Железнодорожный суд Орла 7 февраля вынес оправдательный приговор владельцу агрохолдинга «Орловская нива» Сергею Будагову. Решение можно назвать сенсационным. Бизнесмен обвинялся по тяжкой статье, ему инкриминировали дачу взятки в сумме 5 млн рублей начальнику департамента госимущества и земельных отношений Андрею Синягову за покровительство в бизнесе. Прокуратура запрашивала для подсудимого 8 лет лишения свободы. Однако суд увидел в действиях как самого чиновника, так и сотрудников ФСБ – провокацию, что запрещено российским законодательством. Теперь сам чиновник и сотрудники, проводившие расследование, могут оказаться под уголовным делом. За оглашением приговора наблюдал корреспондент «Орловских новостей».

Утром 7 февраля зал суда был переполнен – на лавках и в проходах столпилось несколько десятков журналистов из разных изданий. Телевизионщики настраивали камеры, представители прессы делали прогнозы. После того, как в зал вошла председательствующая по делу и одновременно председатель районного суда Валентина Блохина все, как и полагается встали. Затем она предоставила последнее слово подсудимому.

Сергей Будагов, на протяжении всего процесса одетый в строгий темно-синий костюм с голубой рубашкой, на приговор явился в джинсах и свитере. Он взял в руки заготовленные листки с речью и вышел к трибуне.

 - Уважаемый суд, - обратился он к председательствующей, потом перевел взгляд на собравшихся и продолжил: - Не думал, что журналистам в дальнейшем придется писать об истории Орловской области, но мы все в этом заинтересованы, поэтому Орловская область будет жить!

Далее Будагов рассказал свою биографию, включая трудовой многолетний путь и награждение двумя орденами. Он также в очередной раз коснулся темы приватизации «Орловской нивы», вспомнил  о том, как в регионе произошла смена власти в 2014 году, в результате которой жизнь бизнесмена решительным образом испортилась. Подсудимый рассказал о своих встречах с Вадимом Потомским, заявившим после вступления в должность, что он вернет агрохолдинг в «родную гавань»; о предложении выкупить акции с учетом того, сколько АПК «Юность», который также возглавлял бизнесмен, уже вложила в него и о заявлении бывшего зама Потомского Михаила Бабкина, что «Ниву» у Будагова просто заберут.

«Когда я пришел на встречу, там сидели [начальник Контрольно-счетной палаты] Стёпина и Бабкин, который сейчас где-то в бегах. Я доложил, как сейчас обстоят дела в «Орловской ниве». Бабкин сказал, что акции они у меня и так отберут. Губернатор сказал, что решит все суд», - говорил в последнем слове Будагов. Суд, как известно, областное правительство проиграло, а сам Будагов перерегистрировал агрохолдинг в Тульской области, подальше, как он выражался, от «зла, которое пришло в Орловскую область».

«Я приехал из Долгого – воспитанник социализма, атмосферы уважения. И вот через полгода пришел злой человек Синягов, который занимался только мной, моей семьей и акциями «Орловской нивы», - перешел к обстоятельствам уголовного дела Будагов. Он снова рассказал, как познакомился с чиновником, как откликнулся на просьбу спикера Орловского облсовета и отозвал исполнительный лист о взыскании с области 6 млн рублей за хранение зерна и о своих последующих встречах с Синяговым. Будагов снова подчеркнул, что речь о 5 млн рублей завел именно чиновник в коридоре департамента, где повсюду установлены камеры, но записей с которых нет в материалах дела. Подсудимый в очередной раз заявил, что уголовное дело в отношении него – это часть схемы рейдерского захвата «Орловской нивы».

«Я очень беспокоюсь за Орловскую область, если честно, хотя и зарегистрировал «Ниву» в Тульской области. Но по-другому было нельзя. Мне сейчас говорят мои молодые руководители: давай все законсервируем, будем заниматься только землей, сдавать в аренду и так далее. Я говорю – нет. Я человек другого воспитания. Я никого не боюсь и все выдержу», - сказал Будагов. Потом он повернулся к гособвинителю Ирине Крючкиной и добавил:

- Даже если на рудники сошлете…

В заключение своей речи, растянувшейся почти на полтора часа, Сергей Будагов вновь обратился к суду:

- Я занимаюсь хлебом, преступником не могу быть. Прошу меня полностью оправдать.

После этого Валентина Блохина отправилась в совещательную комнату. Приговор она начала оглашать спустя три часа. Уже через несколько минут после начала оглашения всем присутствующим стало ясно, что он будет оправдательным.

Как отметила председательствующая, основными доказательствами, представленными суду стороной обвинения,  являются материалы оперативно-розыскных мероприятий, а также показания Андрея Синягову, участвовавшего в них и допрошенного в качестве свидетеля.         

«Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на дачу взятки, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий , необходимых для совершения противоправного деяния. В результате исследования в судебном следствии доказательств представленных сторонами  обвинения и защиты, суд пришел к выводу ,что умысел Будагова на дачу взятки должностному лицу возник  в результате создания искусственных административных барьеров, выдвижения требований, не предусмотренных законом, а также в  результате провокационных действий со стороны лица, участвующего в оперативно-розыскном мероприятии «Оперативный эксперимент» , то есть создания  в целом таких условий, при он  которых вынужден передать деньги должностному лицу в целях защиты своих законных интересов и осуществления законных прав», - отметила Валентина Блохина.

В приговоре она, в частности, акцентировала внимание на том, что инициатором основных встреч был именно чиновник, а не Будагов, как утверждало обвинение. При этом на встречах Синягов, действовавший в рамках сотрудничества с ФСБ, прибегал к провокационным действиям, в том числе – назначению встреч в нерабочей обстановке (в кафе), высказыванию прямых и косвенных намеков в адрес Будагова на то, что сложившуюся проблему с торговыми павильонами возможно решить только путем их сноса,  психологическому давлению, озвучиванию  суммы  взятки,  обсуждению этой суммы и ее соразмерности решению проблемы,  высказыванию в адрес Будагова доводов о  незаконности размещения торговых павильонов изначально, недвусмысленным выражением готовности обсуждать условия дачи взятки.

Также суд обратил внимание на лингвистическую экспертизу ЭКЦ УМВД, сделанную по стенограммам разговоров Будагова и Синягова в кафе. Выводы эксперта суд назвал «умозрительными». Здесь мы напомним, что ранее в суде выступал доктор юридических наук, профессор кафедры судебных экспертиз МГЮА Елена Голяшина, заявившая, что орловские эксперты вообще не имеют права проводить экспертизы, так как ни у кого из них нет дополнительного профессионального образования, чего требует закон.

«Предположения о содержании разговора», - так уже судья в приговоре охарактеризовала орловскую экспертизу.

В приговоре суд также обратил внимание на то, что «общественную опасность представляют» не действия обвиняемого, а «сотрудников, устроивших провокацию». В приговоре суд отметил, что оперативно-розыскные мероприятия ФСБ были инициированы только лишь по заявлению губернатора, написанному со слов Синягова и ни чем больше не подкрепленному. При этом, как установил суд, и слова самого чиновника ничем не подтвердились. Никаких других доказательств суду обвинение не представило.

«Оперативное мероприятие «Оперативный эксперимент» не может быть признано допустимым доказательством, иных доказательств, свидетельствующих о том, что со стороны правоохранительного органа не имелось провокационных действий и что умысел подсудимого на дачу взятки был сформирован без вмешательства Синягова, участвующего в ОРМ, суду не представлено. По смыслу УПК обвинительный приговор может быть постановлен только в случае, если выводы суда о виновности подсудимого полностью подтверждаются совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств. Предположения о виновности лица в совершении преступления при отсутствии достоверных доказательств не может служить основанием для вынесения обвинительного приговора. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или на стороне защиты. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществлении предоставленных им прав. В ходе судебного разбирательства судом были созданы все необходимые условия сторонам. Все доказательства были исследованы. Поскольку органом следствия не собрано доказательств, подтверждающих вину Будагова, а выводы о его виновности не подтвердились – должен быть постановлен оправдательный приговор», - отметила председательствующая.

В итоге, Будагов был признан невиновным, ему предоставлено право на реабилитацию. Кроме того, бизнесмену будут возвращены 25 млн рублей, которые Будагов вносил в качестве залога при избрании ему меры пресечения на период следствия и суда. Также бизнесмену вернут 5 миллионов рублей, которые обвинение назвало «взяткой»…

После оглашения приговора Будагова обступили журналисты.

- Останется ли в Орловской области птицеводство? – звучали вопросы.

- Если не будет наступления, которое есть сейчас, - ответил Будагов.

У него также спросили вернется ли он на пост гендиректора «Орловской нивы» (в августе Будагов сложил с себя эти полномочия): «Я подумаю», - сказал бизнесмен. Также он подумает над тем, будут ли его юристы инициировать возбуждение уголовного дела на Синягова и силовиков, организовавших провокацию. В заключение Будагов добавил: «Добро побеждает зло».

В прокуратуре отметили, что решение об обжаловании приговора будет приниматься после его изучения.  

Денис Волин

Ссылки по теме:

«Особо тяжкое дело» Гособвинение попросило приговорить владельца «Орловской нивы» к 8 годам колонии

«Кусок кометы из созвездия Зла» В Орле завершается судебное следствие по делу Сергея Будагова

«Я тоже парень не простой» Суд допросил владелеца «Орловской нивы» Сергея Будагова

«Он учитель» В суде по делу владельца «Орловской нивы» выступили свидетели защиты