В июле Покровский райсуд вынес приговор по делу о жестоком обращении с животным. На скамье подсудимых оказался местный житель, убивший собаку по кличке «Дамка». Пьяный орловец повесил на дереве собаку своей собутыльницы. Животное вскоре умерло от удушья, а орловца наказали 10 месяцами исправительных работ. Довольно редко в России и тем более в Орловской области возбуждаются дела о жестоком обращении с животными, еще реже виновные получают реальный срок. О том, как обстоит дело с возбуждением уголовных дел, наказанием живодёров в Орловской области корреспондент «Орловских новостей» поговорил с создателем орловского волонтерского объединения «Кот и пес» Виталией Румянцевой.

- Виталия, расскажите, в Орловской области это первый судебный приговор о жестоком обращении с животными?

- Нет, это дело не первое. Ранее уже были такие прецеденты, когда собаку сбили и лишили [водительских] прав виновника. Было даже дело, когда женщина несколько лет назад выкинула из окна, по-моему, двоих пекинесов, и ей, по-моему, даже какой-то срок дали условный или исправительные работы.

Конечно, наказание, при том, что у нас уже давным-давно существует на бумаге статья УК 245 «Жестокое обращение с животными», по которой даже за оставление без ветеринарной помощи, еды и воды – можно квалифицировать обращение, как жестокое. Она [статья] существует у нас давно, но работает с натягом. У нас есть закон об ответственном обращении с животными, у нас есть измененная Конституция, в которой прописано, что животные признаны, грубо говоря, чувствующими, думающими - все это есть. По сути, при таком обилии законов, конечно, должны быть массовые случаи наказания. Но даже то, что сейчас уже происходит – это все-таки какая-то подвижка.

Потом, посмотрите, это не Москва, это не крупные города, это даже не областной центр, это [инцидент в Покровском районе ] уже деревня. И уже там, где, простите, животных пачками выкидывают, топят, избивают и как-то это проходит без общественного резонанса такого большого. Если там присудили к исправительным работам – это все равно какой-то шаг, нельзя сказать, что закон не работает. Я считаю, что это все происходит благодаря общественному резонансу в сетях. Это становится таким толчком хорошим, чтобы в районах, как у нас [в Орловской области], хоть исправительные работы начали давать. Потому что сегодня ему исправительные работы дали, завтра, может быть, не дай Бог, повторится такая ситуация, это выльется в реальные сроки. 

Хотя если говорить в целом о ситуации, то, конечно, фактов, когда жестокое обращение с животными остается безнаказанным, гораздо больше.

- А можете вспомнить какой-нибудь резонансный случай в Орловской области?

- В том году, помните, мы находили собак в яме со смолой. Это все осталось безнаказанным. Сделали вывод, нам прислали ответы из правоохранительных структур, что собаки, предположительно, сами пошли воды попить. Я не могу как-то оспаривать их решение. Но это резонансное дело осталось без ответа, оно не вылилось в уголовное дело.

Также в нашей практике несколько лет назад был случай, мы даже проводили пикет, когда в районе Выгонки, если я не ошибаюсь, была застрелена собака. Она вышла сама к людям. Были свидетели. Но по словам очевидцев, когда участковый поехал на обыск [к предполагаемому виновнику], он позвонил тому человеку [предполагаемому стрелку] и соответственно ничего найдено не было.

Есть еще проблема с установлением виновных, как по делу с собаками в смоляной яме – нет очевидцев. А если и есть очевидцы, то они боятся обращаться в правоохранительные органы. Ко мне обращаются люди, ставшие свидетелями жестокого обращения с животными. Я им говорю: «Ребят, давайте писать. Вы же очевидцы, давайте писать, я то напишу со своей стороны заявление, предоставлю труп собаки, но кто виновник? Молчат. «Мы знаем, но вдруг он придет и нас накажет». Может быть, в Орловской области и в Орле больше было бы таких дел с наказаниями, если бы местные жители не боялись свидетельствовать против соседей, против еще кого-то.

Именно те дела, с исправительными работами или штрафами – это [зачастую публичные факты], когда, например, живодеры сами выложили в соцсети свои издевательства над животными. Но я говорю о том, чтобы люди активнее начали защищать права животных.

Пикет зоозащитников в Орле. Май 2019 года

- Давайте вернемся к делу об убийстве собаки в Покровском районе. Как вы считаете, это наказание не слишком мягкое? 

- Я, конечно, считаю, что исправительные работы за убийство живого существа, это неправильно.  Потому что человек уже проявил жестокость к сотруднику полиции [в 2017 году мужчину уже судили]. Он уже проявил жестокость к живому существу [собаке]. Судя по опыту, если дела смотреть, то жестокое обращение, неважно к кому, человек может продолжить.

Кто в следующий раз станет жертвой агрессии: собака, ребенок или кто? Такие люди должны быть на особом контроле.

Но по какой-то причине возбуждается так мало уголовных дел, административных. Вот у меня огромная стопка отказных материалов – будь то отравленная собака или расстрел. За время моей работы как волонтера у меня, на самом деле, огромная стопка с отказами. Есть такое, что и яд не установили, то третье, то десятое.

- Виталия, расскажите, по своему волонтерскому опыту как-то поменялась ситуация с отношением к животным после принятия закона об ответственном обращении?

- Не особо. Я не против того, что у нас появляются все новые и новые законы, но смотрите какой момент. У нас изначально есть статья УК о жестоком обращении с животными, но, если говорить о тех случаях, когда последовало наказание  - это единичные случаи, когда эта статья работает. Потом вводится закон об ответственном обращении с животными – опять сложно привлечь хозяев. Есть нормы даже по отношению к домашним животным, которые содержатся очень плохо в доме у хозяев. Но ты не можешь его [животное] изъять, потому что то в квартиру к нему [хозяину] попасть нельзя, то еще что-то. По закону это животное должны изымать в приют.

Но наш будущий в Орловской области приют, судя по всему, рассчитан на 150 собак, как говорят чиновники. Он не рассчитан на длительное пребывание животных. Это не тот приют, который подходит для длительного содержания, где можно было бы лечить и реабилитировать животных, где можно было бы содержать агрессивных особей.

- Какие животные чаще становятся жертвами жестокого обращения: домашние или бездомные?

- Сложно сказать. Но могу рассказать о самом шокирующем случае по домашним животным. Он начался 10 лет назад и до сих пор это творится. Никакой управы на это нет. Это произошло на «Трансмаше». Там мои знакомые живут.  Под ними живет женщина пожилая с дочерью. Дочь признана психически ненормальной.  Они собирают животных домой, тащат с помоек. Там в подъезд зайти невозможно – вонь такая, что просто ужас.  Сначала эта бабулечка пошла с нами на контакт – передавали ей пакетики с кормом, старались хотя бы двух кошек изъять.

Я, когда в то время к ней зашла, вы не представляете, что там было: мусора, в прямом смылсе, по колено! А ее дочка [посреди него] курит. Представляете, если это все загорится и параллельно все вперемешку с трупами животных? Они их собирают, а кормить их нечем. Просто было ужасно, когда я зашла в коридор в слегка приоткрытую дверь, а там сидят кошки и доедают труп котенка.

Мы обращались и в РОВД, мы обращались в УК. Дочку периодически забирают на лечение, бабулечка тогда относительно разгребает квартиру – выносит трупы этих животных. Потом возвращается дочка – она всех любит, всем хочет помочь. Это настоящий концлагерь. И даже если еду оставляешь возле порога – когда заберут, когда нет.

Мы ездили с телевизионщиками, с представителями других сайтов - ситуация не меняется.  Это частная собственность, выселить вы их не можете, запретить им таскать кошку вы тоже не запретите.

Можно было бы какие-то судебные решения получить, но соседи, кроме как писать в СМИ, в соцсетях, реальных действий не делают – пойти в суд коллективно или еще что-то.

Кошка Алиса, которая ищет добрых хозяев в группе "Кот и Пес"

- Как считаете, как государство и каждый человек могут решить проблему жестокого обращения с животными?

- Наверно вопрос в том, чтобы федеральные чиновники и правоохранительные органы чаще смотрели статистику: «А почему у вас уголовные дела по животным не возбуждаются?». Нужно более внимательно относиться к этим делам, не просто отписками заниматься. А людям со своей стороны нужно начать уважать права животных, не бояться их защищать, будь это ваш сосед или ваш родственник [виновник жестокого обращения с животными], быть менее равнодушными.

Но при этом, конечно, людей, вовлеченных в волонтерство, в зооволонтерство сейчас становится больше. Когда 10-11 лет назад мы начинали как волонтерское объединение, был стереотип, что кошками, собаками занимаются чокнутые бабки. Сейчас этот стереотип ушел. С годами не стыдно стало помогать животным. И бизнесмены помогают, и малоимущие. Это неравнодушие к живым существам – объединило людей.

Беседовала Виктория Тихомирова