Рядовая, по сути, новость о дорогостоящем внедорожнике орловского священника внезапно стала одним из основных информационных поводов в стране. О реакции на эту новость написали крупнейшие федеральные СМИ, их прокомментировали десятки тысяч человек, еще больше репостов и мемов разошлось по соцсетям. Новую жизнь этой истории зачем-то дал губернатор Вадим Потомский, в очередной раз выступивший с броским, но сомнительным для чиновника его уровня спичем. «Орловские новости» рассказывают, что произошло.

23 мая на сайте Открытой России вышел материал, в котором рассказывалось, как епископ Ливенский и Малоархангельский Нектарий обзавелся внедорожником Toyota Land Cruiser V8 рыночной стоимостью 5-6 миллионов рублей. В Орловской митрополии тогда поспешили заверить, что ни копейки из средств епархии на автомобиль, оформленный на священника и с правительственными номерами А008ОО57, потрачено не было. Машину подарил Нектарию один из агрохолдингов региона.  «Сам Иисус Христос носил дорогие одежды, которые дарили ему, скажем так, те люди, которые его почитали. Многие святые то же самое принимали. Например, Иоанн Кронштадтский точно так же получал дорогие облачения, автомобили, пароходы и прочее», — отметил руководитель пресс-центра Орловской митрополии Евгений Борисов, комментируя авто епископа. Данную новость перепечатали несколько десятков СМИ, в том числе и «Орловские новости». Большого резонанса она не вызвала, а обсуждения были только лишь в комментариях, да и то – не слишком бурные.

29 мая на почту редакции «Орловских новостей» пришло письмо на епархиальном бланке, с церковной печатью и за подписью епископа Нектария. В данном письме составитель в ультимативной форме потребовал от издания немедленно удалить все заметки, касающиеся его автомобиля. В противном случае отправитель письма угрожал привлечь «ОН» к уголовной ответственности за оскорбление чувств верующих. «Подобные выходки подрывают духовно – нравственные устои нашего общества бросая тень на Святую Церковь и её честных служителей. Не надейтесь, что ваша публичная ложь останется без ответа со стороны РПЦ», - говорилось в письме. «Орловские новости»,  естественно, ничего удалять не стали, ибо непроверенной информации в заметках не содержалось. Вместо этого редакция приняла решение опубликовать полученное письмо за подписью Нектария. И это письмо вызвало уже огромный резонанс в прессе и на ТВ.

30 мая федеральные СМИ выпустили на эту тему десятки материалов, состоялось несколько радиоэфиров, посвященных данной теме, а вечером того же дня телеканалы РБК, РЕН-ТВ и «Дождь» показали соответствующие сюжеты. Всего этого могло бы не быть, если бы масла в огонь не подлил губернатор Орловской области Вадим Потомский, зачем-то решивший влезть в историю, которая его вообще никаким боком не касалась. Влез как всегда смачно. Уже вроде бы все успели подзабыть его ставшее в регионе крылатым выражение о «чепушилах с ручками и блокнотами», как вдруг Потомский выдал очередной перл. «Бог не фраер. Он все видит», - заявил губернатор, заступаясь за епископа, которого, по его мнению, осуждали средства массовой информации, чего в принципе не было: СМИ сообщали лишь о самом факте. При этом глава орловского региона заявил, что журналисты вообще не имели права задавать вопросы и интересоваться имуществом священнослужителя. Позже, правда, в комментарии Открытой России, губернатор поправился и сказал, что, мол, ему «не понравилась» форма подачи информации. Тем не менее уже вроде бы стремительно шедшей на спад волне, Потомский предал новое ускорение. Обсуждать начали уже его.

Одним из первых на спич губернатора отреагировал телеведущий Владимир Соловьев. «Поставив памятник Ивану Васильевичу Грозному, губернатор Потомский решил расширить границу русской культуры, привнеся уже зачастую забытый, отошедший в прошлое, тщательно скрываемый, но существующий пласт русского языка в повседневную политическую реальность. Я считаю, что надо продолжить его начинания и уже просто проводить курсы фени, потому что, а как иначе жить?! Иначе жить вообще не получится. Например, очевидно, что в Орловской губернии по фени не ботаешь, смысла жить нет уже никакого. Сами подумайте. Ты чего, пассажир или ты блатной? Ты уж определись. Если наблатыкаться не можешь, то кто ты такой?! Кто ты, жалкий фраерок или авторитетный чел? Гонишь порожняк, так с тобой никто и говорить не будет. Лошок ты, мусорок! Забудь сюда дорогу. Орловская губерния не для таких», - сказал Соловьев.

Не удержался от комментария протодиакон Андрей Кураев. «Ах, как прямо прёт из сего почитателя Ивана Грозного мечта о неподсудности! Только начальник может задавать мне вопросы и ставить оценки, а не подчиненное и пасомое быдло! Но раз губернатор-опричник вопросики свои озвучил - попробую ему ответить. "Где есть критерий – это можно для священника, а вот это нельзя?". В книжке под название "Евангелие". Для удобства поиска ответа советую набрать ключевые слова - "У вас да не будет так". "их кто уполномочил этот вопрос задавать?" Иногда люди как дети: спрашивают "почему" просто потому, что им непонятно, а не потому, что осваивают грант госдепа. "Он разве кого-то оскорбил?" Да. Меня и мои религиозные чувства», - написал Кураев в своем фейсбуке.

На спич Потомского отреагировал и публицист Олег Кашин. «У Потомского очень своеобразное амплуа — грубо говоря, вся его цитируемость держится на том, что он говорит чуть больше глупостей, чем принято в современной губернаторской среде», - отметил он. Кашин вспомнил историю, рассказанную Потомским о путешествии Ивана Грозного с сыном из Москвы в Санкт-Петербург за сто лет до основания последнего, о «чепушилах», и вот об этих недавних «фраерах». «Если бы в России выбирали самого одиозного губернатора, наверное, Потомский был бы фаворитом, - отметил также Олег Кашин. - Такие люди, кажется, только для того и существуют, чтобы на их фоне любой Дюмин выглядел образцом государственного деятеля и политиком будущего. Но секрет Вадима Потомского, кажется, в том и заключается, что образцовый деятель и политик будущего — это именно он, а не амбициозные фавориты».

Что до самого епископа Нектария, то о нем тоже говорили, но уже меньше. В РПЦ заявили сразу, что ситуация с внедорожником – внутреннее дело епархии. Заявили об этом официально. Между тем в некоторые СМИ и интернет начала просачиваться информация о том, что Москва все же связывалась с орловской митрополией и настоятельно рекомендовала «усмирить» епископа и отказаться от письма с угрозами СМИ. Утром 30 мая это косвенно подтвердилось тем, что в эфире радиостанции «Эхо Москвы» секретарь епископа отец Александр заявил, что письмо-де есть ни что иное, как фейк. А сам Нектарий-де никаких претензий к журналистам не имеет.

31 мая в редакцию «Орловских новостей» пришел адвокат Нектария и принес еще одно письмо. На этот раз нам было сказано, что оно-то уж точно принадлежит епископу. Показали даже доверенность. В письме Нектарий «отрекается» от той эпистолы, которая был прислана 29 мая. Писал – не я, отправлял – не я. Откуда оно взялось – одному Богу ведомо. Реакция вполне, впрочем, предсказуемая. В «настоящем» письме епископа утверждается даже, что и с изложенным в «фейковом» письме он совсем не согласен. Кто же тогда завладел епархиальным бланком? Кто украл церковную печать? Кто мастерски подделал личную подпись священника? На эти вопросы ответа нет. Конечно, если не брать абсолютно безумную мысль официального пресс-секретаря Орловской метрополии Евгения Борисова, уверенного, что за всей этой историей стоят какие-то загадочные «бенефициары», как он выразился в интервью телеканалу РБК. «ОН» же в свою очередь, в случае, если правоохранительные органы решат выяснить, кто орудует в епархии (в смысле, ворует бланки, печати и подделывает подписи), готовы оказать всяческое содействие.

Ну и напоследок о самом подаренном внедорожнике, который так и остался бы «новостью, которая живет ровно одни сутки», если бы не все «доброжелатели» вроде губернатора. 30 мая в сети появилась аудиозапись, на которой, как утверждается, пранкеры дозвонились до самого епископа Нектария. Нектарий рассказал, что средства на покупку автомобиля ему подарил глава агрохолдинга «Агроград» Павел Царев. При этом не 6 миллионов рублей, а 3. Остальные деньги остались от сдачи в trade-in личного внедорожника Нектария Nissan PATHFINDER.

Машина зарегистрирована на него, объяснил Нектарий, а не на епархию, так как «сейчас на юридические лица такие большие налоги, а епархия у нас молодая, на этот внедорожник бешеные налоги были бы по 100 тыс. в год». Запоминающийся номер «А 008 ОО» епископ объяснил тем, что «на торжественных мероприятиях владыке легче подъезжать, потому что номера знают в ГАИ».