Идея создания в Орле литературного квартала еще в прошлом веке была оформлена на бумаге, но с развалом СССР ее реализацию заморозили. Чем новый проект, проанонсированный на днях в СМИ отличается от задумки советских времен, «Орловские новости» узнали у человека, который много занимался развитием изначальной идеи и вплотную подвел ее к реализации. Наш собеседник – неутомимый общественный деятель, много лет возглавлявшая государственный музей имени Тургенева Нина Максимовна Кирилловская.

 – Нина Максимовна, расскажите, пожалуйста, каким выглядел проект литературного квартала в советские времена?

 – Создание литературного квартала в Орле – это не какая-то новинка, выскочившая из ниоткуда. Об этом мечтали музейные работники, краеведы, исследователи, просто любители истории Орла на протяжении даже не лет, а десятилетий. Лично я причастна к их реальному воплощению в жизнь уже на протяжении более 40 лет. В 1973 году я стала директором Тургеневского музея и с тех пор я не теоретически, а на практике пыталась решить вопрос о мемориализации «Дворянского гнезда», речь о которой зашла еще в 1903 году. С того момента как на Дворянском гнезде был установлен бюст Тургенева (не тот, который там сейчас, а более ранний) по сути тогда же и началось исполнение тех планов, о которых сегодня громко говорят.

Дворянское гнездо в те времена еще сохраняло колорит старого Орла. Орла времен Грановского, Лескова, Бунина, Тургенева. В первые десятилетия XX века Дворянское гнездо, по сути, оставалось без изменения, и лично я хорошо помню, как выглядело Дворянское гнездо в 40-е, 50-е, 60-е годы. Что, на мой взгляд, было основной прелестью этого места – так это маленькие, иногда покосившиеся, а иногда еще и хорошо сохранившиеся деревянные домики с резьбой, обилие кустов сирени, обилие садов и палисадников с цветами. Вот это, я думаю, и составляло ту прелесть «Дворянского гнезда», которая нравилась всем, кто сюда приезжал или приходил.

Я очень хорошо помню первые свои ощущения от встречи с Дворянским гнездом в 47 или 48 году. Я тогда жила на Пятой Курской, училась в Первой женской средней школе, и мы, девочки, решили пойти на экскурсию на «Дворянку» (ее и тогда и сейчас так называют). Я помню, что родители, узнав, куда мы идем, предупредили, что это очень далеко и нужно быть осторожными – ведь это окраина города. Пришли. Что поразило – это тишина. Маленькие домики, обилие цветов. Потом прошли годы. Сейчас здесь одна из самых оживленных трасс города, соединяющая два района. Еще 60 лет назад, если проезжало 10-15 машин в час, и то хорошо. Сейчас такой грохот, что мы даже цветы к мемориальной табличке на доме Тургенева не смогли нормально возложить – пришлось во двор заходить. И даже во дворе шум мешал. Такой в этом районе сейчас стоит грохот. Автомобили заполонили все.

А в путеводителе по музею Тургенева до сих пор фраза: «Музей находится в самом тихом и спокойном месте Орла». Поэтому самое первое, о чем бы я мечтала, чтобы прекратить шум автомобилей, выхлопы – вернуть в этот уголок тишину и покой.

- Если я правильно понял, то изначально литературный квартал был как минимум раза в три больше, чем предполагается внести в реестр памятников сейчас. Так ли это?

- В начале 70-х годов было принято решение о сносе нескольких домов, чтобы освободившийся участок отдать под строительство музея Ивана Сергеевича Тургенева. Тогда планировалось строительство нового музея. Это была очень важная веха для того, о чем мы сейчас говорим «музейный квартал». Мы тогда не говорили «квартал» - тогда речь шла о музейном комплексе. Но границы его были гораздо шире: включали и музей Лескова, и домик Лизы Калитиной. Тот кусочек, что озвучен сейчас – выглядит нелогично. Между тем, мы даже не мыслили о музейном комплексе без музея Лескова. Даже в проектной документации новый музей должен был начинаться от памятника Тургеневу на Дворянском гнезде, где он сейчас стоит, и ближе в сторону дома-музея Лескова. И как обязательное прописывалось условие – общая стеклянная галерея между воссозданным музеем и домом Лескова.

- Получается, что литературный квартал будет сам по себе, а Дворянское гнездо с домиком Лизы Калитиной останется само по себе?

- По сообщениям в СМИ так и есть. А в 70-е годы (есть документы) что литературный комплекс включал музей Тургенева, музей писателей-орловцев, музей Лескова и дом Калитиных. При этом ряд жилых домов был снесен. А в июле 1976 года был проведен закрытый конкурс на разработку проекта. 15 декабря 1977 года Орловским областным Советом было принято решение о проведении второго тура на разработку эскизного проекта литературного музея. Во втором туре было три участника. Но, к сожалению, почти в эти дни главный архитектор города Ракитин выступил с письмом о нецелесообразности сохранения Домика Лизы Калитиной, так как с архитектурной точки зрения он не представлял ценности. Проект был временно приостановлен. Мы с идеей не расставались, и автор, вышедший во второй тур, обратился с просьбой продолжить работы над проектом. Шла активная переписка, но дело с места не двигалось. В январе 1987 я ушла на пенсию, а в 1991 грянула перестройка. Впрочем, все документы по проекту лежат в фондах музея, возможно, они представят практический интерес для разработчиков проекта литературного квартала.

- После истории с переделкой улицы Ленина в Орле у меня лично есть серьезные опасения, что вместо возрождения тихого уголка нашего города мы получим «нечто» замощенное плиткой и с растениями, которые удалось найти на торговой базе, а не с теми, которые реально росли во времена Тургенева, Лескова и Бунина. Вряд ли я смогу кому-то объяснить, что модные сейчас туи акклиматизированы в наших широтах всего полвека назад, поэтому даже после войны их и в помине не было на орловских улицах. Вообще есть ли специалисты, которые занимаются историей растений, чтобы вдохнуть в квартал дух того времени?

- Хотелось бы создать в литературном сквере как можно больше зелени. Сирени, красивые палисадники с цветами. В идеале еще шумозащиту от улицы Тургенева, чтобы в сквере было тихо и уютно. Сквер должен выглядеть в первую очередь естественно. Минимум плитки.

Когда-то на этой площадке стоял детский садик. Потом руководство хотело построить гостинцу, музей возражал и вот уже не один год это место пустует, и я думаю, что там можно сделать прекрасный сквер, поставить малые формы – скульптуры наших писателей-орловцев или персонажей их произведений, как это сделано на ГРИННе. Поток туристов привлечет очень такие скульптуры. А вокруг разбить сад.

Все будет зависеть от стиля работы и от содружества проектировщика и музейных работников. У нас, так почему-то мне представляется, музейных работников и членов общества по охране памятников последние год-два привлекают на последнем этапе. Ставят уже перед фактом – мы придумали, нарисовали эскиз. Но ведь музейные работники годами десятилетиями собирали материалы, в том числе и по зеленому оформлению дворянских усадеб.

Раньше у нас было тесное содружество с союзом архитекторов. Ведь главное, не выделить кусок земли на карте, самое главное – это чем наполнить содержание литературного квартала. В какой степени это будет соответствовать орловской истории, орловским традициям, орловским канонам. И самое главное – истории самого Дворянского гнезда.

В мою бытность очень эффективно работало общество охраны природы. Музей в Спасском восстанавливали общими усилиями. Сейчас как-то с экологами мы  не контактируем, а выбор цветов и растений - очень важен для передачи духа и атмосферы той эпохи. Музей Тургенева регулярно проводит мероприятие «Маменькин садик». Не днями, а годами уделяют внимание подготовке цветника. По старым книгам, по старым описаниям изучаются сорта цветов, которые были в те времена. Это не значит, что  только цветниками удастся на 100% воссоздать дух эпохи, но выбор растений чрезвычайно важен. В старых книгах и в сохранившихся дворянских усадьбах можно посмотреть, как должно быть сделано оформление. Ни в коем случае не сажать исходя из того, что есть в магазинах.

- Власти собрались включить в литературный квартал шесть домов. О домах-музеях хорошо известно, а чем примечателен дом, в котором проживал генерал Ефремов (ул. 7-го Ноября, д.26)?

Это угловой дом на пересечении 7-го ноября и улицы Горького. На нем установлена мемориальная табличка, которая гласит, что «В этом доме с 1936 по 1940 годы жил наш земляк, командующий орловским военным округом генерал Ефремов. Погиб в боях за Родину в 1942 году Позднее, в 90-е ему было посмертно присвоено звание «Героя России».

Но мало кто знает, что на самом деле он не просто погиб, а застрелился. И поэтому долго о нем вообще ничего не говорили. Лишь много лет спустя сделали мемориальную доску на доме. Только в 90-е он стал Героем России.

Этот дом в плане создания литературного квартала логичнее всего было бы передать из рук военной прокуратуры в комплекс музеев. Я думаю, что музеям нашлось бы, чем его заполнить. Хотя бы взять библиотеку музеев. Она в очень стесненных обстоятельствах. Почему нельзя в этом доме сделать музейную библиотеку или тех же сотрудников посадить. Потому что там, где музейные сотрудники находятся, 30 лет назад еще было приемлемо. Но теперь стыдно, когда приезжают люди из других городов и попадают в «контору», приемную музея Тургенева. Это просто нам стыдно. Так что куда использовать здание – у музея всегда есть куда. Главное был бы еще источник финансирования.

Если уж делать литературный квартал, то логично было бы, что бы и это здание не выпадало.

- И последний вопрос – вы верите в то, что сейчас этот видоизменившийся квартал в городе удастся превратить в «жемчужину»?

- Конечно, мы уже не сможем снести ни административное здание Часового завода, ни другие новые здания в этом квартале, но сохранить хотя бы то, что есть – нужно обязательно. За дом Лизы Калитиной я особо переживаю – ведь я очень хорошо помню этот дом 40 лет назад. Там жили сотрудники телевидения, но в комнатах еще сохранились кладовки и было очень много старых вещей еще дореволюционного быта: старенькие флакончики от духов, бутылки с вензелями – вещи, которые принадлежали предшествующим жильцам. И когда было издано постановление о том, что дом переходит в ведение управления культуры в 2001 году, я очень радовалась, так как многие вещи сохранились. Я думала, что они войдут в экспозицию, но прошло 15 лет…

Вроде и с этим кварталом - мы видим синюю птицу в руках, но она вырывается, а мы остаемся опять ни с чем… Я уже говорила, извини, но повторюсь – корни такого положения надо искать в отсутствии перспективного градостроительного решения в Орле. Нужно порой просто элементарное добросовестное отношение к делу, - ведь посмотрите: приходят в упадок дома, если так можно выразиться «второго ряда», построенные уже в 50-60 годы 20 века. Ржавеют водосточные трубы, выцветает краска, обваливаются элементы балконов – все это не украшает окружающий вид.

Старые дома, как и старые люди, чем-то похожи друг на друга – есть сирые и больные, а есть ухоженные и присмотренные. Все равно хочется верить, что дома в литературном квартале ждет светлое будущее. И самое главное, чтобы реализация этой идеи не растянулась еще на несколько лет.

Напомним, региональные власти намерены включить Историко-литературный квартал Орла в реестр объектов культурного наследия XIX века регионального значения с установленными охранными зонами. В середине октября был подписан соответствующий акт историко-культурной государственной экспертизы.

беседовал Сергей Миляхин