В большом зале администрации Орла 21 марта состоялись публичные слушания по проекту планировки территории в районе 38-й школы, часть которой, как уверены горожане, власти незаконно отдали под строительство многоэтажки. Неожиданно для чиновников на мероприятие пришло несколько десятков жителей улиц Нормандия-Неман и Розы Люксембург, что с самого начала предопределило «регламент» и его дальнейших исход. Жители выдвинули чиновникам свои требования и пригрозили акциями протеста. На мероприятии присутствовал и корреспондент «Орловских новостей».

Публичные слушания были назначены на 5 часов вечера. За полчаса до них к зданию администрации подъехали два автобуса. Жители прилегающих к школе №38 улиц организованно прибыли защищать свои права.

- Мы хотим, чтобы вопрос планировки не рассматривался в принципе. По крайней мере до тех пор, пока не будет решен вопрос с самой школой. По закону, по данному инфраструктурному участку земли, прежде чем что-то с ним сделать, должны провести экспертизу: не ущемляет ли это правая детей, - рассказывает «в курилке» Андрей Архипов, один из активистов.

Мы поднимаемся в зал, где уже сидит большая часть жителей. На журналистов смотрят с опаской, а кто-то и с презрением: поначалу нас принимают за «подставных». Людям кто-то сообщил, что, возможно, чиновники соберут полный зал «своих», которые создадут видимость массовки и беспрекословно поддержат предложенный проект. Однако «подставных», как это бывает редко, не оказалось. Похоже, что чиновники и в самом деле были растеряны и не ожидали, что жители Нормандии-Неман и Розы Люксембург окажутся настолько пассионарными.

Атмосфера в зале была напряженной с первых минут.

- Попирают все законы! Топчут! Думают, что здесь быдло сидит! - негодовал пожилой мужчина в сером пальто и седыми волосами, сбоку напоминавший Белинского.

Не успев занять свое место, он закричал снова:

- Пойду в церковь, прокляну строителей!

- Не надо грех-то на себя брать, - успокаивала его пенсионерка во втором ряду.

Вкратце напомню предысторию. Волнения вокруг бывшего участка общеобразовательного учреждения начались в 2012 году. Тогда директор школы обратился с заявлением о прекращении права пользования учреждения частью земли площадью 7000 квадратных метров. Управление образования города не стало возражать возврату в муниципальную казну неиспользуемой территории. 24 февраля 2012 года было вынесено постановление о разделе школьных земель на два самостоятельных участка.

Как пояснил сам директор, г-н Воронов, решение отдать школьный участок, не его личное, а вышестоящего начальства.

- Ходил к мэру. Сказали, что для строительства котельной, - сказал он.

И как его здесь упрекать? Разве откажешь мэру. Впрочем, жители продолжат обвинять директора. Во многом потому, что никакой котельной там никто ставить, по всей видимости, и не думал. Еще в январе 2012 году фирма «Орион» обратилась в управление образования для выделения данного участка под спорткомплекс. Администрация города предоставила компании его в аренду на три года.

Увидев строительную технику, жители заволновались, потребовали объяснить происходящее и, посмотрев на проект, успокоились - против спортивного сооружения никто не возражал. Но летом 2013 года планы коммерсанта изменились, право возведения сооружения он передал некому Калашникову А.В.,  который через год отказался от прав, обязанностей и участка. 

Уже через пять дней после расторжения отношений между администрацией и предпринимателем решением главы города был изменен разрешенный вид использования на «многоквартирные жилые дома 5 -18 этажей». Через три месяца через аукцион был определен новый арендатор – ООО «Компания Стройсервис», которое быстренько получила разрешение на строительство многоэтажного дома и, в качестве обременения, согласно договору, дороги к нему. Последнюю начали строить практически сразу.

Жители обращались в прокуратуру, но то, как и ожидалось, никаких нарушений не выявила. «Нарушений требований законодательства при предоставлении ООО «Компания Стройсервис» указанного выше земельного участка не установлено. Строительство дороги-продолжения по Нормандия-Неман предусмотрено генеральным планом Орла. Выполнение данных работ возложено, согласно договору аренды, на ООО. Нарушений прав учащихся школы в связи с отчуждением указанного земельного участка и возможным строительством не установлено. Оснований для принятия мер прокурорского реагирования не имеется, - сообщил «Орловским новостям» еще в августе 2015 года заместитель прокурора Заводского района Федор Федорищев.

Однако жители сдаваться не намеревались. Они уверены, что их права и права их детей грубо нарушены. В сентябре 2015 года они собрались и толпой пришли на публичные слушания в администрацию Заводского района, тогда чиновники не осмелились рассмотреть скандальный вопрос по возможности отклонения от предельных параметров разрешенного строительства.

21 марта пришли снова. И еще до утверждения регламента мероприятия жители попросили слова. Однако «ведущий», начальник управления архитектуры Олег Минкин отказал им в этом. Вместо этого он предложил выступить проектировщикам из «Гражданпроекта» и представителю застройщика. Вышедший на сцену главный архитектор проекта Вячеслав Стоянов буквально с первых минут вызвал смех жителей.

Объявив, что он получил задание оценить потенциал территории и привести в соответствие красные линии, архитектор взял паузу. Оказалось, что он забыл (!) название улиц, на которых он эти красные линии проектировал. Около минуты он вспоминал, назвал даже улицу Панчука, расположенную совсем в другой стороне, а когда, наконец, вспомнил о Нормандии-Неман...в зале раздались аплодисменты.

- Молодец! - проскандировали жители.

Далее Стоянов начал перечислять итоги свои работы. В частности, утвердительно заявил, что границы школы уменьшаться не будут. Жители все больше негодовали. Кто-то выкрикнул реплику о «Нью-Венеции». Сидевший за спиной депутат горсовета и председатель совета директоров «Орелстроя» Владимир Строев шептался: «Что-то он не то говорит», а после констатировал: «Он не готов».

Выручать коллегу вызвался главный инженер проекта Владимир Разенков.

- Мы говорим о проекте планировки территории, а не домах. Цель одна: перспективная организация данной территории, - начал он, но вынужден был остановиться.

- А там что, что-то не в порядке с организацией было? - задали резонный вопрос жители.

Инженер смутился и напомнил, что задание дала администрация. Он также пояснил, что школа №38 рассчитана на 825 человек. При этом фактически в ней обучается 670 человек.

- Но территория меньше, чем положено, - внезапно сказал он.

- Повторите! - потребовали собравшиеся.

- Меньше, - подтвердил инженер.

Наконец, слово дали жильцам. Активист Андрей Архипов сразу же дал понять, что не перспективная застройка их интересует в первую очередь, а школа. У которой, как они уверены, на непонятных основаниях отняли часть земли.

- Вам какие-то перспективы важнее детей, - начал он. - Эта школа — эстетического профиля. Учащиеся здесь дети должны быть приучены к прекрасному, что в интересах всей страны. А что делает директор, берет и отдает участок. На момент отчуждения были нарушены права детей, так как эта часть территории являлась социальной инфраструктурной для детей. Она была оборудована баскетбольным щитом, стойками и сеткой для игры в волейбол, турниками, беговой дорожкой. Дети здесь занимались физкультурой на протяжении 18 лет. А в 2006-2008 годах эту территории просто забросили. И то, беговая дорожка просуществовала до момента отчуждения участка. То есть это конкретно инфраструктурный объект. И по ФЗ-124 в защиту прав и законных интересов ребенка прежде чем принимать решение об отказе от данного участка, должна быть проведена экспертная оценка.

Архипов выдвинул требования:

- Отложить публичные слушания. И вернуться к ним после устранения нарушений федерального закона, нарушений прав ребенка в Орловской области.

Выкрутиться из неудобной ситуации попробовал представитель фирмы «Стройсервис». Он пояснил, что все было сделано по закону. Землю выиграли на аукционе, а к зоне Ж-1 (жилой застройки) школьную землю, дескать, отнесли до них.

- Раз вы такой законник, то расскажите, почему не исполнен федеральный закон прямого действия о защите прав детей, требующий проведения экспертной оценки? - задал вопрос журналист Леонид Агибалов. - Вся ваша болтовня сегодня вообще бессмысленна, так как есть нарушение федерального закона.

- Как же надо ненавидеть наших детей, - добавил старик, в профиле похожий на Белинского. Он был весьма агрессивен, размахивал листками и периодически вставал.

За спиной вновь довольно громко общался с соседом Владимир Строев: «Если бы все было правильно, ему [застройщику] бы и публичные слушания были не нужны. Где-то собака зарыта, что-то мешает там дом поставить», - говорил опытный строитель.

После еще нескольких минут словесной перепалки между жителями, проектировщиками, застройщиком и чиновниками к сцене с эскизными проектами незаметно вышел администратор паблика «Новостройки города Орла» в соцсети «Вконтакте» Виктор Каплин. Шариковой ручкой он указал на кусочек земельного участка рядом со школой с обозначением «Р-1» (рекреационная зона) и обратился к проектировщику:

- Скажите, а вот этот кусочек рекреационной зоны от школьной территории каким образом отрезан?

В зале повисло молчание. Люди пытались понять и проанализировать услышанное. А затем все пошло, как по цепной реакции:

- Ах, еще и тут отттяпали! - вскочил с места Архипов.

- Прямо на глазах воруют! - воскликнул старик в сером пальто.

- Да что же вы творите! - негодовала пенсионерка.

Рассерженные жители выказывали свое возмущение со всех сторон. Проектировщик пытался оправдываться: мол, техническая накладка. Но этим он еще более более раззадоривал публику. Кто-то начал грозить акциями протеста. Начальник управления архитектуры пытался всех успокоить и через микрофон призвал проектную организацию разобраться, в чем дело. В итоге, стало понятно, что голосовать за предложенный проект нет никакого смысла. Исход был ясен с самого начла. Минкин предложил завершить публичные слушания без голосования, отобразив в протоколе все замечания жителей.

Впрочем, на ситуацию в целом это, скорее всего, не повлияет. Публичные слушания в Орле процедура во многом формальная. Пожалуй, единственный шанс — инициация повторной проверки со стороны прокуратуры. В конце концов суд.

А в этот день жители разошлись домой довольные хотя бы тем, что смогли организоваться и показать власти, что они чего-то стоят и бороться за свои права пытаются.

Денис Волин