернатор, на пресс-конференции подводили итоги и делились впечатлением о пройденном. Вадим Потомский попросил представителей прессы не стесняться, назвал себя «всеядным» и пообещал отвечать на любые вопросы.

«Болховские Куранты»: Правительством области утвержден режим экономии денежных средств, что в сложный экономический период оправдано. А вот в районе главы муниципалитетов ведут себя по-барски. Известен случай, когда глава поселения получил почти 2,5 миллиона рублей от продажи невостребованных земельных долей, и 1 миллион рублей он выделил себе на приобретение автомобиля. И такой случай: на сентябрьской сессии городского совета вынесено два решения – о премировании главы города, который исполняет обязанности три месяца, и о введении должности помощника секретаря главы. При этом на сессии тоже было несколько вопросов об экономии бюджетных средств. И как пример экономии – предлагается отключить уличное освещение в городе. Вмешательство региональной власти отсрочило выполнение таких решений чиновниками. Как, на ваш взгляд, прекратить барство местных руководителей и заставить их работать во благо людей?

Вадим Потомский: Есть такие регионы, несмотря на свою бюджетную освещенность, которые занимаются вопросами экономии бюджетных средств. Первое, что сегодня они уже сделали, «сломали через колено», – это систему взаимоотношений между региональной властью и районной властью. В районах остаются депутатские корпуса, но концентрируется единая система распределения бюджетных средств. Если взять Тульскую область, эта система позволила сэкономить в прошлом году порядка 8 миллиардов рублей. Если в нашем случае эта система позволит сэкономить хотя бы 1 миллиард рублей, это очень серьезное подспорье. Что касается некой вседозволенности и приобретения какого-то автомобиля или каких-то других благ, с этим надо бороться. Надо это выдавать в публичную область. То, о чем вы сказали, я об этом узнал. Сейчас для себя, естественно, это помечу и приглашу Дорофеева. У меня по этому району много вопросов. Есть много механизмов для того, чтобы не было вседозволенности. Для этого должна быть активная позиция депутатского корпуса. Не должно быть соглашательской позиции. Поэтому и представительство в депутатском корпусе должно быть разнопартийное, а не подавляющее большинство одной партии. Если есть спор, мы позволяем такие моменты обличать и делать какие-то другие, правильные, решения. На Болховский район мы обратим внимание, есть вопросы к нему. А конкретно по тому, который три месяца исполняет обязанности, а уже его премируют, он, наверное, какой-то подвиг совершил. Только я об этом подвиге не слышал, и вы об этом не слышали, – значит, никакого подвига нет.

Телекомпания «Истоки»: Вы сказали, если СМИ будут освещать эти темы, мы будем реагировать. Подобная ситуация дошла до своего логического завершения, там глава администрации Громов приобрел автомобиль, который стоит больше миллиона. Эта информация прошла по всем федеральным СМИ. Более того, до судебного разбирательства дошло. Но, тем не менее, Громов прекрасно себя чувствует, разъезжает на этом автомобиле, в то время как поселок Колпна разваливается. Интересно, может быть, вы доведете это дело?

Вадим Потомский: Я за Виктора Алексеевича заступлюсь. Колпнянский район – один из немногих районов, у которого нет долгов (по коммуналке, по социалке), они более-менее самодостаточны. Я считаю, если руководитель района способен так держать и так распоряжаться, зарабатывая деньги, а не стоять с протянутой рукой, то он имеет право быть поощренным, в том числе и автомобилем. Какой-то метод поощрения тоже должен быть. Абсолютным популизмом заниматься не надо, не надо всех сажать на велосипед.

«Орловская городская газета»: В выборах 2015 года открыто покупали голоса. Человек, который этим занимался, победил на округе. Не боитесь ли вы, что это повлияет на 2016 год? Это очень опасно для власти, это снижает явку, веру народа во власть.

Вадим Потомский: С такой системой и с таким методом выборов я знаком еще с Ленинградской области. Я не знаю, какие решения будут приняты в Орле, правоохранители в этом что-то найдут или нет. Будут ли на этом участке выборы недействительны, не знаю. Там есть кандидаты системных партий. Одна из них - главврач больницы, очень уважаемый человек, по опросам побеждала однозначно. Если правоохранители не найдут здесь каких-то нарушений, это будет один из сигналов, что можно будет таким образом проводить выборы. Учитывая такие нехорошие перспективы, будем вносить изменения в выборное законодательство 2016-го года, чтобы исключить возможность такого. Это в завуалированной форме подкуп, мы называем вещи своими именами. В Ленинградской области мы эту систему победили. Мы победили только за счет одного – выстроили огромное количество наблюдателей и мобилизировали весь свой электорат. Сделали так, что наши люди пришли на выборы. Другого выхода нет. При явке 30% эта система будет работать не в пользу тех, кто на самом деле имеет авторитет. Нам нужно повышать явку, заинтересовывать людей, чтобы они на выборы пошли. 30 % явки – это либо усталость, либо какая-то безликая, неинтересная избирательная кампания. Со своими избирателями работать правильно, и не будет такого, что они за деньги проголосуют.

«Время Орловское»: На ближайших выборах в горсовет вы заняли, скажем, так, надпартийную позицию. По итогам выборов, вы считаете, что это было правильное решение? Вы не разочаровались? И как вы планируете действовать на предстоящих выборах 2016-го года?

Вадим Потомский: Если знаешь, где упадешь, всегда соломы бы настелил. Конечно, что греха таить, я недоволен результатами этих выборов. После драки кулаками махать непринято – это первое. Что сделано, то сделано. У нас был Горком, я там свое мнение сказал. В мой адрес тоже полетели некоторые камни, что не надо было находиться над схваткой. Может быть, и не надо было. Теперь я попросил своих товарищей по партии, чтобы они меня привлекли к избирательной кампании 2016 года. Если это произойдет, то дальше результат будет иной. У меня есть политтехнологи, юристы, которые профессионально занимаются выборами, которые знают, что надо делать, чтобы включать людей в избирательный процесс. Сейчас у КПРФ я этого не увидел. Если вы живите не в Орле, вы не являетесь журналистом, вы не являетесь человеком, который занимается хоть какой-то политической составляющей в регионе, вы никогда не переведете, что такое «педрол», почему не нужно париться, что такой есть просто характер. Это неправильно. У КПРФ есть другие лозунги – народные, к которым люди привыкли, которые они воспринимают нормально. А вот эта а-ля-претензия на оригинальность привела к тому, что просто кто-то с кем-то выяснял отношения. В окружении политиков понимали, о чем идет речь. А 90% населения города не понимали, поэтому такой результат. У меня дочь учится в институте. Она приехала сюда и говорит: «Слушай, висит лозунг КПРФ – «Студенты – не рабы!» То есть, я, студентка, если проголосовала не за КПРФ, то я – рабыня?». Логичный вопрос? В этой избирательной кампании не было ни одного федерального не грязного, а чистого эффекта.  Этот эффект делают только профессионалы. Везде должны работать специалисты.

«Орловские новости»: Расскажите, пожалуйста, о судьбе «Дубравы», в которой мы сейчас находимся. Что дальше будет с ним?

Вадим Потомский: У меня самого руки чешутся, я же бизнесом занимаюсь, я это здание вижу. Хочется его достроить и запустить в эксплуатацию. У нас строятся гостиничные комплексы, люди с деньгами туда пойдут, потому что там номера хорошие. Остальные так, более-менее, возле двух звездочек. Здесь очень хорошее место с точки зрения экологии, чистоты. Я встречался с одной компанией. В конце октября сюда приедут и предложат какие-то решения по этому комплексу, чтобы его привести в порядок, вложить сюда свои деньги и забрать его в эксплуатацию на основе ГЧП (государственно-частное партнерство). В сегодняшней ситуации привлечь инвестора очень сложно. А найти деньги в бюджете, для нас это невозможно, чтобы мы вложили свои деньги и из «Дубравы» сделали то, что хотелось бы видеть. Номера, которые здесь сделаны для гостиничного комплекса, они такого размера, что все люксовые по площади – от 60 метров и более. Для того чтобы сделать рентабельной эту гостиницу, надо чтобы заселенность была большая. Тут получается здание огромное, а людей мало. Сделать высокую цену мы не сможем, это же не «Националь», не «Метрополь». Итальянцы были, думают. Турки сейчас хотят посмотреть. Но турки начали с другой идеи. «Дубраву» сделать реабилитационным центром. Осуществится или не осуществится – сказать не могу. Сложно, очень сложно.

«Первый Областной»: Вадим Владимирович, вы работали в Орловской области сначала как исполняющий обязанности, затем как глава региона. Что вы считаете своей личной победой?

Вадим Потомский: Личной победой? Поражений нет, побед мало. Мало времени прошло, чтобы про какие-то победы говорить. Считаю, что немножко лед тронулся. Мы только начинаем порядок в Орле наводить. В целом, у нас есть проекты, есть заинтересованные лица. Победой я считаю то, что президент поддержал особую экономическую зону в Орловской области. Мы сейчас очень серьезно этим занимаемся, готовим документы, привлекли компании. Когда мы получим постановление правительства о создании особой экономической зоны, экономический баланс, возможности региона будут очень серьезными. Не так много регионов, которые могут этим похвалиться. Налоговые льготы, позволят нам разместить ряд производств, которым будет выгодно у нас находиться. Победа – то, что заставили работать то же самое дорожное хозяйство по-другому. Победа в том, что мы делаем дороги в несколько раз больше.. Победа в том, что мы не дали уничтожить имущественный комплекс по тепловому хозяйству города Орла. Мы подписали мировое соглашение на весь имущественный комплекс, который остается у нас в собственности. И никто его не будет покупать, не появится ни один частник. Победа в том, что сегодня «Газпром» дал 187 миллионов 500 тысяч рублей для достройки школы в Долгом. И много таких моментов, которыми можно было хвалиться. Есть некоторые промахи, поражений нет. Пролетаем в этом году с урожаем, но это природа. Тут ничего не сделаешь.

«Орловская правда»: В этом году наша область одной из первых, если не первая, освоила те федеральные субсидии, которые выделяются на поддержку сельского хозяйства. По каким основным направлениям они расходуются? В целом, учитывая эту поддержку, наши сельхозтоваропроизводители, крестьяне могут увеличить свою долю на рынке?

Вадим Потомский: Мы в лидерах в Центральном федеральном округе по применению федеральных средств. И сегодня в лидеры выходим по применению региональных средств для своего товаросельхозпроизводителя. Куда мы направляем? Это поддержка тех, кто занимается зерновыми культурами, и особенно тех, кто занимается животноводством. Нам есть, что защищать, потому что у нас огромнейший потенциал по развитию. Деньги на 2016 год мы будем стараться вложить как можно больше в животноводство, потому что корма у нас есть. Их нужно отдать своему скоту. Но это тоже нужно в том случае, когда у нас есть и переработка. Потому что получится так, что опять повезем в другой регион.

Вопрос о строительстве дорог. Тема, конечно, не новая для обсуждения. В Ливенском районе, в некоторых селах наблюдается бездорожье. Я понимаю, что, может быть, не стоит задавать губернатору такой мелкий вопрос, но есть такая организация «Орелгосзаказчик», которая занимается строительством дорог. Достучаться до нее в прессе невозможно. Спрашиваем, задаем вопросы – только в письменном виде. Отсылаем им письмо – никогда не отвечают. Вот что это – «тайны Мадридского двора», которые не дано знать простым смертным, или это чиновничья спесь, с которой, я не знаю, как уже бороться?

Вадим Потомский: Этот вопрос я поставлю руководителю «Орелгосзаказчик» Денису Блохину. Что касается дорог, про сам Ливенский район сейчас не скажу, но скажу, что в этом году Ливнам выделили дополнительно почти 50 миллионов рублей. Вы это знаете, это видно. 237 миллионов – только на строительство моста, к которому никто не прикасался с 54-го года. В 17-м году мы этот мост сдадим новым. Сейчас 7 метров, будет 12 метров – абсолютно новый мост. Что касается сельских дорог, помните, у нас забрали 47 миллионов рублей. Я так возмутился, что нам 324 миллиона вернули назад. Проблема в другом. Мы эти деньги получили, сегодня их нужно использовать. Но пока проведем конкурс, выберем подрядчика, полетят белые мухи. И получится смех, понимаете? Мне и успеть хочется, и качественно сделать. На следующий год мы закладываем приличные деньги именно на сельские дороги – прежде всего, на те маршруты, по которым детей возят в школы. Работы очень много. По всей России есть проблемы с дорогами. Лучше сделать в 2016 году, еще год потерпеть, но нормальный объем и качество, нежели переделывать каждый год.

Георгий Саркисян: В областной администрации работает столовая, в которой продаются обеды по социальным ценам. Я сильно сомневаюсь, что у вас в правительстве, в администрации, в Облсовете работает социально незащищенная группа. Есть смысл уравнять, сделать обеды такие, какие есть, а разницу отдать тем же школам.

Вадим Потомский: Я подумаю над вашим вопросом. Я не обедаю в столовой администрации, поэтому не знаю, какие там цены. Я обязательно схожу и посмотрю. Я вам расскажу про школьное питание. У меня два школьника: сын – в первом классе, дочка – в седьмом. Я спрашиваю дочку: «Ты кушаешь в школе?». Она говорит: «У нас весь класс не кушает». Сына спрашиваю: «Кушаешь? – Кушаю». И мы сейчас хотим, провести опрос и посмотреть, правильно ли мы расходуем деньги, в таких ли количествах, потому что не все школьники кушают школьное питание. Мы сегодня единственный регион в Российской Федерации, который 100% это делает. Даже в знаменитых Белгородской, Воронежской областях, которые на много богаче нас, у них этой системы уже давно нет. Но мы сначала изучим тему.

«Вести Орел»: Возвращаясь к теме платы за землю, это касается не только предпринимателей. В редакцию обращаются учителя и врачи, которые принимают участие в программе малоэтажного строительства. В некоторых районах эта стройка становится уже непосильной. Что делать по этому поводу?

Вадим Потомский: А вы можете назвать, насколько она увеличилась – в деньгах? Платили 10, стали сколько платить? Не можете сказать. А я вам скажу: платили 10, стали платить под 180 – разница большая. А есть те, кто платили 10, а стали платить 18. Все зависит от того, где находится земля. Здесь должен быть выборочный подход, и какие-то конкретные сигналы надо рассматривать отдельно. На самом деле, ставка земли в Орловской области не очень высокая. И еще: бюджет откуда-то, просто так, не берется. Бюджет мы должны делать. Я не говорю, что мы должны налоги повышать-повышать-повышать, но нужно какие-то меры предпринимать. Смотрите, карьер – лицензия есть. В год платят налог – 150 тысяч рублей. В день зарабатывают до 500-700 тысяч рублей. Разве может быть такая ставка? Не может быть такой ставки. Поэтому конкретно надо смотреть.

«Радио России»: Я хотела бы вернуться к теме здравоохранения, а именно к сфере закупок льготных лекарств – это первое. И второе: вы говорите, что в сфере здравоохранения творятся нехорошие процессы, и что нужно обращать на это внимание как можно чаще. Мне кажется, Облсовет – это не совсем тот уровень, который может добиться кардинальных перемен.

Вадим Потомский: Я уже письма четыре подписал на имя Скворцовой Вероники Игоревны, что категорически не согласен с подходом Минздрава, как они платят врачам. На следующей встрече с председателем правительства я ему цифры показывать не буду, а приглашу его, чтобы он приехал и посмотрел, потому что мне поликлиникам в селе ходить стыдно. Когда у людей спрашиваешь, сколько они получают, – 5-7 тысяч рублей. Это правда. В среднем, температура по больнице, красивая цифра получается, а на самом деле совсем другая. Этими вопросами должны заниматься все губернаторы Российской Федерации. Что касается лекарственного обеспечения, система не сработала и не работает. Руководитель департамента здравоохранения Павел Сурмиевич подал в отставку. Он заявление написал, будет уходить. Как человек, он очень хороший, но не потянул. Система не работает. Он ее не смог сломать так, как я его просил. Будет другой руководитель - руководитель Территориального фонда обязательного медицинского страхования Александр Лялюхин. В октябре он приступит к исполнению своих обязанностей. Будем пытаться и такими кадровыми перестановками изменить ситуацию. Очень многое зависит от руководителя этого направления.

Какова ситуация на «юбилейных» объектах?

Вадим Потомский: Сегодня задача – довести объект до 450-летия и сдать их к юбилею города. Можно было бы перекинуться на другие объекты, но я настроен на то, чтобы сдать «юбилейные», потому что они достались с таким наследием, страшно об этом сказать. Набережная – без ливневок. Театр Тургенева – на старый паркет кладут новый, он точно так же скрипит. Вопрос: «Вы что делаете? Вы кому это делаете? На что отвечают: «Вот вы видите проект, он со всеми согласован, подписан – утвержден, экспертизу прошел». И так – по всем объектам. Все объекты, которые сейчас достраивают, половина практически не соответствует ничему. Просто какие-то вредители эти проекты заказывали и делали, и цены определяли. А достраивать надо.

Вадим Владимирович, что касается бюджета, по каким принципам будет формироваться бюджет?

Вадим Потомский: Бюджет будет социально направленным. Мы не можем не исполнять майские указы, потому что это один из основных показателей социальной экономической стабильности в регионах. Социальные обязательства будут выполняться.

Дмитрий Краюхин:  Скажите, пожалуйста, как все-таки знаменитый, нашумевший «банный» ролик расцениваете? А самое главное, планирует ли это каким-либо образом рассмотреть, к примеру, комиссия по этике?

Вадим Потомский: Я вас разочарую. Я ролик не видел. Знаете – почему? Я считаю себя мужчиной, это не мое дело, вот и все. И настоящему мужчине никогда не рекомендую такой грязью заниматься. Все, точка – на этот вопрос больше не отвечаю. Комиссия по этике пускай занимается вопросами этических соображений. Я не считаю, что какой-то ролик, который я не видел, стоит ее внимания. 

«Орелград»: Какова дальнейшая судьба дела «Орловской нивы»?

Вадим Потомский: Я неоднократно об этом говорил. Мне очень непонятна формулировка «в связи с истечением срока давности, не вовремя поданных претензионных документов в Арбитражный суд». При этом дело Арбитражный суд рассматривал очень-очень-очень долгое время. Потом и сроки кончились. Будем дальше заниматься, подключить других юристов и выходить на другие, более высокие, инстанции Арбитражного суда, для того чтобы это дело довести до ума. Я не верю, что предприятие стоило 14 миллионов, в котором тут же через три месяца продали комплекс за 140 миллионов. Я не верю в это. Да и никто из нормальных людей не верит. Это будет долго, суды, но что делать, другого выхода у нас нет, будем дальше заниматься.

«Московский комсомолец»: Полтора года назад, когда вы приехали в Орловскую область, вас приняли как «варяга». Вы для себя сейчас – «варяг»? Вы постоянно говорите «наша область», «наш бюджет».

Вадим Потомский: Я просто отвечу. Меня в Питер не тянет, вообще не тянет. Вот беседую дома, мама приезжала в гости: «Домой не хочется? – Нет». Я очень глубоко сюда прирос, очень фундаментально нырнул. И мне здесь нравится, поэтому все здесь уже мое родное. Это уже у меня в душе, я уже орловский. Я тут уже авторитет заработал. Понятно, что есть ограничение – два срока по пять лет. Я хочу, чтобы обо мне здесь вспоминали добрым словом. Мне ничего другого не надо. Я все в своей жизни сам заработал. Все, о чем нормальные люди могут мечтать, у меня есть – нормальная семья, двое детей. Машинами меня не удивить, домами/квартирами – тоже.

«Комсомольская правда»: Расскажите, пожалуйста, немножко о промышленности. Какая у вас сейчас ситуация на «Орлэксе». Там снова проблемы возникают, новый инвестор решил переехать все-таки. И еще вопрос по «Дормашу». Они отказались от сотрудничества с правительством Орловской области. Расскажите, какова ситуация, и в чем причина?

Вадим Потомский: С чего вы взяли, что они отказались от сотрудничества? Неправильная у вас информация.  Сейчас нашли возможность погасить часть заработной платы. По «Дормашу» ситуация очень тяжелая. По моей просьбе замминистра промышленности и торговли Российской Федерации отдельное по заводу совещание. Государственная гарантия предусмотрена – на 1 миллиард рублей. Но для того чтобы эту государственную гарантию подписать, у меня должно быть убеждение в том, что эти деньги целевые упадут на это предприятие, на улучшение его показателей для работы. Для того чтобы сегодня предприятие «Дормаш» заработало нормально, нужно порядка пятисот миллионов рублей, для того чтобы насытить их комплектующими, для того чтобы они могли производить ту продукцию, которую они могут делать у себя на линии. Но решения в министерстве мы начинаем находить. И главное – есть абсолютная поддержка на уровне всех заместителей, все стоят на нашей стороне. Более того, нам удалось, несмотря на сложность по долгам, включить его в перечень объектов по импортозамещению. Что касается «Орлэкс», то здесь я в понедельник хочу дождаться, когда из поездки вернется Карпиков Валерий. Что зависело от нас, от власти, с конкурсным управляющим мы сделали. Я просто с него веревки связал, и он все подписал – имущество передал, станки передал, всю документацию по закону продал, за 50 тысяч. Теперь «Промтэкс» – собственник той документации, которая была в целом на заводе. И вдруг у него приходит новое видение. Более того, мы сделали, так что это предприятие получило заказ. И что сейчас произошло, я не могу понять. Я хочу его дождаться в понедельник и поговорить. Мы что-то придумаем, в любом случае это сохраним. Карпиков это будет, не Карпиков.

«Инфо-Орел»: Вопрос по юбилейным объектам. В ноябре прошлого года вы заверили, что по набережным никаких вопросов не будет, горожанам не о чем беспокоится. Но недавний сентябрьский дождь размыл одну из набережных. Предусмотрены ли контрактом какие-то гарантийные обязательства по ремонту?

Вадим Потомский: Гарантийное обязательство, если я не ошибаюсь, пятилетнее. Компания «БалтСтрой» выполнит. Более того, после этого ливня, который прошел и смыл часть тротуарной плитки, они все переделывают и прокладывают ливневку за свой счет. И не только по этому участку, а по всем тем участкам, где предположительно возможны подобные ситуации при обильных осадках. В проекте это не было заложено вообще. Следующий ливень будет, увидите, что все будет правильно, что ливневые стоки будут отведены. Компания «БалтСтрой» имеет достаточно серьезное и авторитетное имя. Они отсюда не убегут с браком. Это одна из компаний, которая не приходит и говорит: «Дайте нам подряд». А к ним приходят и говорят: «Сделайте нам, пожалуйста». Компания «БалтСтрой» пока свои деньги вкладывает. Порядка 350 миллионов они вложили своих денег и ждут, когда мы с ними рассчитаемся. А рассчитаемся мы с ними в 2017 году, даже не в 2016-м. А теперь подумайте, 350 миллионов – при курсе 30, или сейчас – 60. Сколько эта компания потеряла? Никто не ушел с этого объекта. Они как работали, так и работают. И не уйдут, пока не сделают. Это очень важно.

Я хотела бы вернуться к вопросу о судьбе предприятий, в частности судьба Ливенского предприятия «Этанол». Еще совсем недавно оно было одним из самых развитых в области – предприятие по выработке спирта. Считалось одним из лучших налогоплательщиков в области. Сегодня судьба его не завидная. Слухи ходят разные: то не сегодня-завтра предприятие заработает, но проходят дни, а предприятие так и не работает.

Вадим Потомский: Была комиссия из Росалкольрегулированием, которая должна была посмотреть на этот завод, что он из себя представляет, выявить недостатки, сделать замечания и объяснить, почему нет лицензии. Комиссия поработала, визуально они никаких недостатков не наковыряли, которые не позволяли бы выдать лицензию. Поехали в Москву, жду на следующей неделе их решения. Либо это будет то, что они докопаются до столба, придумают что-то, чтобы объяснить свое поведение, либо просто лицензию вернут, но среднего не будет.

«Орлец»: При вашем предшественнике был запущен проект, связанный с обработкой цветных металлов.  В силу ряда причин завод на заявленную  мощность не вышел до сих пор. Как вы можете это прокомментировать, какие действия будет предпринимать, или не будет областная власть для решения этой проблемы? Инвестор уже заявил, что они рассматривают вариант переноса производства.

Вадим Потомский:  Сегодня подписано новое разрешение на строительство, они приведут документацию в соответствие. Были проделаны строительные работы без надзора, как должно быть, поэтому узаконить свои строения у них получится только через суд. Это не «палка в колеса». Что касается «Зеленой рощи». Вы прекрасно понимаете, что полтора года назад ситуация по отношению к деньгам, в плане валюты, была одна, сейчас она другая. Для тех компаний, которые сюда приезжают и готовы быть инвесторами «Зеленой рощи» или в другом районе, первое условие, которое я ставлю, – это открытие здесь российского расчетного счета. Если мне предлагают, что деньги будут находиться в офшорах, и оттуда они будут управлять предприятием, то я не соглашусь. Если брать ту же самую Ленинградскую область, завод «Форд» - 100% капитал американский, завод не работает на полную мощь. До кризиса таким инвесторам мы были бы рады. Сегодня надо понимать, что это бомба замедленного действия. Мы построим, откроем, людей на работу возьмем, потом они, по своим причинам, закрывают, а у нас – митинг. Устраивают наши условия – работаем, не устраивают – не работаем.

Вопрос по поводу капремонта жилья. С декабря народ собирает деньги. Когда Орловская область собирается отрабатывать программу 2015 года, если в Орле на сегодняшний день не сделан капремонт? Фонд ссылается на процедуры – согласование и так далее. Получается, в 2015 году программа не заработает точно, потому что никто ничего не делает.

Вадим Потомский: Я скажу – почему. А вы скажете – виноват я или правильно сделал. У нас порядка 1000 лифтов. 700 из них вышли за сроки эксплуатации более 25 лет. Деньги, которые собирались на капитальный ремонт, можно потратить на кровлю, утепление подъездов, замену внутренних сетей. Если люди упадут с девятого этажа с лифта и погибнут, как вы думаете, лучше лифты поменять, чтобы они не упали, или окна? Капремонты будут, но основной приоритет нужно сделать по лифтам. Когда составлялась программа и писалась цифра – 6 рублей/с квадратного метра, то это был «палец в потолок». Никто толком не посчитал. Поэтому сейчас начинаем перепроверять. Если надо будет заходить на кровлю, мы будем заходить на кровлю. А там где кровля терпит, но в этом же доме есть лифт, то мы будем делать лифт. 2015 год еще не закончился, и те цифры, которые собрали, если размазать по всем домам – толку не будет. 320 миллионов будет к концу года, в  лучшем случае. Сейчас такой шум идет в Государственной Думе РФ по поводу этого капремонта. Если завтра, перед выборами 2016 года, выйдут представители и скажут, что деньги больше на ремонт не собираем, выполняйте закон о приватизации, который граждане-депутаты не выполнили. Там четко написано, что, прежде чем приватизировать жилье, его нужно восстановить государственными средствами. Может выйти группа депутатов со всех фракций и сказать: «А давайте-ка мы прекратим собирать эти деньг». Красиво будет перед выборами? А нам по поводу тех денег, которые собрали, скажут: «А вы верните эти деньги населению. Зачтите в счет платежей за жилищно-коммунальные услуги». Так что, потратить успеем.

«Орловская среда»: В редакцию позвонили читатели и рассказали такую историю. Жители поселка Знаменка Орловского района находятся в панике, потому что упорно распространяются слухи, что полигон ТБО, который действует в Орле, скоро будет заморожен, а вместо него в поселке Знаменка построят то ли мусоросжигательный, то ли мусороперерабатывающий завод, и граждане опасаются резкого ухудшения экологической ситуации. Вы можете пояснить, оправданы ли их опасения, что сейчас с полигоном и с заводом?

Вадим Потомский: Не могу ничего сказать касательно Знаменки. Точно могу сказать, что формируются документы по строительству нового полигона ТБО. Никакого сжигания на территории Орловской области, пока я тут губернатор, не будет. Я категорически против. Что касается экологической ситуации, полезности или бесполезности, катастрофы, угрозы, то сегодня действующий полигон – это самая большая угроза, которая есть недалеко от города Орел. Так как он содержится – это проблема. В любой момент, когда он загорится, весь дым окажется у нас в Орле. Будем тушить всем миром. Разрабатываются документы под полигон, захоронение твердых бытовых отходов после предварительной сортировки, то есть выделяя органику и всю полезную морфологию. За новое переживать не надо. Если действующий будет так же содержаться, тогда следует переживать.

«Спорт ФМ Орел»: Сложилась ситуация в регионе, что молодых перспективных спортсменов переманивают другие регионы, предлагая им более выгодную зарплату, возможность чаще ездить на соревнования, в том числе. Что мы можем предложить нашим спортсменам, чтобы они оставались у нас в области?

Вадим Потомский: Меняем систему оплаты для школ высшего спортивного мастерства в 2016 году. Будут отдельные предложения, чтобы они у нас остались. Они должны денежное довольствие другое получать. Цифры считаем. Должен быть существенный рост. Наши орловские и брянские спортсмены дают показатели для города Москвы, потому что те дают больше денег. Они тратят денег больше, у Москвы есть такая возможность, но приходится каким-то образом удерживать.

Обком профсоюзов на своем совещании сообщил, что майские указы не исполняются в сфере культуры. Более того, сфера самая уязвимая. Дома культуры закрываются.

Вадим Потомский: По данным докладов, которые есть, нет ни одного населенного пункта, ни одного района, в Орловской области, где не выполняются майские указы. Я вам скажу, что есть сокращения по учреждениям культуры, и дальше они будут. Сейчас объясню – почему. В майских указах четко написано, что уровень заработной платы поднимается, согласно дорожной карте. Если в ваших Домах культуры двое занимаются культурой, а 8 – сантехники, дворники, сторож, то это не работники культуры. Я дал рекомендацию главам – привести в соответствие количество обслуживающего персонала и персонала, который занимается культурой. У нас денег не хватит на всех. Вот почему начали происходить сокращения, и объединение обслуживающего персонала. Один и тот же сантехник может обслуживать в районе два учреждения культуры.