В Железнодорожном районном суде Орла 16 ноября состоялось первое заседание по существу дела против владельца агрохолдинга «Орловская нива» Сергея Будагова, обвиняемого по ч.5 ст.291 УК РФ («Дача взятки должностному лицу в особо крупном размере»). На этом заседании гособвинение намеревалось допросить начальника областного департамента госимущества и землепользования Андрея Синягова, которому, по версии следствия, бизнесмен и передал 5 миллионов рублей «за покровительство». Однако чиновник не явился, и прокуратуре пришлось в срочном порядке менять регламент представления доказательств. В итоге, в суде были оглашены материалы дела, в том числе стенограммы «прослушки» Будагова, и допрошены понятые. За заседанием наблюдал корреспондент «Орловских новостей».

Допросить Андрея Синягова хотелось и гособвинению, и адвокатам Сергея Будагова. У последних к нему накопилось немало вопросов: еще на прошлом заседании защитник бизнесмена Максим Баев заявил, что они намерены доказать в суде, что не Будагов, а именно Синягов являлся инициатором встреч, а деньги, которые, по версии обвинения, в качестве взятки получил чиновник, последним были буквально «выбиты» у предпринимателя. Однако Синягов не явился. «Он до 17 ноября в командировке. В суд представлено соответствующее командировочное удостоверение», - объявила председательствующая по делу, а заодно и председатель районного суда Валентина Блохина.

Гособвинитель Ирина Крючкина, кажется, гипотетически рассматривала такой вариант развития событий, и поэтому сразу предложила изменить регламент и начать представлять свои доказательства с оглашения материалов дела. Из этих материалов можно представить картину событий, происходивших в марте этого года, - по крайне мере так, как ее видит следствие.

«Оперативный эксперимент»

Исходя из оглашенных материалов, 1 марта 2016 года Андрей Синягов встречался с Сергеем Будаговым в своем кабинете. Сразу после встречи чиновник направился прямиком к губернатору Орловской области Вадиму Потомскому и рассказал, что бизнесмен предложил ему взятку. В заявлении на имя главы региона он написал, что Будагов предлагает платить ему 5 миллионов рублей ежегодно за беспрепятственное занятие бизнесом: в том числе, решить с помощью городских чиновников вопрос с «Родными селами», которые в Орле должны демонтировать, как незаконно установленные (срок аренды давно истек), а также оказывать общее покровительство, в том числе, лоббировать выгодные для Будагова решения по следкам с госсобственностью.

Вадим Потомский, как следует из материалов, сразу же направил письмо с этой информацией на имя начальника орловского управления ФСБ. Силовик санкционировал проведение оперативного мероприятия «Оперативный эксперимент», в рамках которого в дальнейшем и действовал Синягов.

ОРМ, в частности, предусматривало использование скрытых аудиосредств. Проще говоря, на все последующие встречи с Будаговым Синягов ходил с прослушкой; кроме того, за ним выставлялось наблюдение.

Так, утром 4 марта чиновник пришел в ФСБ, где был проведен его личный досмотр. Как зафиксировано в протоколе, денег и иных запрещенных предметов у него обнаружено не было. В 10:30 Синягов вышел из управления и отправился в гостиницу «Орел», где у него была запланирована встреча с владельцем «Орловской нивы». Там чиновник в какой-то момент замялся, на что, как следует из стенограммы прослушки, Будагов сказал: «Хорошо, мы сзади сядем» (сразу поясню, что в суде защита настаивала на том, что следствие не может утверждать, какой из голосов на записи принадлежит их подзащитному, поэтому далее по тексту представляется позиция гособвинения).

В ходе разговора Будагов завел речь о необходимости совместной работы. «Что вы от меня хотите?» - уточнил Синягов. На что следует реплика о решении вопроса с «Родными сёлами». Синягов говорит: «В апреле вам было направлено уведомление об освобождении участков. А они год не освобождаются. Меня тоже могут спросить — почему?». Будагов, как огласила материалы прослушки прокурор, сказал: «Вопрос тонкий. В общем, я соберу [деньги], и мы с вами встретимся еще. Мы нового ничего не начинаем». В завершение встречи, огласила гособвинитель, бизнесмен предлагает «обдумать механизм» передачи денег. «Я с колбасой, с продуктами передам», зачитала она стенограмму. На этом Будагов и Синягов распрощались. Бизнесмен поехал по своим делам, чиновник — в ФСБ. Там его снова осмотрели и запротоколировали, что денег при нем нет.

Утром 10 марта процедура повторилась. Сразу после нее Синягов вновь поехал в гостиницу «Орел» на встречу с Будаговым. Она заняла всего 15 минут: с 10 часов до 10:15. На этой встрече, как следует из стенограммы, Синягов, действующий в рамках ОРМ, интересовался у бизнесмена: «5 миллионов — стоит ли овчинка выделки?». Будагов, зачитывала гособвинитель, отвечал, что «в этом ничего такого нет. Мне это нужно, чтобы войти. Это такой шаг». После этой встречи Синягов так же поехал в ФСБ для осмотра.

Роковой день, когда по легенде оперативников чиновник должен был «созреть» для «получения взятки», настал 11 марта. Утром Синягова досмотрели сначала в ФСБ. Затем он сел в свой автомобиль Mitsubushi и доехал до бани на 3-Курской. Там его снова встретили чекисты и при понятых досмотрели автомобиль. Там же был составлен протокол, что ни при Синягове, ни в машине денег нет.

От бани под наблюдением оперативников Синягов вновь доехал до гостиницы, где к нему в авто сел Сергей Будагов. В 14:12 они поехали на Ливенскую, где припарковались на стоянке супермаркета «Бутерброд» (бывший «Юнмарт»), неподалеку от которой уже расположился пост наблюдения. В салоне между чиновником и бизнесменом произошел диалог.

«Ладно, Андрей», спокойно, ради бога, я переволновался», - говорил один голос. На заднем фоне, как зачитывала гособвинитель, раздался хруст. «5 миллионов — такие маленькие», - говорил Синягов. «Ладно, не маленькие», - как зачитала гособвинитель, отвечал Будагов. Синягов сказал: «Ладно, я по этому вопросу скажу [главе администрации Орла Андрею] Усикову, что впереди выборы, надо об экономике думать, пока ничего не надо делать».

После разговора Будагов вышел из машины и пошел в «Бутерброд». Через несколько минут он вышел и снова направился к автомобилю, рядом с которым и был задержан оперативниками ФСБ. В присутствие понятых Синягов вытащил из салона авто два пакета (один розовый «Лэтуаль»), в которых, как сказано в протоколе, находилось 5 миллионов рублей купюрами по 5 тысяч. Как зачитала гособвинитель Крючкина, экспертиза показала, что на пакетах «обнаружен биологический материал Будагова»...

Что говорят понятые

В свою очередь защита бизнесмена после оглашения практически каждого материала делала заявление, что он не является доказательством или добыт незаконно. Так, например, в протоколах опроса, говорил адвокат Максим Баев, отсутствовали необходимые подписи, а экспертиза биоматериала — была получена путем обмана: кровь у Будагова взяли в СИЗО для анализов на заболевания, а позже следователь изъял ее для нужд следствия. Впрочем, судья Валентина Блохина сразу обозначила, что оценку доказательствам даст в своем итоговом решении.

После перерыва в суде допросили двух свидетелей. Оба они были понятыми при досмотре Андрея Синягова; и если к первому, спасателю и водолазу Сергею Кожину, много вопросов не возникло («Я человек простой, меня попросили быть понятым, я согласился», сказал он на допросе), то ко второму — жителю Малоархангельска Сергею Беляеву, их, напротив, возникло предостаточно.

Адвокаты в буквальном смысли устроили ему перекрестный допрос. Типичный житель района, в возрасте и с проблемами со здоровьем, часто путался в показаниях, а защитники бизнесмена этим умело пользовались. Беляев, участвовавший в осмотре автомобиля после задержания Будагова, был рекрутирован в понятые сотрудником ФСБ на стоянке «Бутерброда», когда собирался ехать домой вместе с супругой после ланча.

- Ко мне подошел начальник ФСБ и предложил участвовать в действиях. Как мне сказали, передача каких-то денег была, - по-простому сказал суду Беляев, записавший в «начальники» оперативника Тараненко.

Далее он рассказал, как подошел к машине, где стояло пять человек. Свидетель указал на Будагова:

- Он на стоянке возле машины был. И еще какой-то начальник Орловской области по землеустройству.

Присутствующие на заседании улыбнулись. Тем временем Сергей Беляев продолжал:

- Деньги вынимал он [Синягов]. Открыл переднюю дверь, достал два свертка, и положил на багажник. Сказал, что в этих пакетах лежат деньги. В каждом по 2,5.

- В какой валюте? - поинтересовалась гособвинитель.

- В российских рублях.

- А кто ему передал деньги?

- Не видел.

- А Синягов пояснил?

- По его пояснениям, Будагов.

Далее к допросу приступили адвокаты. Они задавали множество вопросов. В какой-то момент свидетель сказал, что про деньги узнал сначала от сотрудника ФСБ, потом только на допросе в августе — от следователя. Прокуратуре пришлось заявлять ходатайство об оглашении показаний Беляева, данных на стадии следствия. Согласно им, свидетель видел, как Синягов достал из салона пакеты, положил их на багажник и раскрыл. Там он увидел пятитысячные купюры.

Адвокаты вновь перешли в наступление.

- Еще раз. Вы видели деньги?

Свидетель замялся. Потом нервно ответил:

- Не видел, чтобы они развернуто лежали.

- Значит, это следователь вам подсказал?

- Да.

- А про марку машины — тоже следователь? Вы же сказали, что не разбираетесь в иномарках.

- Да.

- Откуда конкретно достал пакеты Синягов — видели?

- Нет.

Сергей Беляев разволновался и сказал, что мог забыть, так как дело было еще в марте. Но на всякий случай попросил считать более достоверными показания, данные на следствии.

На этом заседание завершилось. Судья Валентина Блохина объявила перерыв до 23 ноября. Ожидается, что к тому времени главный свидетель — Андрей Синягов — вернется из командировки и будет допрошен.

Денис Волин

Читайте также: «Тариф «Покровительство» В Орле начался процесс над Сергеем Будаговым