«Орловские новости» подвели политические итоги ушедщего 2022 года. 24 февраля вся страна проснулась абсолютно в новой реальности, и любые темы теперь рассматриваются сквозь призму СВО. Однако никуда не делась партийная борьба за влияние в регионах, кадровая чехарда в команде Клычкова и другие «вечные темы». Это и многое другое мы обсудили с Владимиром Слатиновым - заведующим кафедрой государственного и муниципального управления Курского государственного университета, профессором, доктором политических наук.

 - В уходящем году довольно быстро произошли события, которые заставили забыть всех про ковид и приковали внимание всех россиян к теме Специальной военной операции. В информационном поле многие губернаторы превратились в своего рода волонтёров, собирающих посылки для нужд армии и выражающих поддержку Президенту. Сложилось впечатление, что это отодвинуло на задние планы региональную политическую повестку, и про неё мало кто вспоминает. И всё же, какие внутри региональные орловские темы Вы могли бы выделить в качестве главных?

- Действительно, 24 февраля страна проснулась в другой реальности, и мы прекрасно понимаем, что действительно СВО сегодня полностью затмило всю основную политическую, да я бы сказал – во многом экономическую, социальную и культурную повестку. Любая повестка, даже если эта повестка не военно-политическая, сейчас рассматривается через призму СВО.

Но с другой стороны, важно понимать, что страна живёт не только СВО. Такая наша парадоксальная реальность. С одной стороны, СВО подсвечены все стороны нашей жизни, а с другой стороны – страна живёт не только специальной военной операцией. Она действительно живёт другой повесткой, и в том числе – политической.

Если говорить о том, какие ключевые события случились в Орловской области помимо СВОшной повестки, то я бы назвал несколько событий достаточно важных, как мне кажется. Первое – это всё-таки уже объявленное решение Андрея Евгеньевича Клычкова о том, что он идёт на второй срок. Вот мы все понимали, что это очень важный момент, потому что в следующем году в Орловской области выборы губернатора, и обозначение Клычковым своей позиции в этом плане было очень важно. Хочу напомнить, что не только Клычков обозначил свою позицию, но и КПРФ.

КПРФ, как известно, официально объявила о том, что она будет поддерживать обоих губернаторов, у которых истекают полномочия в следующем году. Это глава Хакассии Коновалов и глава Орловской области Клычков. От Андрея Евгеньевича многие ожидали, что он раскроет свои планы. Он их раскрыл. Это важный момент действительно и это важное событие, потому что исходя из него выстраивается некая дальнейшая логика событий на 2023 год.

Вторым более или менее значимым событием я бы назвал довыборы в горсовет Орла, которые состоялись в сентябре. Они, конечно, были серьёзно вытеснены из сферы повышенного внимания специальной военной операцией, но, тем не менее, это было серьёзное политическое событие. Они показали наличие двух ключевых политических сил в регионе. Это коалиция «Единой России» и КПРФ, в которой КПРФ является всё-таки прилагательной политической силой, которая теряет во многом политические очки в настоящий момент. И из-за СВО и патриотической мобилизации, и из-за критического отношения значительной части граждан, особенно горожан, к Андрею Клычкову. В этом смысле «Единая Россия» стала очень серьёзным бенефициаром изменившихся общественных настроений в регионе. Поэтому три округа из четырёх (конечно, при помощи некоторых политтехнологических и административных инструментов) она взяла.

Но вот ещё один округ взял представитель «Справедливой России», и это очень показательно. Это говорит о том, что на самом деле реальной оппозицией в отношении этого блока единороссов и коммунистов выступает «Справедливая Россия», «Справедливая команда». Вот эти довыборы достаточно чётко обозначили структуру основных политических игроков региона – партии власти и реальную оппозицию.

И я бы ещё выделил еще одно событие – очередной крупный исход чиновников из команды губернатора, который не прекращается на протяжении всего периода работы Андрея Евгеньевича Клычкова. Этот исход очень большой. И вот этот крупный исход, эти кадровые изменения очередные, которые происходят, опять говорят, что кадры – это самое слабое звено в системе управления Клычкова. А мы понимаем, что кадровый вопрос в любой системе управления – региональной и не только региональной, является ключевым. Косвенно Клычков недавно это признал публично, что с кадрами у него не очень хорошо. Очередной массовый исход чиновников является очень большой проблемой. И очень типичным для региона. Ситуация никак не может стабилизироваться, потому что её постоянно покидают ключевые фигуры, причем – в больших масштабах.

Когда нам Андрей Евгеньевич, говорит, что это живой процесс, он немножко лукавит, потому что живой процесс – это когда уходят единицы. А когда в течение всего периода работы губернатора происходят такие массовые ротации, это говорит о ненормальном состоянии системы управления.

- Губернатор Клычков довольно оперативно забыл про призывы к вакцинации и борьбе с коронавирусом и переключился на тему поддержки армии. И в конце года обрёл широкую федеральную известность. Его цитировало огромное количество крупных телеграмм-каналов, экспертов, журналистов. Однако, известность эта была скандальной и в имиджевом плане она была явно со знаком «минус». Как так получилось, что орловский губернатор провалился именно на том поле, на которое сам же сделал ставку?

- Переключение повестки с ковидной на СВОшную характерно не только для Андрея Евгеньевича, оно характерно для всей страны. Из повестки СВО вытеснила ковид не только в общероссийском, но и мировом масштабе. Так что здесь Андрей Евгеньевич не оригинален.

Но я бы назвал Андрея Клычкова чемпионом по отрицательным реакциям на его заявления и некоторые публичные жесты со стороны общественности. Хотя скажу, что не только Клычков здесь отличился, потому что и другие губернаторы делали неоднозначные заявления. Но Андрей Евгеньевич, конечно, отличился. Его заявления в рамках частичной мобилизации имели огромный резонанс.

Почему это происходило? У меня несколько версий. Первая – потому что СВО стала стрессом для всех. Мы должны понимать, что все губернаторы, управляющие чернозёмными территориями (кроме губернатора Воронежской области) – это так называемые губернаторы новой волны. Люди направлены в регионы Кремлем, обучены на специальных курсах и которые направлены управлять территориями как некие операторы национальных проектов. Отличие Клычкова в том, что он пошёл по политической квоте. Клычков не имел опыта управления, что он признал недавно, но по сути он как остальные – приехал в регион, как оператор нацпроектов.

Но губернаторы новой волны встретились сначала с ковидом, а потом с СВО. Понятно, что это вызвало серьёзный стресс. Но в орловской ситуации этот фактор усугубляется другим.

Вторая причина состоит в том, что в отличие от соседей Орловская область обладает минимальными ресурсами для того, чтобы поддержать мобилизационные мероприятия, которые Министерство обороны не смогло правильно провести. Регионы начали исправлять ситуацию, но возникла ситуация с неравенством регионов. Регионы с большими ресурсами могли себе позволить гораздо более серьёзные жесты, направленные на поддержку мобилизованных и их семей. А Клычков позволить этого не мог. И он от этого впал в ещё больший стресс.

И ещё один фактор – оппозиция, которая действует более активно, чем в соседних регионах. СМИ более критично в отношение губернаторской власти. И поэтому неудачные высказывания губернаторов очень быстро подхватывались и тиражировались.

- 2022 год запомнился продолжением исхода ключевых фигур из команды Андрея Клычкова. Татьяна Крымова, Николай Шин, Антон Старосельский, Максим Петров, Станислав Шувалов, Алексей Брызгалов и еще ряд чиновников покинули Орловскую область. В этот же ряд можно добавить нескольких крупных управленцев, уехавших из Орла в 2021 году. В чем причина того, что орловскому губернатору за весь свой срок так и не удалось сформировать свою стабильную команду? Это какие-то особенности Андрея Клычкова или роль играют региональные факторы, отпугивающие «варягов»?

- Андрей Евгеньевич повторяется в своей неспособности сформировать более-менее постоянную команду. Губернаторы соседних регионов тоже переживали подобные ситуации, но приходили к кадровому равновесию. А у Клычкова этот процесс носит перманентный характер.

Почему это происходит? Регион не является ресурсным. Люди приезжают и начинают работать, но потом обнаруживать, что в рамках тех ресурсов, которые имеются, выполнить они не могут. И они бросают всё и уезжают.

Но мне, кажется, что ключевым является всё-таки некоторое соединение ресурсным проблем с отсутствием эффективного лидерства и управления. Я не исключаю, что это связано с тем, что Андрей Евгеньевич не имел управленческого опыта. Он имел хороший опыт оппозиционной деятельности, но не управленческий опыт.

Я сейчас, конечно, не говорю о тех, кто уходил с должностей по приговорам судов. Как Блохин и Залогин. Но нужно отметить, что Клычков нередко держался за тех людей, за которых держаться не стоило. Как с Парахиным. Клычков видел в нём эффективного менеджера, но упорно игнорировал огромное количество всевозможных предупреждений о токсичности его фигуры.

И это плохая история для Андрея Евгеньевича. Можно не иметь хозяйственного опыта, но способность к формированию команды и поддержания её устойчивости – это ключевая компетенция политического руководителя.

- Мэр Орла Юрий Парахин уже давно находится под следствием, а областной прокурор прямым текстом говорит, что Парахин должен быть на скамье подсудимых. При этом, чиновник с начала СВО громко заявляет о поддержке армии и приписывеют себе в заслуги гуманитарные грузы, собранные бизнесом и простыми людьми. Создается впечатление, что региональные элиты считают, что пиарясь на поддержке СВО, можно не заниматься региональными вопросами и заодно получить индульгенцию за свои прошлые дела. Насколько оправданны такие ожидания?

- С одной стороны, Андрей Евгеньевич не может сформировать устойчивую команду. А с другой стороны, он крайне жестко держится за определенных персонажей, которые крайне важны для него. Я думаю, что в Парахине он увидел эффективного менеджера, которых немного в регионе.

Клычков видит мало перспективных менеджеров в регионе. Возможно, он ошибается. Возможно, он сам чего-то не видит, потому что сам не очень менеджер по своему жизненному опыту. Но в Парахине он такого менеджера увидел, и с его точки зрения можно было проигнорировать некоторые политические этические риски, потому что эффективность должна была перевесить. Не перевесила, как видим.

Парахин – не самый плохой менеджер. Но в публичном управлении фактор репутации играет роль, и от него невозможно отмахнуться. Токсичность репутации Парахина – это устоявшийся факт, с которым бессмысленно бороться. И игнорировать его бессмысленно. Рано или поздно он сыграет свою роль, вне зависимости от того, каким будет юридический исход дела Парахина.

По поводу СВО – мы видим, что переключение повестки используется для того, чтобы оттянуть неизбежное. Оттянуть если не юридические решения, то этический коллапс. СВО – это некий подарок судьбы, потому что он переключил внимание и, возможно, затормозил и течение юридических сил.

- Ваш прогноз - одобрит ли Кремль второй срок Клычкова?

- У Кремля и КПРФ отношения довольно сложные. Клычков выдвигается на новый срок. Сейчас есть три губернатора от КПРФ. Русских, Клычков и Коновалов. Кремль несколько опасается КПРФ, поскольку она имеет некоторую автономию, поскольку левые настроения очень сильны, а левая повестка очень популярна. КПРФ – неизбежный партнер Кремля, но Кремль их опасается. И мы видим сочетание стратегии договоренности со стратегией давления.

Как в эту систему отношений впишутся Клычков и Коновалов, мы не знаем. Коновалов не был договорным губернатором, поэтому шансы Клычкова выше. Есть вероятность, что Кремль даст отмашку на референдумные выборы. То есть, выборы могут быть такими, как в 2018 году – коалиция КПРФ и «Единой России» и технические кандидаты.

Я рассматриваю, как шансы Клычкова на получение поддержки как довольно приличные. Я не думаю, что Кремль уберет обоих губернаторов-коммунистов. Клычков – договорный и системный. Он не успешный, но он не провальный. Но его успехи обесцениваются кадровыми проблемами и инфраструктурными провалами. Но назвать Клычкова совсем провальным нельзя. Он не попал в набор ожиданий.

Но для Кремля это не особо важно. Орловщина не играет серьёзной роли для Кремля. Держать там скандального губернатора-коммуниста нормально. Вот если Клычков был бы сильно эффективным губернатором, то это было бы проблемой. Политический контроль над регионом установлен, явных политических конфликтов нет.

- Учитывая особенности прошедшего года, в центре внимания был в основном губернатор и его окружение. Кого еще из орловских чиновников и политиков Вы могли бы отметить?

- Отвечая на первый вопрос, я выделил довыборы горсовет. Они выглядели периферийными, но они чётко показали, что в Орловской области есть две политические силы – «Единая Россия» и «Справедливая Россия». Понятно, что единороссы поддерживают Клычкова, поскольку им  приказано это делать. Прикажут другое – и они быстро сменят стратегию.

Я бы выделил основных спикеров «СР». Во всех соседних регионах влияние оппозиции резко сократилось. Ярких оппонентов региональной власти фактически не осталось. Исключениями остаются Липецкая и Орловская области.

В Орловской области по понятным причинам это не могут быть коммунисты. Это «СР». При всей неоднозначности отдельных персонажей, сама попытка оппонировать вызывает уважение. Но у нас идет измельчание политической конструкции, и она не терпит ярких политиков с собственным мнением. То, что такие политики остались на Орловщине, делает честь Орловщине.

Я думаю, это не навечно. Я не исключая, что в обозримой перспективе политическая парадигма может измениться.