В Советском районном суде Орла начался судебный процесс над сыновьями владельца агрохолдинга «Орловская нива» Павлом и Петром Будаговыми. Их обвиняют в жестоком избиении человека возле ночного клуба «OZ-бар». Сами они вину не признают, а потерпевший заявил, что братья его не били. Адвокаты подсудимых требовали прекратить уголовное преследование Будаговых. Однако прокуратура и суд с этим не согласились. За первым заседанием наблюдал корреспондент «Орловских новостей».

К зданию суда 26 декабря подъехал темный Lexus. Из водительской двери вышел старший из братьев Павел Будагов. В костюме, - по-видимому, привычка, оставшаяся со времен, когда он заседал в областном совете народных депутатов, - с зеленой папкой в руках. Из пассажирской двери сначала показались костыли.

- Что с ногой? - интересуюсь у Петра Будагова.

- Играл в футбол, - отвечает он.

К моменту начала заседания в зале отсутствовали только потерпевший Игорь Феличев и его представитель.

- Причина неявки неясна, - объявила секретарь судебного заседания.

Защитник Павла Будагова, адвокат Николай Малыгин замечает, что вполне возможно, они могли заблудиться и не найти нужный зал. Председательствующий Дмитрий Ульянкин берет двухминутный перерыв, чтобы отыскать недостающую сторону по делу. В итоге выяснилось, что потерпевшего и его представителя задержали судебные приставы, металлодетектор решительно не хотел умолкать. «В следующий раз приходите заранее», - попросил Ульянкин. В перерыве в зале царила дружественная атмосфера, адвокаты шутили о недавнем перле от губернатора, назвавшего то ли журналистов, то ли блогеров, то ли неких загадочных «писателей», - словом, людей с «блокнотами и ручками», а также «печатными машинками» - «чепушилами».

- А из какой, так сказать, области это слово? - поинтересовался один из юристов.

- Я тебе потом скажу, когда выйдем отсюда, - ответил кто-то из журналистов.

Прокурор смущенно отвернулась.

Первой, впрочем, слово предоставили гособвинителю.

Моложавая женщина в ранге капитана юстиции хриплым голосом представила позицию обвинения. Из нее выходит, что Павел Будагов, являясь депутатом облсовета, действуя группой лиц, то есть с братом Петром, совершили тяжкое преступление. В 3 часа 10 минут 12 декабря 2015 года, находясь на стоянке у ночного клуба OZ-бар, «имея умысел на причинение тяжкого вреда здоровью» потерпевшего, «беспричинно, из хулиганских побуждений», «используя численное превосходство и пользуясь состоянием алкогольного опьянения» потерпевшего, начали его бить. Первым, считает гособвинитель, Игоря Феличева ударил Павел Будагов, кулаком в голову. Потом добавил и Пётр. Феличев упал, ударившись головой об асфальт, тогда каждый из братьев нанесли ему «не менее двух ударов» ногами. Потерпевший сумел подняться, но братья осадили его снова. В итоге медики диагностировали у Феличева черепно-мозговую травму, перелом кости, излияние головного мозга, гематомы, ссадины и прочие повреждения. В бессознательном состоянии он провел почти четыре дня. Таким образом, братья Будаговы обвиняются по ч.3 ст. 111 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, группой лиц»). Наказание по данной статье предусматривает до 12 лет лишения свободы».

- У меня все, Ваша честь, - завершила свою речь гособвинитель.

Сами братья Будаговы вину не признали. Первым слово взял Пётр. Опираясь на костыли, он заявил:

- Обвинение мне непонятно, вины я не признаю, так как преступление не совершал. Дело в том, что обвинение основано на показаниях свидетелей, которые разнятся. Более того, следствие было проведено некорректно. Ваша честь, за определенный промежуток времени в отношении меня и моей семьи было возбуждено пять уголовных дел!

Павел Будагов также заявил, что обвинение ему непонятно. «Следствие не конкретизирует, почему я мог это сделать? Я не понимаю, от какого конкретно обвинения мне строить свою защиту», - сказал он. Оба брата решили давать показания после оглашения всех материалов дела.

В свою очередь защита подсудимых заявила ходатайство о признании ряда доказательств по делу недопустимыми, а само дело попросили вернуть в прокуратуру. «Дело должно быть прекращено, так как обвинение Будаговых основано на недостоверных и недопустимых доказательствах. Сами Будаговы говорили, что случайно оказались на стоянке. Феличев пояснил, что упал сам, так как был пьян. Сторона защиты самостоятельно вела поиски очевидцев», - декламировал адвокат Костомаров. Он перечислил фамилии трех человек, которые якобы видели, как потерпевший падал сам. «Никитушкин был вместе с Будаговыми. Он рассказал, что сидел в машине, когда Павел пошел в Oz-бар. Он видел, как Феличев вышел, закурил. Рядом стоял мерседес, где все были пьяные. Видел, как Петр и Павел что-то обсуждали. В какой-то момент Феличев упал, потом снова упал. Павел и Петр ему помогали подняться», - пересказал адвокат. Также он сослался на заключение эксперта Лобанова, соглано которому потерпевший свои травмы мог получить, лишь упав с высоты собственного роста, ударившись о перила и ступени лестничного марша. Костомаров зачитывал свое объемное ходатайство порядка 20 минут, затем слово предоставили прокуратуре. Однако гособвинитель попросила перерыв, чтобы подготовиться. После часового перерыва сторона обвинения не усмотрела нарушений УПК в обвинительном заключении и попросила суд в ходатайстве защиты отказать.

Тогда суд дал слово стороне потерпевшего и тут произошла неожиданность. Представитель Феличева, как и он сам, поддержали адвокатов подсудимых. Они тоже выступили за возвращение, или прекращение, дела. В ходе выступления представителя потерпевшего гособвинитель не спускала с нее глаз. В них читалось недоумение, легкая растерянность и нотки гнева. Между тем суд ходатайство отклонил, сославшись на его преждевременность. «Суд даст оценку доказательствам в ходе их представления сторонами. Может быть, тогда и отпадет необходимость в вашем ходатайстве. В конце концов, вы сможете заявить его позже», - отметил председательствующий и предложил перейти к допросу потерпевшего.

- Вы как потерпевший должны честно рассказать все, что вам известно по этому делу, - назидательно обратился Ульянкин к Феличеву — высокому брюнету, плотного телосложения с короткой бородкой. Тот понимающе кивнул.

По словам потерпевшего, с Будаговыми он знаком более 10 лет. Отношения были приятельские. Никакой неприязни или конфликтов между ними не было. 11 декабря 2015 года Феличев был дома, потом съездил по своим делам, а вечером решил отдохнуть в OZ-баре.

- Ближе к 12 часам ночи мы с другом приехали на моей машине к бару. У меня была бутылка кубинского рома, который мы пили в салоне, - рассказывал потерпевший.

- Долго в салоне находились? - уточнила гособвинитель.

Феличев взбодрился.

- Ну, во-первых, у нас был литр напитка. Поэтому были долго. Когда ром закончился, было принято решение пойти в OZ-бар, - сказал он.

Войдя в заведение, потерпевший снял куртку, прошел сначала в основной зал, затем, по традиции, заглянул в караоке, а оттуда решил подняться в launge-бар, что на третьем этаже.

- В этот момент я почувствовал, что опьянел, - подытожил потерпевший.

Представитель гособвинения попросила рассказать, что было дальше.

Игорь Феличев, среди знакомых «Гарик», понял, что ему стало скучно. Он захотел вернуться, но когда спускался по порожкам, «поскользнулся, ударился головой об перила и ступеньки — лестница была скользкая». Поднялся Феличев сам, как говорит - «ничего не почувствовал». Вновь дошел до танцпола, а потом почувствовал, «что стало душно, и решил выйти покурить».

- Я спустился на улицу. Пошел на парковку, так как там всегда поменьше людей. Хотел побыть один. Однако почувствовал себя нехорошо и упал, ударился головой обо что-то, - рассказал суду потерпевший.

- Почему вы упали? - поинтересовалась гособвинитель.

- Нестабильное состояние, видимо. Я очнулся уже в больнице, - последовал ответ.

- Когда вы шли на стоянку, за вами кто-нибудь следовал?

- Нет.

- Будаговых видели?

- Да, когда выходил. Кажется, махнул им рукой, поздоровался. Мы всегда здороваемся, - ответил Феличев. На предварительном слушании он поздоровался с Павлом Будаговым и в суде.

Гособвинитель снова задала вопрос, она переспросила были ли у потерпевшего с подсудимыми конфликты.

- Не было. В клуб мы ходим отдыхать. Я неконфликтный человек, - сказал Феличев.

Далее он рассказал, что очнулся в больнице лишь спустя четыре дня. По словам потерпевшего, ему озвучивали разные версии произошедшего.

- А потом я вдруг вспомнил...

Очередное заседание состоится после новогодних праздников.

Денис Волин