В Железнодорожном районном суде Орла 19 января состоялась завершающая стадия судебного процесса по уголовному делу в отношении владельца агрохолдинга «Орловская нива» Сергея Будагова, обвиняемого в передаче взятки в сумме 5 миллионов рублей начальнику областного департамента имущества и землепользования Андрею Синягову. Гособвинение запросило для подсудимого 8 лет лишения свободы в колонии строгого режима и штраф в сумме 350 миллионов рублей. Защитники Будагова, как и он сам, просили суд его оправдать. За прениями сторон наблюдал корреспондент «Орловских новостей».

ОБИНЕНИЕ

«На протяжении последних лет в каждом послании президента Российской Федерации отмечается важность противодействия коррупции, что должно осуществляться по всем направлениям — от совершенствования законодательства, работы правоохранительной и судебной системы — до воспитания в гражданах нетерпимости к любым, в том числе бытовым, проявлениям этого социального зла, - начала свое выступление в прениях гособвнитель Ирина Крючкина. - Несмотря на меры, направленные на противодействие коррупции, ее уровень в России остается высоким; взяточничество продолжает оставаться ядром коррупции, одно из наиболее опасных форм ее проявления. Она не только посягает на нормальную деятельность государственного аппарата, препятствует проведению социальных и экономических преобразований, создает благоприятную обстановку для совершения иных преступлений. Общественная опасность данного преступления заключается в том, что дача взятки пронизывает практически все сферы жизни нашего общества, нарушает нормальную деятельность властных управленческих структур, умаляет их престиж, выступает необходимым элементом коррумпированности государственного аппарата, подрывает государственный авторитет на международной арене».

К этому «социальному злу», по версии гособвинения, оказался причастен бизнесмен Сергей Будагов, «совершивший особо тяжкое преступление против органов государственной власти». По версии обвинения, являясь гендиректором «Орловской нивы» и АПК «Юность» в 2015 и 2016 годах Будагов неоднократно получал письма от департамента госимущества и землепользования с требованием об освобождении земельных участков под павильонами «Родное село», срок аренды на которые истек. «Будагов знал, что руководителем департамента является Андрей Синягов, знал объем его полномочий», поэтому «у него возник преступный умысел на дачу взятки Синягову» за: непринятие мер по освобождению участка по ул. Покровская, 8, находящегося в областной собственности; решение вопроса с городской администраций по размещению в Орле остальных павильонов, а также общее покровительство по службе Будагову как гендиректору агрохолдингов.

«1 марта 2016 года с 10 до 15 часов в помещении департамента Будагов предложил Синягову получить взятку в сумме 5 миллионов рублей», - продекламировала гособвинитель. Далее Синягов отправился к губернатору, написал заявление о склонении к получению взятки, которое было передано в ФСБ, а силовое ведомство инициировало проведение оперативно-разыскного мероприятия. «Продолжая реализацию преступного умысла, Будагов 4 марта организовал встречу в кафе в гостинице «Орел» и предложил передать деньги в сумке с продуктами. 10 марта на организованной им встрече он конкретизировал свою позицию и предложил платить Синягову по 5 миллионов рублей в год за общее покровительство в будущем. 11 марта в 14:45 в служебном автомобиле Синягова на очередной организованной Будаговым встрече он дал взятку в сумме 5 миллионов рублей, чем совершил преступление, предусмотренное частью 5 статьи 291 УК РФ», - отметила гособвинитель.

Далее Ирина Крючкина назвала вину Будагова полностью доказанной, в том числе показаниями свидетелей, экспертными исследованиями и иными доказательствами, исследованными в суде. Прокурор также прошлась по позиции самого Будагова и его защитников. Их доводы она назвала «необоснованными и несостоятельными». Версию Будагова о том, что он якобы собирался передать чиновнику займ по его просьбе на покупку квартиры, Крючкина прокомментировала из серии «Этого не может быть, потому что просто не может быть», то есть — назвала абсурдной. «Это просто противоречит здравому смыслу», - сказала гособвинитель. Она напомнила, что из слов самого подсудимого следует, что Синягов для него был малознакомым человеком, при этом он постоянно требовал от него освободить земельные участки и грозил иском в суд, - словом, всячески настраивал бизнесмена против себя. «А он почему-то все равно хочет помочь ему. Ну, это как минимум нелогично», - отметила прокурор.

Гособинение попросило суд отнестись кретически к показанием трех работников «Орловской нивы», так как, по мнению прокурора, они направлены на то, чтобы помочь Будагову избежать уголовной ответственности, ведь они — его подчиненные.

Завершая свою речь Ирина Крючкина еще раз акцентировала внимание суда на том, что, по ее мнению, «совокупность собранных доказательств позволяет утверждать о виновности подсудимого».

«Будагов совершил особо тяжкое преступление против органов государственной власти. Прошу признать его виновным и назначить наказание в виде 8 лет лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима со штрафом в размере 70-кратной суммы взятки», - завершила свою речь гособвинтель.

После этого председательствующая по делу Валентина Блохина, у которой, по мнению «Орловских новостей», получилось организовать действительно состязательный и абсолютно равный для сторон процесс, объявила перерыв, а затем предоставила слово подсудимому и его адвокатам.

СЕРГЕЙ БУДАГОВ

«Как неприятно в свой адрес слушать такие обвинения, - взял слово Сергей Будагов. - Я твердо убежден, что Синягов запланировал все это гораздо раньше, чем мы встретились. Он устроил свою сеть так, чтобы я попал к нему. Исполнительный лист (как ранее уже писали «ОН», первая встреча Синягова и Будагова состоялась в феврале, на ней чиновник просил отозвать исполнительный лист по взысканию с департамента более 6 млн рублей за хранение зерна области на площадке АПК «Юность». По итогам встречи лист был отозван. - прим.ред) он использовал для того, чтобы осуществить свое дело. Это классическая схема рейдерского захвата в России».

Будагов в очередной раз заявил, что у него не было желания знакомиться с Синяговым, а инициатором встреч был последний. До 17 февраля, по словам подсудимого, Синягов «разрабатывал «План Барбаросса», а 17 февраля впервые попросил у него убрать пять павильонов. Однако, отметил подсудимый, он посоветовался с юристами и решил этого не делать.

«1 марта я поехал к нему. Конечно, я себя ругаю. Не надо было ехать. Я сделал человеку добро, отозвал иск. А он мне говорит, надо еще 20 павильонов убрать», - озвучивал свою версию Будагов. Далее он рассказал, как его якобы нагнал в коридоре чиновник и попросил у него в долг 5 миллионов на квартиру. Будагов якобы консультировался с юристами, чтобы придумать, как дать деньги и потом суметь вернуть займ, так как чиновник якобы не хотел афишировать этот момент. «Мне было бы стыдно перед своими близкими, если бы я дал Абрамычу 5 миллионов, а он бы не вернул», - сказал Будагов. Он также прокомментировал свои речи из записанных ФСБ разговоров, рассказал о своем трудовом пути, и еще раз назвал чиновника виновником своих бед. «Спросите у людей — на улице, на рынке, в автобусе — кто такой Синягов? Вам скажут, что он пришел за «Орловской нивой», - уверен подсудимый.

Свою речь Будагов завершил так:

«Я преступлений никогда не делал, и сейчас не сделал. Я сделал добро злому человеку. Прошу меня оправдать, я не преступник».

АДВОКАТЫ

«Ландау, будучи совсем больным и участвуя в конференции, слушал, как критикуют и топчут его учеников, - что было сделано умышленно, как и в нашей ситуации, - вышел в самом конце на костылях, взял микрофон и выступил следующим образом. Он сказал, что очень извиняется, он очень внимательно послушал своих оппонентов. Пауза. «Я бы мог ответить им одним словом». Пауза. «Но я его забыл». Пауза. «Только помню, что начинается на «гов», а заканчивается на «но». А потом говорит, «вспомнил!» - «голословно»! Вот то, что я сегодня слышу в выступлении уважаемого представителя гособвинения было, безусловно, голословно, основано, на мой взгляд, на каких-то не очень внятных предположениях», - так начал свою речь в прениях адвокат Максим Баев.

Его выступление свелось к использованию двух тезисов: «Не верю» и «Не понимаю». Не понимал, в частности, Баев, почему в деле отсутствует видеозапись из коридора департамента, а также из салона автомобиля чиновника, где, согласно материалам ОРМ, она должна была проводиться. Также защитник Будагова не понимал, для чего ему потребовалось давать такую крупную взятку чиновнику, не обладающему никакими серьезными полномочиями, и при этом, будучи в здравом уме — лично. «Единственной надеждой гособвинения является Синягов, которого допрашивали в суде три раза, но его показания не были последовательными», - говорил адвокат. Он также сказал: «Наши доводы, что в ситуацию Будагов был вовлечен не по своей инициативе, а действия его были спровоцированы — ничем не опровергнуты».

Завершил свою речь Максим Баев так:

«Убежден, что все, о чем говорил и на что ссылался, изначально лишают суд возможности вынести законный обвинительный приговор. Объективно вины моего подзащитного нет. Сегодня мы просим суд не о гуманности, не о снисходительности, а о справедливости».

Адвокат Николай Малыгин начал свое выступление с переклички с началом выступления прокурора. «Хотелось бы также напомнить слова президента - «Не кошмарить бизнес», - начал Малыгин. Он поддержал позицию своего подзащитного, утверждающего о том, что его уголовное преследование связано с попыткой рейдерского захвата «Орловской нивы». «В своих выступлениях в суде Синягов неоднократно заявлял, «мы доведем это дело до конца», «мы постоянно отслеживаем», и постоянно это мы, мы, мы», - сказал адвокат. Он еще раз заявил, что у Синягова не было полномочий, чтобы каким-либо образом оказывать содействие Будагова, и высказал мысль, что чиновник вовсе не болел за город. «Он переживал за город? Но мы этого не видим из аудиозаписи. Ему все равно, что сотни человек останутся без работы», - сказал Малыгин, имея в виду требование о сносе «Родных сел». Расследование дела он назвал «предвзятым», как, впрочем, и позицию гособвинения.

«Добрые намерения Сергея Аристеевича, как только он попал в поле их зрения, были направлены на то, чтобы займ представить как взятку. Не совершал он этого преступления. Прошу суд вынести оправдательный приговор», - завершил свое выступление Николай Малыгин.

После того, как стороны обменялись репликами, председательствующая Валентина Блохина объявила, что последнее слово Будагову будет предоставлено 7 февраля, после чего суд отправится в совещательную комнату для вынесения приговора.

Денис Волин, из зала суда