В Советском районном суде Орла продолжается рассмотрение уголовного дела, возбужденного в отношении сыновей владельца «Орловской нивы» - Павла и Петра Будаговых. Их обвиняют в жестоком избиении посетителя клуба OZ-бар на стоянке рядом с заведением в ночь на 12 декабря 2015 года. Братьям предъявлено обвинение по ч.3 ст. 111 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, группой лиц»). Наказание по данной статье предусматривает до 12 лет лишения свободы. 22 февраля суд допросил несколько свидетелей, в том числе сотрудников OZ-бара. За заседанием наблюдал корреспондент «Орловских новостей».

«ГАРИК МНОГО ПЬЕТ»

Заседание началось с допроса администратора OZ-бара Юлии. Она пояснила суду, что узнает потерпевшего — Игоря Филичева, или попросту Гарика, и Павла Будагова. «Это гость нашего заведения. Добрый друг, - сказала свидетель, а потом уточнила: «Все гости Oz-бара наши добрые друзья».

Юлия рассказала, что в ночь на 12 декабря 2015 года она видела Филичева в клубе, но ни о каких происшествиях или драках — ничего не знает: их в заведении, со слов свидетеля, зафиксировано не было.

Прокурор уточнила у Юлии, часто ли у них в клубе люди падают с лестницы, которая ведет в launge (по версии самого Гарика, он, например, с нее в ту ночь падал). Юлия ответила, что падают иногда, но до серьезных повреждений никогда не доходило. В ночь инцидента она лично никаких падений не видела.

- Когда я уже собиралась уезжать домой, мне сказали, что избили Гарика и увезли на машине. Но кто это сказал, я сейчас не помню, - пояснила свидетель.

Адвокат Будаговых Николай Малыгин попросил ее охарактеризовать потерпевшего и подсудимых.

- Гарик всегда веселый, неконфликтный, много пьет, - ответила Юлия. - Ребята тоже неконфликтные, - добавила она, посмотрев на Будаговых.


«ВИДЕЛ ОДИН УДАР»

Следующим в суде допросили второго засекреченного свидетеля под псевдонимом «Иванов Николай Иванович». Его голос, измененный, - как и в случае с предыдущим «секретным», о котором мы писали в предыдущем репортаже, - выводился в зал из специальной оборудованной комнаты. «Иванова», кроме судьи, установившего его реальную личность, никто не видел.

- Ночью возле OZ-бара на стоянке я стоял на личном автомобиле. Видел, как три человека выходили из клуба сюда. Они много разговаривали, может быть, ругались. Один из парней нанес удар в лицо кулаком третьему. Он упал. Я видел один удар, - сказал засекреченный свидетель.

- Вы все время смотрели на это событие или отвлекались? - уточнила гособвинитель.

- Отвлекался.

После коротких вопросов-ответов защита Будаговых попросила суд с помощью вэб-камеры показать свидетелю подсудимых и потерпевших. Тот никого не узнал. Тогда государственное обвинение попросило суд огласить его показания, данные им на следствии. В них свидетель более подробно рассказывает о случившемся и говорит о нескольких ударах. На опознании в СК он указал на Павла и Петра Будаговых.

Свидетелю задали вопрос, почему сейчас он дал несколько иные показания. «Иванов» объяснил это течением времени.

В этот момент поднялся потерпевший Филичев и вышел на середину зала.

- Я упал сам, - в очередной раз заявил он, - заявление у меня. Я сам упал и меня никто не бил, никакого конфликта у меня не было.

Его услышали.

ОНИ УЗНАЛИ ДРУГ ДРУГА

Далее были допрошены две девушки, посетительницы OZ-бара. В эту ночь они были там и видели Гарика. Когда они собирались уезжать домой, увидели, как его грузили в машину. Девушки также прыгнули в такси и поехали в больницу. Однако там на вопрос, что же все-таки случилось с Гариком, им никто не ответил.

Одна из девушек, студентка ОГУ, отметила, что Гарик в OZ-баре был в адекватном состоянии.

- Он пьян был? - спросила у нее гособвинитель.

- Визуально — нет, - ответила студентка «социального» факультета.

Тут вмешался председательствующий Дмитрий Ульянкин:

- А вы-то сами пьяны были?

Студентка замялась.

- Я была чуть-чуть пьяна, - ответила она.

- Но тем не менее вы узнали друг друга?

- Да.

- Уже хорошо! - заметила прокурор.

ДЕЛО БАРМЕНА — ВОВРЕМЯ НАЛИТЬ

Следующими были допрошены три бармена заведения. Но ничего интересного они суду не поведали. Конечно, историй у них наверняка много, но — к уголовному делу они отношения явно не имеют.

ТРЕНЕР

Самым продолжительным получился допрос друга Гарика — детского спортивного тренера Максима Бородина. «Друг мой, знаю с детства, - сказал он о потерпевшем.

Свидетель поведал, что в ночь на 12 декабря он находился с Филичевым в OZ-баре - «за одним столом сидели», - сказал тренер.

- Они зашли уже очень сильно выпивши. Игорь Александрович с графином с ромом ходил. А я сидел, просто смотрел на народ. С чаем, - убедительно произнес свидетель.

- А с подсудимыми знакомы? - поинтересовалась у него гособвинитель.

- Ваши коллеги помогли хорошо познакомиться, - грубовато бросил свидетель.

Нужно сказать, что с первых минут допроса он дал понять, что затаил обиду на следствие. В ходе допроса он не раз заявлял, что в период следствия на него оказывалось давление. «Неприятная ситуация, как вела себя [следователь] Фомина изначально. Как будто я обвиняемый, а не друг, который переживает за своего друга», - сказал Максим Бородин.

По его версии, Гарика никто не бил. Сначала свидетель заявил, что видел, как тот упал с лестницы, ведущей в launge, а потом к нему прибежал друг потерпевшего Артем и скзазал, что Гарик еще раз упал на стоянке. И они повезли его в больницу Семашко. При этом, отметил Бородин, в такси лежавшего без сознания товарища они грузили вместе с братьями Будаговыми. Бородин заявил, что если бы у Гарика был конфликт с подсудимыми, он бы об этом знал. «У нас секретов мало между собой», - сказал он.

Свидетель еще раз заявил, что на допросе в СК на него оказывалось давление и что ему сразу показали фотографии Будаговых - «говорили, что вот они подозреваются».

Гособвниение попросило огласить показания, данные Бородиным на следствии. «Из них следует, что время в заведении он с Филичевым не проводил, и с лестницы потерпевший не падал», - отметила прокурор.

- Это ваша точка зрения, у нас другая. Мы считаем, что показания, данные свидетелем в суде, только дополняют показания, данные им на следствии, - отреагировал адвокат Костомаров.

Прокурор огласила показания и поинтересовалась у свидетеля, почему они противоречат тому, что он говорил в сегодняшнем заседании. На что Бородин заявил, что он все это говорил следователю Фоминой, но она якобы отказалась занести все в протокол.

- Вот ваша подпись, - указала прокурор на протокол. - Никаких замечаний и дополнений вы не сделали. И еще скажите, обращались ли вы, если, как говорите, не согласны с действиями следователя, с жалобами?

Свидетель ответил, что никуда не обращался. «Что толку», - сказал он.

Следующее заседание состоится 28 февраля.

Денис Волин

В предыдущих сериях:

«Подсудимые меня не били» В Орле начался процесс над братьями Будаговыми

«С Гариком что-то случилось» Суд допросил свидетелей по делу братьев Будаговых