В Советском районном суде Орла 29 марта состоялся допрос топ-менеджеров АПК «Юность» и агрохолдинга «Орловская нива» Павла и Петра Будаговых в рамках рассматриваемого в отношении них уголовного дела по ч.3 ст. 111 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, группой лиц»). Сыновей владельца «Орловской нивы» Сергея Будагова обвиняют в жестком избиении молодого человека на стоянке ночного клуба OZ-бар в декабре 2015 года.  Будаговы отвергли все обвинения в свой адрес и заявили, что с потерпевшим у них «отличные отношения» и они его не били. Сам потерпевший ранее также заявлял, что упал сам, от чего и получил такие повреждения как  черепно-мозговую травму, ушиб головного мозга, перелом основания черепа и другие повреждения. За заседанием наблюдал корреспондент «Орловских новостей».

Допрос подсудимых начался с Петра Будагова. Давать показания он начал не из-за трибуны, а из-за стола, находясь в окружении трех адвокатов и своего брата.

- С [потерпевшим Игорем] Филичевым знаком лет 10-11. Мы познакомились, когда еще были студентами. Никаких разногласий у нас никогда не было. Охарактеризовать его могу только положительно, - начал подсудимый.

По его словам, с Филичевым, или Гариком, как его называло подавляющее большинство свидетелей (журналисты даже шутили, что парень в городе популярней мэра и немного уступает губернатору), в последние годы не виделся и не контактировал. Поздно вечером 11 декабря 2015 года Петр Будагов на своем мерседесе приехал в ресторан «Мистер Ягер», где в компании друзей и подруг отдыхал его брат Павел. «Там я провел около часа, после чего решил поехать в ГРИНН. С Павлом мы договорились, что встретимся там. Брат был на Lexus со своим водителем», - пояснил подсудимый. В ГРИННе молодые люди договорились заехать ненадолго в OZ-бар, так как Павел пообещал своим друзьям довезти их до туда.

- Брат приехал туда пораньше, я его встретил внутри в зале для караоке. На часах было около трех, - продолжал подсудимый. – Филичева внутри я не видел. Пробыл в заведении минут 15. Мне не понравилось, там было душно и тесно. Я сказал брату, что поеду домой. Он сказал: «Ну, пойдем тогда вместе».  Мы вышли и направились к Lexus Павла, чтобы попрощаться друг с другом. Помню, что перед в ходом в бар стояли какие-то люди: кто-то заходил, кто-то выходил, кто-то подъезжал. На выходе Филичева я тоже не видел.

На видеозаписи, которую ранее просматривали в суде, было видно, как Будаговы и Филичев выходят из бара вместе. Филичев впереди, братья за ним. Впрочем, сами подсудимые заявили, что вместе в кадре они оказались совершенно случайно. И увидели себя только на видеозаписи. В ту ночь же, как заявили в ходе допроса братья, потерпевшего внутри они не видели.

Подсудимый рассказал, что когда они с братом стояли на стоянке возле его машины, их внимание привлек шум, «похожий на падание какого-то предмета». «Я резко обернулся и увидел, как Игорь Филичев вот таким образом, я покажу, - Пётр Будагов изобразил, как поднимался потерпевший, - поднимался с земли. Мы с братом ничего не успели сказать, как он снова как-то боком-навзничь упал. Сгруппироваться он не пытался. Рядом с ним я никаких лиц не видел».

Будагов рассказал, что далее они с братом сразу же подбежали к Гарику. Вместе с ними «откуда-то» подбежал выступавший в суде в качестве свидетель Игорь Шумлин. Он знакомый Будаговых. В суде он говорил, что видел, как Филичев упал сам, а затем жаловался на давление со стороны сотрудников Следственного комитета, которым якобы не нравились его показания.

- Гарик был без сознания, - продолжил Петр Будагов. – Было ощущение, что он даже немного похрапывает. Мы попытались его поднять, привести в чувства, как-то растормошить. Павел крикнул водителю, чтобы тот принес воды, но в машине был только сок. Мы дали Гарику немного сока, еще немного брызнули ему на лицо. Но он не приходил в чувства. Тут уже понабежал народ. Принесли воду. Но в себя он по-прежнему не приходил.

Далее Петр рассказал, как Филичева погрузили в такси и повезли в больницу. «Так как Игорь нам небезразличен, то тоже решили поехать, - сказал он – В больнице Гарик даже в какой-то момент очнулся, спросил где он, но затем снова отключился».

18 декабря, продолжил Петр Будагов, в 8 утра в дверь его дома раздался стук. «Вокруг дома я увидел семь вооруженных сотрудников ОМОНа и четыре следователя. Сначала я подумал, что это связано с уголовным преследованием отца [Сергея Будагова], наша семья к такому уже привыкла. Но вопросы мне начали задавать по событиям 11 декабря», - рассказал подсудимый. Следователи провели в его доме обыск, изъяли вещи. «Уже в понедельник я узнал, что объявлен в федеральный розыск. Весь интернет был наполнен сообщениями, что я с братом кого-то жестоко избил. И я понимаю, почему это делалось, но не хочу политизировать этот судебный процесс. Ни одной минуты я не скрывался. Мы с братом сразу явились на допрос. Потом нас арестовали», - добавил Петр Будагов. Он отметил, что виновным себя не считает.

«С Игорем у меня нормальные отношения, а сейчас, с учетом процесса, стали еще лучше. Свои показания я ни разу не менял. Я говорил правду, то, что есть», - сказал он.

Суд предоставил слово стороне гособвинения, которую представляет Елена Черникова.

- Как вы можете объяснить, что ряд свидетелей вас обличают? – спросила она.

- Во всех СМИ и соцестях в то время писали, что мы зверски избили человека. С учетом этой информации по делу было допрошено более 200 человек, - ответил Петр Будагов.

Прокурор уточнила:

- Тогда почему вот именно три человека [и в суде] говорят так?

- Те свидетели, которые были засекречены, в их показаниях явно виден подчерк следователя. Например, Иванов. Я не уверен, что он вообще там был. Какой смысл им шифровать себя? – ответил Будагов. (В своих показаниях секретный свидетель «Иванов» говорил, что видел, как на стоянке двое человек конфликтовали с третьим, после чего один из них ударил его; на следствии он указал на Будаговых, однако в суде, когда с помощью вэб-камеры ему показали подсудимых – их он не узнал).

Павел Будагов был допрошен следующим. Его показания, за исключением некоторых моментов, мало чем отличались от показаний брата. В частности, Павел отметил, что мог видеть Филичева в клубе, но на улице возле заведения он увидел его лишь тогда, «когда тот упал».

«У нас были отличные отношения, решили помочь человеку», - сказал он, объясняя, почему подошли к Филичеву на стоянке. Павел Будагов также заявил, что не бил потерпевшего.

Прения сторон должны состояться в двадцатых числах апреля.

Денис Волин, из зала суда

Читайте также:

«Подсудимые меня не били» В Орле начался процесс над братьями Будаговыми

«С Гариком что-то случилось» Суд допросил свидетелей по делу братьев Будаговых

«Игорь Александрович ходил с графином» Репортаж «ОН» с очередного заседания по делу братьев Будаговых