Вымогательство без вымогания. Репортаж ОН с суда над медийщиками Панфиловым и Прохоровым

В суде по делу орловских медийщиков выступил бизнесмен Тильман

icon 30/05/2023
icon 21:40
Вымогательство без вымогания. Репортаж ОН с суда над медийщиками Панфиловым и Прохоровым

© Фото: Орловские новости

Фото: Орловские новости

Сегодня, 30 мая, в Советском районном суде Орла прошло второе заседание в рамках процесса над автором программы «Резюме» Владимиром Панфиловым и админом заблокированного портала «Орлец» Артёмом Прохоровым, которых обвиняют в вымогательстве 100 тысяч рублей у предпринимателя Владимира Тильмана. «Орловские новости» продолжают следить за развитием событий и сегодня мы узнали версию потерпевшего о том, что именно произошло на самом деле.

Основной интригой второго заседания должны были стать допросы потерпевшего Владимира Тильмана и свидетеля со стороны защиты Валентины Остроушко. Однако, как стало известно еще до начала суда, сторона защиты пока ещё не вызывала последнюю. Тем не менее, и одного допроса Тильмана хватило для того, чтобы лучше понять, как происходили события, приведшие к возбуждению уголовного дела.

Забегая вперед, стоит отметить, что формулировка «вымогательство» в показаниях потерпевшего так и не прозвучала. Как мы помним, версия следствия заключалась в том, что Прохоров и Панфилов пришли к Тильману и вымогали у него 100 тысяч рублей за то, что не будут обнародовать некий компромат, касающийся его интересов. И были задержаны с поличным. Сами подсудимые ранее уже не отрицали, что знакомы с бизнесменом и общались с ним, но обвинения в вымогательстве категорически отвергают.

В суде Тильман представил свою версию событий. Из его слов следует, что знойным летним днем, 25 июня прошлого года, бизнесмен в компании троих знакомых находился на летней веранде одного из кафе на улице Ленина. В этот момент по улице шёл Панфилов и, завидев знакомое лицо, начал махать рукой, после чего решил подойти. Причем, подойти не просто так, а с шокирующими новостями.

По словам Панфилова, он искал старого знакомого, но не мог найти его телефон. А поговорить им было о чём.

Оказывается, два человека (серьёзного вида, средних лет и крепкого телосложения) вышли на медийщиков с предложением долгосрочного сотрудничества. Одного, возможно, звали Сергей, но это не точно. Имя второго незнакомца и вовсе неизвестно. У них, якобы, имелись интересные материалы о Тильмане, которые нужно было разгласить за материальное вознаграждение (потерпевший назвал это «распространением потока негативной информации»).

Существовали ли эти загадочные люди в реальности, предпринимателю, по его словам, неизвестно. Панфилов знал немногим более – суть вопроса и то, что связь с анонимами осуществляет Прохоров посредством Skype-конференций. Сам Прохоров, отметил Тильман, был самым информированным, но и он толком ничего конкретного не знал – материалы о Тильмане можно было получить только после принципиального согласия начать сотрудничество, а личных встреч с заказчиками не было.

Как бы то ни было, таинственные незнакомцы предложили платить за медийные труды по 50 тысяч рублей в месяц и были готовы внести предоплату за квартал с возможностью пролонгирования соглашения на более длинный срок.

По словам Тильмана, с Панфиловым они были знакомы более восьми лет, а с Прохоровым – более пяти. Не удивительно, что получив заказ от абсолютно незнакомых людей, орловские медийщики предупредили своего знакомого о возможных неудобствах.

Изрядно взволновав предпринимателя, Панфилов предложил встретиться в другой день втроём (с участием Прохорова) и всё основательно обсудить.

Это встреча состоялась 27 июня на Красноармейской, в офисе, который арендует сын Владимира Тильмана. И никаких угроз предпринимателю не поступило.

«Они не хотят работать с теми людьми. Они их опасаются – люди серьёзные, даже побаиваются», - пересказал потерпевший свои впечатления об отношении медийщиков к своим потенциальным заказчикам.

Тильману, конечно, было очень интересно узнать, кто строит против него козни, но сделать это не представлялось возможным – анонимы ни с кем не общались по телефону, предпочитая Skype.

Прокурор настойчиво задавала конкретные вопросы, которые могли бы перевести разговор к составу преступления, то есть – факту вымогательства. Однако, безуспешно – Тильман каждый раз уводил нить беседы в другую сторону. Всё это было очень интересно, но, возможно, не очень содержательно с точки зрения интересов обвинения.

Заказчики, меж тем, торопили Панфилова и Прохорова с принятием окончательного решения. У Тильмана, по его словам, сложилось впечатление, что медийщикам хочется отказать незнакомцам, но с надеждой на получение денег от проверенного старого знакомого.

«Речь шла о сумме в 100 тысяч, но с учётом того, что те им давали 150», - поделился наконец конкретикой потерпевший.

Чтобы подтвердить серьёзность своих намерений, Тильман выплатил аванс в размере 25 тысяч рублей:

«Дал согласие и часть денег», - объяснил коммерсант.

Подсудимые и их адвокаты слушают показания Владимира Тильмана. Фото: "Орловские новости"

По словам потерпевшего, отдавая деньги, он беспокоился не только о себе, но и о семейном бизнесе, а также – о репутации сына.

«Он – человек публичный, спортивный директор футбольного клуба «Тверь», до этого девять лет работал в московском «Динамо», - пояснил Тильман-старший.

Потом предприниматель понял, что всё происходящее – «нечистоплотные действия» и обратился в Федеральную службу безопасности. Тут очень кстати пришлось то, что все беседы, начиная с первой, записывались на диктофон.  Тильман рассказал офицерам госбезопасности о том, что его заказали, но Панфилов с Прохоровым не хотят распространять негативные информационные потоки, «давая понять, что им что-то нужно взамен».

Медийщики, говорил суду Тильман, выполнили договорённости и отказались от работы с заказчиками. За это они получили 75 тысяч рублей купюрами по пять тысяч. Купюры были мечеными, а оперативники ФСБ уже были готовы проводить задержание.

Подсудимые слушали эти показания сдержанно. В отдельные моменты на их лицах можно было прочитать недоумение. В частности, в тот момент, когда Тильман сказал о том, что общался с ними четыре раза.

Важно отметить, что в ходе судебного процесса ещё не изучались улики обвинения – аудио- и видеозаписи. Поэтому Панфилов и Прохоров не имели возможности задавать вопросы, связанные с этими уликами.

Зато их адвокаты не упустили возможности задать вопросы, связанные с сегодняшними показаниями. Так, защитник Панфилова Елена Никифорова  интересовалась, употреблялось ли спиртное в процессе обсуждения общих вопросов. Оказалось, что Владимир Панфилов был за рулем и не пил (но курил), а Артём Прохоров угостился вином, которое пил и сам Владимир Тильман.

«За какой целью употребляли спиртное, зная, что ведёте диктофонную запись? И предлагали гостям своим?», - настойчиво вопрошала Никифорова.

«Без цели», - сдался в конце концов Тильман, уточнивший, однако, что «два бокала вина ничему не мешают».

Также адвоката Панфилова очень интересовало, почему наши граждан обычно ходят со своими проблемами в полицию, а потерпевший «прям сразу» пошел в ФСБ.

«Это запрещено? Ну если не запрещено, то я и пошёл», - ответил потерпевший, отметивший, что он пошёл не к конкретным сотрудникам ФСБ, а в приёмную ведомства. 

Также выяснилось, что своих денег в эту историю потерпевший не вкладывал – и 25, и 75 тысяч рублей были заняты у сына.

«У меня сейчас не так хорошо с деньгами», - пояснил Владимир Тильман.

Татьяну Кореневу, защитника Артёма Прохорова, интересовало, каким именно образом подсудимые сообщали о том, что им нужно заплатить.

Конкретного объяснения механизма вымогательства так и не прозвучало.

«Естественно, что люди с высшим образованием, занимающиеся медийным бизнесом, хорошо владеют русским языком. Естественно, что они не так вот, за грудки», - пытался подобрать нужные слова Тильман.

«То есть, глазами они вам давали понять?», - уточнила Никифорова, после чего по залу прокатилась волна умеренных усмешек.

Предприниматель отверг версию про глаза, после чего признал, что точных и конкретных формулировок о необходимости выплатить деньги он не слышал:

«Либо ты, либо они – такого не было. Дайте нам денег – такого не было. Но, тем не менее, всё было понятно», - ответил Тильман.

Елена Никифорова решила уточнить, высказывали ли подсудимые какие-нибудь угрозы, на что получил ответ о том, что «примитивных угроз не было».

Больше уточнять было нечего, и допрос подошёл к концу. А судебный процесс, в свою очередь, прерывается на полтора месяца. Всё это время Артём Прохоров и Владимир Панфилов проведут под домашним арестом. Сами они пока не давали показания в суде. Их допрос состоится позже.

Подготовил Павел Несмелов