В Орле продолжается судебный процесс над датчанином Деннисом Кристенсеном, которого обвиняют в организации деятельности экстремистской религиозной организации «Свидетели Иеговы – Орёл». На этой неделе в суде были допрошены два свидетеля, один из которых был засекреченным, он давал показания под псевдонимом «Алексей Петрович Ермолов». Правда, долго сохранять анонимность ему не удалось, адвокаты и сам подсудимый быстро его рассекретили. За заседаниями наблюдал корреспондент «Орловских новостей».

День первый

«Алексей Петрович Ермолов» пришел в суд загодя, так, чтобы его никто не видел, в сопровождении сотрудников ФСБ. Он был закрыт в комнате, снабженной специальной аппаратурой, позволяющей выводить его измененный голос в зал судебного заседания. Спустя некоторое время в зале, как и всегда, собралось много сторонников Кристенсена.  Когда его самого ввели в зал и закрыли в «аквариуме», они начали весело общаться с ним, чему датчанин, почти год находящийся в СИЗО, был явно рад. Он демонстрировал своим знакомым собственные рисунки и интересовался, как у них дела, рассказывал что-то и много жестикулировал.

После того, как в зал вошел председательствующий Алексей Руднев, - начался допрос. Судья отметил, что установил личность засекреченного свидетеля, и во время допроса мог наблюдать его на экране ноутбука. Все остальные его, естественно, не видели.

«Алексей Ермолов» рассказал, что начал посещать собрания Свидетелей Иеговы в 2016 году. Кристенсена ему представили как их «лидера». Собрания проходили в Зале Царства в доме №50 по Железнодорожной улице. Свидетель рассказал о том, как проходили собрания и упомянул об иерархии организаций Свидетелей Иеговы. По его словам, все они подчиняются структуре в Питере, которая в свою очередь в прямом подчинении у головного офиса в США. Глава организации в Орле, сказал свидетель, назывался старейшиной. Кристинсен,  по его словам,  являлся старейшиной собраний в Орле и Орловской области. Каждый член организации,  говорил «Алексей Ермолов»,  должен был привести на собрание своих родственников. В случае,  если это невозможно,  он должен был отказаться от общения с ними.

«Свидетели Иеговы старались общаться в своем кругу,  но также старались вовлечь в него новых членов»,  – сказал «Ермолов».

Государственное обвинение интересовалось, говорил ли кому-нибудь Кристенсен, что они должны разрывать отношения с родственниками, если те отказывались принимать учение Свидетелей Иеговы. «Он рекомендовал литературу,  которая должна была привести их к однозначной мысли об этом», - отвечал свидетель. Также он отметил, ссылаясь на Кристенсена и других верующих, что с государством рекомендовалось поддерживать «нормальные отношения,  но никак не сотрудничать», например не участвовать в выборах,  не служить в армии,  не заниматься политикой. «Кристенсен и другие члены организации говорили о том,  что запрещенную литературу нежелательно проносить на собрания. Но от членов организации я узнал,  что запрещенная литература проходила небольшую обработку,  например менялось название,  что позволяло выдавать ее за другие издания», - ответил свидетель на очередной вопрос прокуроров. По его словам, печатная литература ввозилась из Белоруссии, а «распространять ее должны были все члены организации». Что касается переливания крови, то, как отметил свидетель, Кристенсен к отказу от этого не призывал, однако «литература,  которую он предлагал изучать,  имела однозначные суждения по этому поводу».

«Алексею Ермолову» известно, что МРО «Свидетели Иеговы-Орёл» было запрещено. Участники собраний, по его словам, активно следили за происходящим в стране «относительно их организации». Однако вопрос о запрете не обсуждался. «Говорилось о том,  что деятельность однозначно будет продолжена,  но с соблюдением мер конспирации», - отметил свидетель. «На собраниях говорилось,  что происходящие в стране события свидетельствуют о приближении Конца Света,  и поэтому нужно продолжать собираться и исполнять свои религиозные обязанности»  - сказал «Ермолов».

- Какие-то меры к освобождению Кристенсена члены предпринимали? – прозвучал вопрос прокуроров.

- Кристенсен говорил,  что его задержание маловероятно,  потому что он гражданин иностранного государства и международного скандала никто не допустит. После задержания члены организации объявляли флешмоб,  по условиям которого слали письма в Администрацию президента с просьбой его освобождения.

После обысков в Зале царства, отметил «Ермолов»,  членам организации рекомендовалось не отвечать на вопросы следователей, ссылаясь на 51 статью Конституции.

Им рекомендовалось не признаваться,  кто был лидером организации и говорить,  что никакой организации не было,  было просто собрание,  на котором люди собирались,  чтобы поговорить, заявил суду «Ермолов».

Когда к своим вопросам перешли адвокаты подсудимого, на многие из них свидетель не отвечал. Он часто говорил, что ответы на них могут позволить идентифицировать его личность. Впрочем, идентификация произошла и так, причем без особых усилий со стороны защиты.   Когда у свидетеля спросили, встречался ли он с Деннисом Кристенсеном в кафе на улице Октябрьской (на ранних заседаниях выяснилось, что эта встреча фиксировалась ФСБ), тот ответил в своей традиционной манере, что, по сути, и явилось подспорьем для его «рассекречивания». Когда адвокаты поинтересовались у Кристенсена, знает ли он, кто скрывается под маской анонимности, тот громко и четко произнес его имя. Судя по информации из открытых источников, этот человек давно сотрудничает с РПЦ, является автором книги о борьбе церкви с «ересью» и даже был участником православной конференции.

- Почему вы считаете,  что руководителем должен быть именно старейшина? – спросил у свидетеля адвокат.

- Об этом даже Википедия знает, - последовал ответ.

- Богослужения вы посещали добровольно?

- Да.

- Опасности от людей там не чувствовали?

- Нет. Все были дружелюбны.

- А вы пели религиозные песни вместе с остальными на богослужении?

- Нет,  я просто вставал из уважения к собравшимся.

- Молились?

- Это слишком личный вопрос,  я не буду на него отвечать.

- А продолжая посещать богослужения после запрета МРО «Свидетели Иеговы-Орёл»,  вы нарушали закон? Вы считаете себя преступником? – спросил у свидетеля адвокат Антон Богданов.

Однако этот вопрос снял суд, потому что «рассматривается уголовное дело против Кристенсена,  а не против свидетеля». Вместе с тем, судья Алексей Руднев тоже задал несколько вопросов «Алексею Ермолову».

- Откуда вам известно,  что старейшиной является Кристенсен? – поинтересовался он.

- По целому набору косвенных признаков. Он приветствовал входящих,  ему представляли новых членов,  он большую часть богослужений вел. К нему обращались по хозяйственным вопросам. Отсюда и сложилось мнение,  что он здесь главный,  - ответил свидетель.

После некоторых уточняющих вопросов его допрос был завершен.

День второй

Сергей Ф. приехал в Орел со своей многодетной семьей после начала боевых действий на Юго-Востоке Украины. Кристенсен ему знаком. Он,  как и датчанин,  является Свидетелем Иеговы. Они познакомились на собрании примерно через год после переезда. На вопрос о том, является ли Кристенсен старейшиной, свидетель ответил: «Я не знаю,  какие у него отношения с богом». Когда мужчина приехал с Украины,  то удивился,  что у местной общины не было печатной литературы. Поэтому,  отметил свидетель,  прихожане пользовались планшетами. «Сказали,  что литературу не пропускали через границу», - уточнил он. Брошюр и книг в Зале царства он вообще не видел. Со временем он купил себе планшет. Литературу в него закачивал из интернета.

Бланков с отказом от переливания крови, как отметил свидетель, в помещении,  где проводились собрания, он лично не видел. Но у него такой был. Привез еще с Украины. «В Библии же сказано,  что нужно удерживаться от блуда,  от удавленины и от крови», - сказал он. О том,  что МРО «Свидетели Иеговы-Орел» запрещена судом,  свидетель прочитал в интернете. Но на собраниях это никто не обсуждал,  "потому что это к собраниям не имеет никакого отношения".

«Я никакой организации не знаю в Орле. Я посещал собрания. Если бы это как-то относилось к собраниям,  на собраниях бы об этом говорилось»,  - пояснил мужчина.

Проповеднической деятельностью он занимался в то время, когда посещал собрания, занимается этим и сейчас.

- Где вы этим занимались? – спросил прокурор.

- Везде. Вижу человека,  начинаю ему рассказывать. Если ему это не нужно,  отхожу.

Сторона гособвинения долго допытывалась до свидетеля,  кто мог быть старейшиной у Свидетелей Иеговы. Мужчина отвечал,  что это определяет личное отношение с богом. Бог при этом,   с его слов,  в Библии выдвинул ряд требований к тому,  кто стремится стать старейшиной: человек должен быть мужем одной жены,  должен не злоупотреблять алкоголем,  не быть воинственным. «Иегова сам определяет,  кто старейшина»,  - сказал свидетель. Об запрещенном в России Управленческом центре Свидетелей Иеговы он слышал. Но что он собой представляет - ответить не смог.

- На Украине вы были членом какой-либо местной религиозной организации? – спросил адвокат Виктор Женков.

- Нет, - ответил свидетель.

- В Украине какая-либо литература Свидетелей Иеговы признана экстремистской?

- Нет.

- Сложилось ли у вас впечатление,  что Кристенсен был главным на собраниях?

- Нет,  он ничем не отличался от других братьев.

Председательствующий Алексей Руднев в числе прочего поинтересовался у мужчины, что в учении Свидетелей Иеговы говорится о Судном дне. На что тот ответил, что в этот день Иегова придет в наш мир и поборет Зло.

- А Зло - это что в вашем понимании,  кто будет уничтожен? – уточнил председательствующий.

- В Библии говорится,  что есть такая духовная личность - Сатана. Вот Сатана и будет уничтожен,  - объяснил свидетель.

На этой то ли позитивной, то ли, напротив, апокалиптической ноте в процессе была объявлена пауза.


 

Денис Волин