Урицкий районный суд Орловской области 27 июня отказал в условно-досрочном освобождении брату оппозиционера Алексея Навального Олегу, отбывающему наказание в Нарышкинской исправительной колонии. Против освобождения, как и ожидалось, единогласно выступили ФСИН и прокуратура, которых, опять же, как и ожидалось, поддержал суд. Причина – многочисленные взыскания, превратившие Олега Навального в «злостного нарушителя». Доводы защиты об абсурдности взысканий суд не убедили. Между тем в этот понедельник Нарышкино пережил наплыв федеральной прессы. Кроме того, на заседание повидать брата и выступить в суде приехал и сам Алексей Навальный. За заседанием наблюдал корреспондент «Орловских новостей».

На подходе к Урицкому районному суду в глазах начинает рябить от массового скопления голубой и белой формы, а также блеска звездочек на погонах. Кажется, сегодня сюда согнали весь состав нарышкинской полиции, вызвав подкрепление из Орла: ЦПЭ, ФСБ, участковые, простые полицейские во главе с начальником местного ОВД и даже два патруля ДПС.

- А что вас так много-то сегодня? – спрашиваю у стоявшего в стороне правоохранителя.

- Да черт его знает. Наверно, из-за того, что год назад у колонии были пикеты.

- Сегодня не было?

- Нет, все уже внутрь прошли.

Около года назад у стен нарышкинской колонии прошла акция протеста. Несколько столичных активистов прибыли сюда, чтобы развернуть плакаты с призывами освободить Олега Навального или, как объясняли сами активисты, хотя бы попытаться достучаться до администрации ИК-5, которая, по их мнению, поставила на поток систему взысканий непосредственно для одного заключенного (после этого, незадолго до 27 июня, в Нарышкино доставили и оштрафовали на 10 тысяч рублей сотрудника ФБК Виталия Серуканова, нарушившего, по мнению суда, правила проведения пикета). Например, к сегодняшнему заседанию по УДО у Олега Навального набралось уже 20 взысканий, более половины из которых, правда, были признаны незаконными и отменены. Но и без того – в остатке предостаточно, чтобы отбросить все сомнения относительно решения суда.

Впрочем, попытка не пытка.

 В зале заседаний аншлаг: сюда съехались журналисты многих оппозиционных и независимых СМИ: «Новая газета», «Медиазона», ТАСС. Алексей Навальный, приехавший в Нарышкино вместе с мамой, пользуясь отсутствием судьи, общается с братом.

- А ты ближе можешь подойти, где твои усы? – спрашивает оппозиционный политик.

Вопреки ожидаем, Олег Навальный в день суда остался в колонии. Его не стали вывозить. Он и еще трое заключенных, которые также подали прошение об УДО, общались с судом по конференцсвязи. Их выводили на большой экран, так, чтобы они видели зал, а присутствующие, в свою очередь, видели их.

Олег в хорошем расположении духа. Шутит. Смеется.

Через какое-то время в зал входит председательствующий Владимир Логаш. Он объявляет, что ходатайство Навального будет рассматриваться третьим. Большая часть публики (в основном журналисты) выходит в коридор. Здесь пресса быстро обступает Алексея Навального. Разговоры в основном о политике и громких федеральных скандалах. Обсуждают «пакет Яровой» и губернатора Кировской области Никиту Белых, задержанного при получении, как считает следствие, взятки в размере 400 тысяч евро.

- На мой взгляд, это реально желание зачистить политическое поле перед выборами от неугодных политиков, - говорит Навальный.

Спустя полчаса всех зовут в зал. Сейчас будет рассматриваться прошение брата оппозиционера. Только что здесь по УДО суд выпустил его «коллегу» по ИК-5. Оказывается, бывает и такое. Среди присутствующих слышны перешептывания: мол, ничего себе, вон оно как.

После того, как судья Логаш зачитал осужденному права, слово взял защитник Кирилл Полозов. Он огласил ходатайство Олега Навального об условно-досрочном освобождении. В частности, Полозов ссылается на норму, согласно которой об УДО можно просить, отбыв более 1/3 срока наказания по статьям небольшой или средней тяжести. Навальный провел в колонии полтора года из 3,5 лет. Также он выплатил штраф в 500 тысяч рублей, к которому был приговорен по «делу «Ив Роше» и компенсировал ущерб в рамках гражданского иска – 4,5 млн рублей.

«Подтверждением сформировавшегося положительного отношения к обществу и труду служит тот факт, что Олег Навальный в колонии добросовестно исполнял обязанности библиотекаря, в том числе пополнил ее фонд на 100 книг за свой счет, он получает высшее образование, на безвозмездной основе сотрудничает с журналом The New Time (положительная характеристика прилагается). А кроме того, в случае освобождения Навальному гарантировано трудоустройство в компании «Бизнесинвестпроект» с заработной платой в 25 тысяч рублей в месяц», - отметил Полозов.

Далее защитник рассказал, что у Олега Навального за время отбывания наказания в Нарышкинской колонии было около 20 взысканий, причем большая часть была обжалована и отменена. В самих взысканиях защита видит избирательный подход. Полозов сослался на отчет члена Совета по правам человека Андрея Бабушкина. В частности, он назвал воспитательную работу в ИК-5 «провалом» и «формализмом». При этом, добавил Кирилл Полозов, попадание Олега Навального в штрафной изолятор совпадало с вниманием к его подзащитному со стороны СМИ.

Защита также попыталась показать в суде абсурдность наложенных на Навального взысканий, которые, к слову, состоят вот из чего: «не выполнял команду отбой»; «нарисовал быка, на котором сидит женщина»; находился на спальном месте в неположенное время»; у него в кармане обнаружили флешку; «после отбоя переговаривался с заключенными»; «обнаружены запрещенные предметы»; отказался от должности дневального» и тп.

- Разве то, что он спал, может говорить о том, что он будет совершать преступления на свободе? – задался риторическим вопросом Полозов.

Далее суд принялся исследовать материалы дела.

- Навальный, - обратился он к заключенному, - вот у вас по месту жительства хорошая характеристика, а тут что же так?

- Это желание администрации колонии не выпускать меня по УДО, ваша честь, - отозвался Навальный. – Представитель ФСИН Оленич, который сейчас находится в зале суда, лично наложил на меня 10 взысканий. Через прокуратуру мы их отменили. В итоге я получил еще, а он – ни одного.

Суд задает следующий вопрос:

- Обучаетесь сейчас?

- Да только сессию сдал.

- На каком курсе?

- На первом.

Зачитав еще несколько материалов о взысканиях, суд снова обращается к осужденному:

- Тут вот сказано, что вы объяснения отказались давать…

- Я не отказывался, - отвечает Олег Навальный, - Мне просто сказали, что сейчас сделают укол и отправят в ШИЗО…Так, в общем-то и сделали...

- Так почему же вы не найдете общего языка с администрацией колонии? – интересуется судья Логаш.

Навальный отвечает:

- Они оторваны от реальности! Они периодически приходят и пишут на меня рапорт. Видимо, я шатаю режим, когда хожу в майке, а не в куртке. Снимают меня, когда я спортом занимаюсь. У меня нет шансов здесь ни с кем договариваться и уживаться. Я отбыл значительную часть наказания. Вроде бы есть хорошие характеристики. Иск погашен, в колонии ничего не должен. Какой смысл держать меня здесь? У меня [на воле] престарелые родители, две несовершеннолетних ребенка и супруга, которая из-за них не может работать. А я сижу здесь, готовый работать на пользу семьи и общества. Так какой смысл держать меня в колонии и кормить по три раза в день? Не лучше ли меня выпустить, чтобы я кормил свою семью и платил налоги? Отношение к труду мне прививать ненужно. И в колонию я поступил в абсолютно нормальном состоянии. Меня не нужно исправлять.

В этот момент слово просит Алексей Навальный. Председательствующий снисходительным жестом позволяет брату заключенного высказаться.

- Единственная вина Олега заключается в том, что он мой брат, - говорит суду Навальный. – И дело было возбуждено из-за моей политической деятельности. Что касается взысканий – то же самое. Как только мы [Фонд борьбы с коррупцией] начинаем свое очередное расследование, тут же появляются взыскания. И это не только мое мнение, это мнение институтов власти, в том числе СПЧ.

Алексей Навальный призвал суд руководствоваться не только буквой, но и духом закона. «А он говорит, что заключенный должен исправляться. И все это есть, есть положительные характеристики. Но мы видим и придирки. Лежал на кровати, занимался спортом… Заниматься спортом это же хорошо? Но как заниматься спортом в куртке в 30-градусную жару в маленькой камере? И это придирки. А все главные вещи – учеба, работа – все соблюдается», - резюмировал Алексей Навальный.

Между тем прокуратура и представитель ФСИН Оленич выступили единогласно. Никаких оснований для УДО Олега Навального не имеется. Так, перечислив все взыскания, представитель администрации ИК-5 заявил, что осужденный «должны выводов для себя не сделал, на мероприятия воспитательного характера не реагирует, характеризуется как злостный нарушитель». Оленич также заявил, что исправление заключенного выражается в соблюдении им всех правил и порядков исправительного учреждения, «а у Навального это не усматривается». Поэтому условно-досрочное освобождение, дополнил коллегу представитель прокуратуры, «нецелесообразно».

На вынесение решения суду понадобилось 40 минут. Пока судья Логаш отсутствовал братья Навальные продолжили общение. Олег рассказал, что по переписке познакомился с Ильей Тихомировым, членом террористической группировки неонацистов «Спас» и приговоренным за взрыв на Черкизовском рынке в 2006 году к пожизненному лишению свободы. Один из «коллег» Тихомирова по отбыванию ПЖ передавал Алексею Навальному привет.

- К чему бы это, - иронично замечает политик.

Спустя отведенное время судья Владимир Лагош возвращается и зачитывает свое решение: в прошении заключенного об УДО отказать.

- Ну, с таким количеством взысканий… - пожимает плечами судья.

На выходе из здания суда Алексея Навального обступают многочисленные журналисты. Он называет заседание «отвратительным и лицемерным зрелищем».

«Это какое-то подобие судебного процесса, где на полном серьезе обсуждают какие-то вещи про то, как человек в майке ходил по камере или лежал на кровати, поэтому ему нужно отказать в УДО. Даже когда сама колония в общем-то признает, что все существенные правила он выполняет: учится, ни с кем не конфликтует и, что называется, встал на путь исправления. Хотя в ситуации с Олегом это даже смешно, потому что сидит он из-за моей политической деятельности. Решение принято в Москве: заложника выпускать нельзя», - говорит оппозиционер.

По словам Навального, обжаловать решение защита будет. Однако иллюзий не питает. «Уже давно понятно, что вопрос этот лежит вне правовой плоскости, - говорит Навальный. - Решение принимается в Кремле. Вот этих бандитов нужно держать в тюрьме, а вот этих, социально близких, по делу «Оборонсервиса», нужно как можно быстрее отпустить».

Денис Волин

Нарышкино - Орёл