Орловский районный суд 9 февраля сроком на два месяца в очередной раз продлил арест экс-начальника отдела ОБЭП по городу Орлу Павла Доброхвалова и его бывшего подчинённого Дмитрия Борисова, обвиняемых в покушении на мошенничество, передает корреспондент "Орловских новостей".

Ходатайство о продлении меры пресечения в виде содержания под стражей заявило гособвинение. В качестве оснований прокурор Сергей Теслов, в том числе, указал на то, что бывшие полицейские не признали свою вину, а также обвиняются в преступлении коррупционной направленности.

Подсудимые и их защитники возражали и просили суд избрать их подзащитным меру пересечения, не связанную с лишением свободы. Адвокат Адам Муртазов в своем выступлении попытался сослаться на ответ президента Владимира Путина на пресс-конференции "по почти аналогичному вопросу". Однако председательствующая Ираида Емельянова его остановила. "Суд просит вас не ссылаться на президента на данном заседании", - сказала председательствующая. Адвокат Алексей Меркулов возразил прокурору, заявив, что в уголовном кодексе нет такого понятия как коррупционное преступление. "Они обвиняются в преступлении против собственности", - отметил он.

После возвращения из совещательной комнаты, судья Емельянова объявила, что подсудимые останутся под стражей ещё на два месяца, а не на три, как просил гособвинитель. 

Экс-начальник отдела №1 по борьбе с экономическими преступлениями и противодействию коррупции УМВД по городу Орлу майор Павел Доброхвалов и его бывший подчинённый Дмитрий Борисов обвиняются по ч.4 ст. 159 УК РФ (покушение на мошенничество). Они были задержаны 14 июля 2016 года в парке отдыха "Горки" после того, как получили первый из 4 млн рублей транш - 1,7 млн рублей (часть из них были муляжом) - от бизнесмена Владимира Тильмана. По версии следствия, за эти деньги они обещали ему прекратить возбужденные и касающиеся его интересов уголовные дела, а также поспособствовать в возбуждении дел на конкурентов бизнесмена. Сам Тильман в это время действовал в рамках оперативного мероприятия ФСБ. 

Обвинительное заключение по делу утверждала Генеральная прокуратура РФ, а само дело расследовалось в Главном следственном управлении СКР.