В День Победы в Орле традиционно пройдет шествие «Бессмертного полка». Орловцев приглашают принять участие во всероссийской патриотической акции. Участники шествия пронесут по улицам фотографии своих родственников, участвовавших в Великой Отечественной войне, а также тружеников тыла и узников фашистских лагерей. Однако по непонятным причинам  в акции нет участников «Бессмертного барака». О жертвах сталинских репрессий на примере одной семьи рассказала «Орловским новостям» Маргарита Ходырева. Маргарита Аркадьевна хорошо известна в Орле как человек с активной гражданской позицией.

- Маргарита Аркадьевна, что для вас означает акция «Бессмертный полк»?

- Для меня это, в первую очередь, память. Мы не должны забывать о нашей истории. Но что сегодня из себя представляет акция «Бессмертный полк»? Недавно в газете прочитала небольшую заметку. Там разъяснялись «правила»  участия в шествии. «Его участники пронесут по улицам фотографии своих родственников, участвовавших в Великой Отечественной войне, а также тружеников тыла, узников фашистских лагерей», - зачитывает моя собеседница. - И вот, видите, телефон регионального штаба акции. Я обратилась по этому телефону, чтобы уточнить, почему забыты среди участников акции узники сталинских лагерей, в отличие от узников гитлеровских лагерей. Вразумительного ответа от девушки-волонтера не получила.

- Вы считаете, что «Бессмертный барак» несправедливо забыли?

- Конечно. По мне, понятия «Бессмертный полк» и «Бессмертный барак» вообще должны писаться через тире. Они неразделимы. Не так давно обнародовали данные, согласно которым  безвозвратные потери гражданского населения только в 1941-1945 гг. составили около 23 миллионов человек. Но я и не удивляюсь, если честно, что у нас забыли про «Бессмертный барак».

- Почему?

- Принимая во внимание «познания» орловского губернатора о российской истории периода правления Ивана Грозного, в частности, его сообщение в СМИ о том, что Грозный не убивал в психопатическом припадке своего сына, не творил зверские расправы над своим народом с целью узурпации власти, и сын Грозного просто умер во время путешествия с отцом из Москвы в Санкт-Петербург (тогда еще не существующий), по-видимому, и в сталинский период правления, по мнению губернатора и его областного правительства, не работал конвейер отрицательной селекции путем истребления миллионов лучших представителей народа в ГУЛАГе, также с целью укрепления личной власти Сталина через тотальный страх и стресс.

- Считаете ли вы, что нужно развивать акцию Бессмертный полк, «пополнять строй» другими участниками войны, которых сейчас там нет. И кем?

- Ну, во-первых, те, кто пропали без вести должны там быть обязательно. Необходимо включить репрессированных, потому что репрессированы у нас были и крестьяне, и техническая интеллигенция, и военные. А вообще, коль это превратилось в шоу, в Бессмертном полку на первом месте должен быть символический портрет Ивана Денисовича Шухова. Это персонаж литературный, нобелевское произведение Солженицина. По сюжету он в конце войны попал в плен, бежал несколько раз, и когда ему это наконец удалось, чем его встретила родина – тюремной баландой и лагерем. Вот он обобщенный образ Бессмертного полка и Бессмертного барака.

- Осталась ли искренность в глазах тех, кто приходит на подобные акции?

- Вы знаете, я когда смотрю, как там собираются все эти чиновники на таких мероприятиях, в начале чуть ли не колонны стоят. И выглядит будто это их детище, а не снизу пришедший патриотических порыв обычных людей (движение «Бессмертный полк» в современном виде было инициировано в 2011 году в Томске журналистами Сергеем Лапенковым, Сергеем Колотовкиным и Игорем Дмитриевым – прим.ред.). Да и когда у нас, извините, слишком много говорят о патриотизме, сразу вспоминается Салтыков-Щедрин. Слишком уж много заговорили о патриотизме. Сложно в этом случае говорить об искренности.  Хотя я сейчас не говорю о самых обычных людях, как вы или я, которые приходят действительно почтить память своих предков.

Шествие Бессмертного полка в Орле во главе с местными чиновниками

- Изначально акция «Бессмертный полк» позиционировалась как инициатива граждан, а сейчас на этом пиарятся чиновники, власти стали организовывать и контролировать акцию. Что вы об этом думаете?

- Я к этому отношусь очень негативно. Это как бы плагиат, понимаете? Если у нас министр культуры диссертацию сплагиатил, то о какой культуре может идти речь? То есть все «псевдо». А самое циничное то, что на слушания по Бессмертному полку не пригласили авторов акции (14 февраля в Государственной Думе прошли парламентские слушания «Патриотическое воспитание граждан России: «Бессмертный полк». Депутаты Государственной Думы, сопредседатели Общероссийского общественного движения «Бессмертный полк России» и представители других общественных организаций обсудили важность патриотического воспитания для граждан страны – прим.ред.). По мне это цинично. Как по мне, для чиновников это способ показать себя якобы с хорошей стороны. И не по тому, что они действительно хотят сделать что-то хорошее для людей, а потому, что им так выгодно.

- Знаю, что Вы уже выходили на акцию Бессмертный полк с фотографией своего репрессированного отца. Какая была реакция?

Да, это действительно так. На День Победы в 2016 году я впервые приняла участие в шествии «Бессмертного полка» . В руках у меня был двусторонний транспорант формата А3, на котором были портреты моих репрессированных родственников. Но знаете, люди даже и не заметили. Никто особо и не смотрел, что я несла. Я просто присоединилась к шествующим со своим транспарантом «Бессмертный барак» и прошла с ними весь маршрут.

- А что для вас значит «Бессмертный барак»?

- Для меня это память и прежде всего, память о своих корнях. Мой отец был арестован в 1937-ом году за участие в подрывной деятельности только за то, что был сыном колчаковского офицера. Бабушку арестовали за попытку отравления стрихнином высших партийных лидеров, хотя жила она в далекой Сибири. Дедушку и бабушку с материнской стороны раскулачили  и сослали в Сибирь, поскольку они происходили из семьи священника. Сколько было потерь,  и сейчас так стыдливо перенесли узников ГУЛАГа в «тружеников тыла», как будто этого не было, я считаю, что это как минимум непорядочно. Таким образом, идет попытка скрыть черные страницы истории. Я видела, что происходит с моим отцом. Это несбывшиеся люди. Талантливый человек мог бы быть. Да и вообще, это потерянное поколение талантливейших людей.

- Как сталинские репрессии отразились на вашей семье?

Каток сталинских репрессий во всю мощь прокатился по членам моей семьи по отцовской и материнской линиям. Избежал репрессий только мой свекр Ходырев Тимофей Яковлевич, он был выпускником военно-инженерной академии.

- А остальные?

- Вот, мой отец Аркадий Ракитин. Сын колчаковского офицера, за что он и попал в ГУЛАГ. В то время он работал бригадиром автоматного цеха ужурского паровозного депо. Его подозревали в участии в троцкисткой организации, которая развернула свою подпольную деятельность в ужурском депо под началом мастера Жукова, саботаже и контрреволюционной деятельности. В материалах дела глухо говорится, что поводом стал некий скандал с ремонтом паровозов. Из-за нехватки запасных частей юному бригадиру под нажимом руководства приходилось снимать запчасти с одного паровоза и переставлять на другой. Куда девались запчасти, которые должны были поставляться в депо, остается только гадать. Его оклеветали и на 10 лет отправили в исправительно-трудовой лагерь. А когда началась война, производство осталось без мужчин, и Берия пошел на попятную дабы извлечь из ГУЛАГа тех, кто еще остался жив и был способен работать. Мой отец вернулся из лагеря с ревматизмом и без зубов из-за цинги. То есть еще совсем молодой мужчина, 26 лет ему было тогда, был доведен до такого состояния. Его реабилитировали с формулировкой: «отсутствие состава преступления» в 1956 году. А позднее наградили медалью за доблестный труд в Великой Отечественной войне.

Аркадий Тихонович Ракитин

- Маргарита Аркадьевна, вы еще упомянули свою бабушку. Какова была ее судьба?

- Анна Дмитриевна Щеколдина-Ракитина до революции работала заведующей амбулаторией и аптекой на станции Ужур. В 1937 году оклеветана и осуждена по статье 58 пунктам 6, 10, 11 УК РСФСР и на 5 лет отправлена в исправительно-трудовой лагерь, еще на 5 лет лишена в правах. В ее деле есть интересные документы - справка о контрреволюционной деятельности, протоколы допросов обвиняемой и свидетелей. «Щеколдина-Ракитина среди медицинских работников проводит явно контрреволюционную работу. Распространяет слухи о том, что на железной дороге предполагаются массовые репрессии со стороны органов НКВД. Среди работников амбулатории Щеколдина-Ракитина говорила: «Дураки троцкисты травят по одному, взяли бы стрихнину в аптеке и сразу бы всех вождей уничтожили», - зачитывает материалы дела моя собеседница. – А в 1956 году ее реабилитировали в связи с отсутствием состава преступления. Но несмотря ни на что это была сильная женщина. У нее было чувство  собственного достоинства. Она знала себе цену. А эти качества были абсолютно противопоказаны в сталинские времена. Тогда лучше было вообще не высовываться. А вдруг здесь она – красивая, статная, образованная. Только этим она уже вызывала определенные вопросы у власти.

Анна Дмитриевна Щеколдина-Ракитина

- А крестьяне?

- Это уже по маминой линии. Илларион и Марина Прутовых – мои дедушка и бабушка. Их раскулачили в 1930-м году, конфисковали все имущество и выслали с семьей на Саралинский рудник в Хакасию. Тогда у них была 6-летняя дочка, моя мама, Евдокия. Девочку сослали с раскулаченными родителями. Условия были крайне суровыми. Когда Илларион Романович умер, моей маме было 10 лет. Они жили на Саралинском руднике. Его надо было хоронить. А умер он в декабре. И вот Марина Павловна оставляет дочь одну с мертвым отцом, едет в правление рудника на санях, чтобы просить помощи в похоронах мужа. На это у нее ушло 3 дня. И вот маме Евдокии пришлось все эти три дня держать хозяйство. У них там была корова, которую также надо было доить, а вы представьте, девочке 10 лет, за водой сходить тоже надо, печь истопить. Тяжелые были времена.

- Все они были на вашем транспаранте?

- Да, с двух сторон. Я считаю, что нельзя забывать свои корни.

- В этом году вы тоже планируете выйти на шествие Бессмертного полка?

- В прошлом году я вышла с этим транспарантом впервые. И в этом году собираюсь пойти на акцию «Бессмертный полк» все с тем же транспарантом «Бессмертного барака». Это наша история. Я считаю, что в состав участников шествия «Бессмертный полк» без стыдливого замалчивания каторжного смертельного труда во имя Победы должен входить многомиллионный «Бессмертный барак» узников сталинских лагерей в первую очередь, а уже потом должны идти узники гитлеровских лагерей, которые волею трагических обстоятельств и были вынуждены помогать своим трудом фашистской Германии.


Беседовала Елена Торубарова