В Орловском районном суде на процессе по делу экс-начальника отдела ОБЭП майора Павла Доброхвалова и его подчиненного Дмитрия Борисова, обвиняемых в получении 1,7 млн рублей за прекращение уголовных дел против предпринимателя Владимира Тильмана, началось исследование аудио- и видео-доказательств. В течение двух заседаний суд исследовал диктофонные записи, сделанные партнером Тильмана, на которых стороны договаривались о передаче денег, а также просмотрел видеозапись, сделанную в парке отдыха «Горки», где бывшие полицейские были задержаны после передачи им кейса с деньгами.

Переговоры с полицейскими вел партнер Владимира Тильмана Юрий Черноштан. В то время, как Тильман находился за границей, Черноштан встречался с Доброхваловым и Борисовым. После первых двух встреч, на встречи он начал приходить с диктофоном, закрепленным подмышкой. По версии самого Черноштана, первая встреча с Дмитрием Борисовым у него состоялась в июне, примерно за месяц до задержания полицейских. Тогда он предложил Тильману помощь в прекращении возбужденных в отношении него уголовных дел. Черноштан передал эту информацию Тильману посредством Skype. Тильман проявил заинтересованность и предложил партнеру выведать подробности. После очередной встречи с Борисовым, Тильман предложил Черноштану писать его на диктофон. Очередная встреча проходила возле кафе «Алтын-бай».

 «Мы узнавали, кто вхож к [прокурору Орловской области Ивану] Полуэктову – практически никто не вхож. А тут звучат серьезные цифры – четыре [миллиона]. А если цифры уменьшить?» - говорит Борисову на записи Юрий Черноштан.  Напомним, что по версии следствия, полицейские для придания своим словам авторитета утверждали, что деньги в сумме 4 миллиона предназначались прокурору области, который якобы должен был решать вопросы в пользу Тильмана. Однако сам прокурор, уверено обвинение, ничего об этом не знал, а полицейские просто «разводили» бизнесмена.

Борисов отвечает, что «предложение» исходит не от него, и обсуждать его надо с Доброхваловым. «Сам я уезжаю, моего интереса тут нет», - говорит Борисов. Отличник юридического института МВД Борисов должен был перевестись на работу в Москву, но был арестован.

Очередная встреча «под запись» происходит в машине прямо у здания ОБЭП на улице Гуртьева, 21. В ней уже участвует Доброхвалов. Черноштан вновь заводит речь об Иване Полуэктове (гособвинителю он говорит, что речь о нем завели сами полицейские на предыдущих встречах, которые еще не «писались»:; в оглашенных в суде диктофонных записях ни Доброхвалов, ни Борисов не упоминают имя прокурора области в контексте того, что деньги предназначаются ему – прим.ред). «Тильман согласился с тем, что к Полуэктову вхожи единицы. А вы говорите, что будете шашкой махать с его подачи», - говорит Доброхвалову Черноштан. Доброхвалов в свою очередь отмечает, что на этой «сделке» он не зарабатывает, а гарантий никто не дает. По словам Доброхвалова, помочь Тильману через Борисова попросил некто Чернявский, а «зеленый свет» дан «на верху». Доброхвалов говорит, что от Тильмана нужны только заявления, «хоть пустой лист», и по ним в отношении его бывшего партнера Костарева будут возбуждаться уголовные дела (до этого дела против Тильмана возбуждались, напротив, по заявлениям Костарева, однако были признаны незаконными Генпрокуратурой РФ – прим.ред). Что касается Полуэктова, однажды в разговоре Доброхвалов неоднозначно обмолвился, что он «вхож к тем, кто вхож» к прокурору.

«Тогда четыре за что? Только за возбуждение?», - уточняет Черноштан. «И за прекращение», - отвечает Доброхвалов. В какой-то момент Черноштан предлагает полицейскому самому поговорить с Тильману по скайпу. «Да ну на…[зачем] мне этот Тильман нужен. Я его не видел и, может быть, никогда и не увижу до конца жизни. Будет жить у себя в Болгарии, а я в Орле», - ответил Доброхвалов.

На очередной встрече Павел Доброхвалов вновь предлагает Черноштану писать заявление на Костарева. «Пишите все, что вздумается. Слабинку дать не получится. Грузить будут по полной их сторону», - подбадривает он собеседника. «Каждый факт ваш я пролоббирую отдельно. А каждый факт в отношении вас – я пролоббирую в другую сторону», - добавляет полицейский. В какой-то момент он замечает: «Может быть, мы с вами даже подружимся». Черноштан воодушевленно говорит: «Всё, тогда поехал писать!». Доброхвалов говорит ему вслед: «Все ваши пожелания будут одобрены. Тильман пусть тоже не волнуется. Розыск снимем. Был плохой человек, станет – хорошим».

14 июля Тильман (утром в день встречи он пошел в ФСБ и написал заявление – прим.ред), Борисов, Доброхвалов и Черноштан встретились в одной из беседок в парке отдыха «Горки», что в 20 км от Орла. 18 декабря в суде была продемонстрирована оперативная запись ФСБ, на которой запечатлены все участники встречи. Камера расположена вверху – то ли на крыше беседки, то ли на растущем рядом дереве. На видео стол, за который сначала садится Черноштан. Рядом Борисов и Доброхвалов. Они общаются о Тильмане. Через какое-то время появляется и он сам. В руках бизнесмена пакет. Оттуда он достает бутылку виски. «Здравствуйте, - здоровается он. – Оба за рулем?». Доброхвалов соглашается выпить, Борисов идет за стаканчиками. Затем все усаживаются за стол и начинается беседа. Тильман много рассказывает о своем бизнесе и о взаимоотношением с Костаревым. Больше всего говорит бизнесмен, полицейские слушают. В какой-то момент инициативу перехватывает Доброхвалов. «Черноштан обратился к Диме, - говорит он. – Дима в разговоре со мной обмолвился: можно ли помочь там возбудить некоторые уголовные дела? Я говорю: почему нет, можно. Давай поговорим. Вот. Потом вопрос сам по себе решился. «Так можно вообще все их проблемы решить. Узнаешь про это?. Узнал, человек говорит: «Да, зеленый свет». Вот, вот как получилось. То есть не я обращался к вам решить какие-то ваши проблемы». В разговоре также звучит фамилия заместителя начальника областного БЭПа Дмитрия Анисимова.

Доброхвалов говорит, уточняя, что это его предположения, что Анисимов «решает на добровольных началах с [начальником следственного управления УМВД] Трофимом Шутько». Доброхвалово характеризует Шутько как «человека нового». Говорит, что есть некто Шигин – начальник отдела «М» УФСБ по Орловской области. Но он, по словам Доброхвалова, уходит, а на его место придет человек из Ульяновской области. «Уже приемник есть, завтра будем встречаться», - говорит Доброхвалов.

В какой-то момент беседы Тильман говорит, что хочет, чтобы его вопросы решались безболезненно. «Нет, так не получится, - отвечает Доброхвалов. – Как это безболезненно? Безболезненно для вас – получится, а для них – получится болезненно. Почему? Тут, извините, когда будет играть такой уровень, там как бы не будут это, там если мы скажем взять одну сторону, б…,дальше уже пойдет, уже закрутится молотильня». Тильман интересуется, по каким фактам полицейские могут возбудить дела в рамках «соглашения». «Мы будем скопом возбуждать», - говорит Доброхвалов. «Смысл в том, что мы сразу же после сегодняшней встречи обозначим еще, что нужно, и как бы человек уже будет работать в направлении вот этих аспектов. А касаемо вас, я думаю, это, конечно, надо все прекратить и снять наконец с вас этот засратый розыск смешной», - добавил начальник отела БЭП по городу Орлу. Что касается возможных заявлений со стороны Костарева, Доброхвалов сказал: «Короче, все, что они будут возбуждать, все будет отменяться на следующий день». 

Собеседники отвлекаются от темы и обсуждают виски. «Это мой любимый виски», - говорит Доброхвалов. «Мне тоже нравится», - поддерживает Тильман. Доброхвалов рассказывает, что любит пить виски со льдом, а в отдельный стаканчик наливать колу. Запивает после того, как «прочувствую вкус».

Участники встречи обсуждают знакомых в правоохранительных органах. Часто звучит фамилия Афиногенова. Спустя несколько минут из-за стола встает Черноштан. Он говорит Тильману, что бы тот не доверял собеседникам, и уезжает. Беседа продолжается уже втроем. Доброхвалов вспоминает разговор с Черноштаном о том, кто куда вхож. «У нас есть человек, который вхож туда, да. Туда. И не будем говорить кто и какой человек», - говорит он. Обещает Тильману, что ни его, ни Чернявского не подставят, а в случае чего «осуществим, так скажем, возврат». Слово деньги никто не произносит. «Наша гарантия – это результат, который вы увидите в течение 10 дней», - уверяет Доброхвалов. Он также говорит, что от встречи с Тильманом его ограждали знакомые, «которые будут решать ваш вопрос». «Возможно, мы когда-то, спустя полгода, вспомним эту ситуацию смеясь, и кушая здесь шашлык, выпивая водки», - говорит Доброхвалов Тильману. Тот соглашается. Говорит, что «все решил там», о чем говорил ему Черноштан. О деньгах ли речь – не понятно. Доброхвалов на это замечает, что «будем выходить, тогда решим этот вопрос».

Далее несколько минут длится непринужденная беседа. Доброхвалов и Тильман обсуждают все подряд: и заграничные поездки последнего, и любимого музыканта Гарика Сукачева, и семью с кредитами в банке.

 «Выпивайте…», - предлагает Тильман собеседнику. «Пойдем в обнимку!» - командует Доброхвалов. Все трое встают из-за стола, собирают и выбрасывают пакет с бутылкой и стаканчиками, и покидают беседку.

«Ну что, где тебе отдать? У меня…», - говорит Тильман. «Пойдем», - говорит Доброхвалов. Далее запись сложно расслышать, возникает шуршание, и она обрывается. В стенограмме есть один фрагмент, на котором Доброхвалов говорит: «Да кинь куда-нибудь пакет этот»… По версии гособвинения, и по словам самого Тильмана, он с Доброхваловым и Борисовым подошел к машине полицейских. Доброхвалов предложил ему кинуть сумку с деньгами под водительское сидение. После того, как Тильман выполнил эту просьбу и, попрощавшись, направился к машине, на которой он приехали, к авто Доброхвалова и Борисова выскочила оперативная группа и произвела задержание. В сумке под сиденьем оказалось 1,7 млн рублей. Из них 1 миллион – кукла, подготовленная для оперативного эксперимента.

Судебный процесс по делу Доброхвалова и Борисова продолжается. Сами они еще не комментировали записи и не давали показания в суде.


 

Денис Волин