Орловский районный суд 30 августа сроком на три месяца продлил арест бывшего начальника отдела по борьбе с экономическими преступлениями и противодействию коррупции УМВД по городу Орлу майора Павла Доброхвалова, а также его подельника, оперативника того же отдела, Дмитрия Борисова. Теперь уже бывших полицейских обвиняют, как это не удивительно, - в коррупции. Расследованием дела Доброхвалова с зимы 2017 года занималось главное следственное управление СКР. По делу допросили даже прокурора Орловской области Ивана Полуэктова. А обвинительное заключение утверждала Генеральная прокуратура РФ. За заседанием по избранию меры пресечения наблюдал корреспондент «Орловских новостей».

Дело майора Доброхвалова – одно из самых резонансных дел в Орловской области за последние годы. Оно же – одно из самых знаковых в регионе, потому что, как отмечают наблюдатели, именно это дело отчетливо демонстрирует серьезный конфликт, которой сложился между орловским Следственным комитетом, УФСБ – с одной стороны, и областной прокуратурой – с другой. «Орловские новости» еще летом прошлого года писали о странной ситуации, когда пойманного с поличным Доброхвалова каким-то невообразимым образом выпустили из-под стражи: прокурор Орловского района Евгений Коротких (в той же прокуратуре тогда работала сестра Доброхвалова) взял и отменил постановление следователя СК о возбуждении дела, мотивируя это тем, что тот якобы применил к полицейскому не ту статью. Областная прокуратура тогда даже сделала заявление, что, дескать, следователи квалифицировали действие по менее тяжкой статье, а мы, прокуратура, настаиваем на более тяжкой.  Однако следователи, уверенные в своей правоте, бились до конца: дело из Орла было отправлено в Москву, туда же этапировали Доброхвалова, и в итоге – уже Генпрокуратура утвердила обвинительное заключение по той статье, по которой изначально и возбуждалось дело, то есть – по ч.4 ст. 159 УК РФ (Покушение на мошенничество). Конечно, санкция данной статьи – до 10 лет лишения свободы – меньше, чем по статье 290 УК РФ (взятка), однако, как уверены в СК, дело по взятке попросту рассыпалось бы в суде. Кому это было нужно, когда прокурор Коротких отменял постановление СК летом прошлого года и Доброхвалов две недели гулял на свободе, пока его снова не арестовали, - остается загадкой.

Напомним, что Доброхвалов впервые был задержан поздно вечером 14 июля 2016 года возле парка отдыха Горки. Там, по версии следствия, вместе со своим протеже Борисовым он получил 1,7 млн рублей – деньги, за которые высокопоставленный полицейский обещал посодействовать в прекращении уголовных дел в отношении местного бизнесмена Владимира Тильмана, возбужденных по заявлению его конкурентов. По данным «ОН», это был лишь первый транш, а общая сумма взятки должна была составить 4 млн рублей. Вместе с тем, как установили следователи, у Доброхвалова не было реальной возможности повлиять на прекращение данных уголовных дел, поэтому он, говоря простым языком, вводил бизнесмена в заблуждение. Отсюда и статья о мошенничестве, а не о взятке. Сам Тильман на тот момент уже действовал в рамках ОРМ, проводимых сотрудниками орловского управления ФСБ.

Дело Доброхвалова было передано в Орловский районный суд 18 августа 2017 года. В нем почти 16 томов, 23 свидетеля. 30 августа состоялось заседание по избранию бывшим полицейским меры пресечения.

Государственное обвинение в суде представлял начальник уголовно-судебного отдела областной прокуратуры Сергей Теслов. Ровно в 10 утра он занял свое место в зале. По правую руку от него расположились два адвоката Дмитрия Борисова, рядом – адвокат Доброхвалова, а также его мать. Женщина жаловалась на то, что не может передать сыну теплые вещи, так как в СИЗО по какой-то причине их отказываются принимать.

- Даже продукты передать стало невозможно.  Еще полгода назад в магазине СИЗО можно было сделать любой заказ, теперь установили новые правила, по которым в месяц можно передать продукты на определенный максимальный вес, - пожаловалась женщина.

- Обратились бы в прокуратуру, человек еще не осужден, а его уже ограничивают в правах, - заметили журналисты.

- Пока эту жалобу рассмотрят, уже судебный процесс закончится, - ответила женщина.

Через несколько минут в зал завели подсудимых. Первым в «аквариум» зашел Павел Доброхвалов: среднего роста, короткие темные волосы, цветная тенниска и серые спортивные штаны. Следом завели Борисова – молодой человек в кофте с капюшоном, в джинсах и с густой бородой. Майору Доброхвалову – 33 года, Борисову – 25 лет. Первый – орловец, второй – родом из Хомутово, в ОБЭП на момент задержания он работал около двух лет. Жил в Орле.

До прихода судьи Борисов ведет себя суетливо, живо реагирует на все происходящее в зале, общается с адвокатами. Доброхвалов сидит на скамье, упершись рукой в бедро. Спокоен.

- Доброхвалов, устанавливаем вашу личность, - обратилась к подсудимому председательствующая Ираида Емельянова.

Доброхвалов назвал место и год рождения. Рассказал, что имеет несовершеннолетнюю дочь. Также он назвал место своей работы и должность.

- Сейчас работаете? – уточнила председательствующая.

- Уволен, - последовал ответ.

Повторив ту же процедуру опроса с Борисовы, судья предоставила слово прокурору. Сергей Теслов бы немногословен. Он сразу же заявил, что основания, по которым обвиняемые содержатся под стражей, не отпали, поэтому изменять им меру пресечения нельзя. «Эти основания – возможность скрыться от суда и оказания давления на свидетелей и потерпевших», - уточнил гособвинитель. Он отметил, что оба бывших полицейских обвиняются в тяжком преступлении с использованием должностного положения, а свидетели -  это, прежде всего, лица, которые им хорошо знакомы. «Обстоятельства считаю достаточно вескими», - сказал Теслов. Он также упомянул, что наказание, которое грозит обвиняемым, может повлиять на их решение скрыться от правосудия. Теслов попросил продлить арест Доброхвалова и Борисова до 17 февраля 2018 года, то есть на шесть месяцев.

Далее суд дал слово Павлу Доброхвалову. Бывший высокопоставленный полицейский сразу же заявил, что считает доводы прокуратуры – необоснованными. В качестве примера он привел предыдущие решения суда, в которых отмечалось, что до ареста полицейские исправно являлись к следователю по звонку.

- Мы не члены ОПГ, не госслужащие, не работаем в правоохранительных органах. А большинство свидетелей – это руководители оперативных служб. И как же мы, гражданские люди, сможем оказать на них влияние? – возмутился Доброхвалов.  – Что касается потерпевших, то им неоднократно разъяснялись права на государственную защиту.

Доброхвалов отметил один факт, когда потерпевшему пришло анонимное письмо с угрозами. Однако, заявил он суду, не было предоставлено доказательств, что автором является он или Борисов.

- Прошу заменить меру пресечения на более легкую. Возможно, с ограничениями, если кто-то чего-то опасается, - обратился у суду Доброхвалов.

Его подельник Дмитрий Борисов сказал, что почти год  после возбуждения на него уголовного дела находился на свободе и никуда не пытался скрыться. «Никому не угрожал», - сказал бывший полицейский. Он попросил заменить ему меру пресечения на домашний арест.

Адвокаты своих подзащитных поддержали, назвав срок содержания под стражей Доброхвалова «запредельным». Избрание же для обвиняемых домашнего ареста, по словам адвоката Тихонова, только «поспособствует более скорому рассмотрению дела». Однако суд доводы защиты не убедили. Спустя два часа председательствующая Ираида Емельянова постановила продлить обоим обвиняемым меру пресечения в виде домашнего ареста сроком на три месяца – до 17 ноября 2017 года.

Кроме того, суд отклонил ходатайство Павла Доброхвалова о назначении по делу предварительного слушания. Таким образом, рассматривать дело по существу суд начнет уже 8 сентября.


 

Денис Волин, из зала суда