20 декабря в помещении орловского обкома КПРФ состоялись публичные слушания по вопросу установки в Орле бюста Иосифа Сталина. На мероприятии не оказалось ни одного противника «вождя народов». На протяжении двух часов ораторы расточали дифирамбы, пели гимны и всячески превозносили имя Сталина. О том, как это было, и почему журналист «Орловских новостей» чуть было не пал за Маркса, в репортаже Дениса Волина.

Общественные слушания были назначены на 16 часов. «ОН» о времени их проведения узнали от депутата горсовета Орла, коммуниста Ивана Дынковича. Причем – напросились, что называется, сами. Нас туда никто не звал. Впрочем, с созывом остальных представители КПРФ тоже особенно не усердствовали.

- А вы где-нибудь объявление о публичных слушаниях размещали? – интересуюсь у секретаря обкома Евгения Прокопова.

- А как же! – участливо говорит он.

- Где?

- В самом главном информационном рупоре в Орловской области, где же еще, - улыбается Прокопов.

- Все равно, - говорю, - не понял.

- В газете «Орловская искра», - на этот раз менее участливо говорит собеседник и теряет ко мне всякий интерес.

Тогда спрашиваю уже у Дынковича.

- И все же, как людям-то было узнать о публичных слушаниях, если даже я, журналист, и то только в последний момент узнал?

Дынкович тоже улыбается. Коммунисты, заметил я, вообще улыбчивые и вполне приветливые люди. Когда не задаешь неудобных вопросов. А тут – прямо исключение какое-то. Дынкович, впрочем, толком ничего и не сказал, лишь дал понять: волноваться, дескать, не стоит. Все, кому надо, пришли.

Заглянув в зал, понимаю, что дальше идти не стоит. Вокруг коммунистические флаги, бюст Ленина, секретарь горкома Вячеслав Морозов и несколько десятков участников слушаний. Большинство из них мне знакомы. Они так или иначе связаны с самим, собственно, обкомом. Другие остальные – люди пенсионного или предпенсионного возраста, читатели «Орловской искры». Есть, в общем-то, и пару молодых слушателей. Бегаю глазами по залу, пытаюсь заметить кого-нибудь из противников установки монумента, но нет, таковых обнаружить не удается. Ни правозащитника Краюхина, ни либерала Наголюка нет. Дулевская и вовсе в Орле уже не живет. Робко предполагаю, что об этих слушаниях они, в отличие от меня, не знали совсем. Журналистов в зале: раз, два и обчелся. А тут еще Дынкович говорит:

- Вы в обкоме, тут у нас политическая организация, говорить можно все, что угодно.

Это он на вопрос моего коллеги, который тоже решил выступить. Публичные слушания как-никак. Хоть и в офисе политической организации.

Тем временем мероприятие началось:

«Мы собрались,  чтобы обсудить вопрос восстановления исторической справедливости»,  - начал все тот же Дынкович.

В повестке вопрос звучал как выяснение позиции жителей Орла по вопросу установки в городе изготовленного в прошлом году бюста Иосифа Сталина.  

«У нас люди разных политических взглядов. Мы показываем,  что коммунисты - самая демократическая сила,  выступить здесь может любой», -  добавляет Дынкович. А мне в голову закрадываются совсем уже постыдные и крамольные мысли: даже, думаю, администрация Орла, чтобы показать видимость выяснения позиции жителей, уведомляет о публичных слушаниях заранее. И через несколько источников. Дальше, конечно, тоже мрак, но сейчас не об этом.

Первому выступить дают  кандидату юридических наук, преподавателю ОГУ Дмитрию Лукашевичу. Начинает он вполне  демократично. Мол, Сталин в истории представлен в двух ипостасях: как человек, у которого руки по локоть в крови, и как личность из плоти и крови, деятельный и созидательный лидер.  Затем все становится на свои места.

«Если бы Сталина не было,  его нужно бы было придумать, - перефразирует он заезженный афоризм. -  Если исходить из наивного идеализма, что памятники можно ставить только безгрешным людям, то это одна история. Но у всех людей бывают и ошибки. Если бы не Сталин,  мы бы были под игом фашистов», - прямо заявил Лукашевич. Сделал паузу, а  затем продолжил: «Из войны он вышел седым и отдал двух своих сыновей. Ни в Кэмбридже ни в Оксфорде они не учились. Они воевали».

Памятник Сталину на вокзале в Орле

По словам кандидата наук, после войны страна отделалась от ее последствий быстрее всех,  хотя многие предсказывали ей погибель. Что до репрессий, то – это, признал кандидат, вопрос болезненный. Но не на столько, чтобы клеймить Сталина палачом и террористом.

«Кто архитектор победы? – поинтересовался Лукашевич, и сам ответил:  - говорите, что народ? А кто виновен в репрессиях? Говорите,  Сталин? Ну, тогда надо быть последовательными! Если народ войну выиграл,  то он и в репрессиях повинен. Но если изучить вопрос, то репрессии руководители на местах делали. Посмотрите архивные документы: где-то подписи нет,  где-то подделка. И надо понимать,  что Сталин - человек. Он не все может реализовать. Объективная его роль, а не тот образ, что создается,  - это, конечно, созидатель! А установка бюста - это как минимум уважение нашего старшего поколения! -  сказал преподаватель.

В зале раздались аплодисменты.

Следующей выступила председатель общественной организации «Дети войны», которая также является одним из инициаторов установки Сталину монумента, Тамара Сиянова. Ее выступление сопровождалось слайдами.  Женщина предложила «еще раз поклониться памятникам Сталину»,  которые некогда стояли в Орле. На экране начали крутить эти самые памятники. Почти весь зал с умилением устремил свои взоры туда. Памятники стояли на вокзале,  в городском парке,  перед пединститутом,  в сквере «Сказки», который тогда носил имя Сталина. «Там стоял красивейший памятник Сталину», - тем временем отметила оратор. – А сейчас там « Столовка» и убийца-директор».

По словам Сияновой после войны в России было установлено 46 новых памятников Сталину. «Надеемся, что к 140-й годовщине Орловщина обретет хотя бы бюст. Хотя она достойна грандиозного памятника!», - завершила свое выступление Сиянова, и так же, как и предыдущий оратор, сорвала шквал аплодисментов.

Союз женщин на публичных слушаниях представляла Марина Франко.

«Для меня Сталин - олицетворение государственной справедливости для трудового народа. При Сталине было сформировано общество с гуманистическими ценностями. Ни в одной стране мира женщина не пользовалась такими равноправием,  уважением и защитой закона, как в СССР»,-   сказала она. 

Франко также отметила заслугу в победе в войне.  «Сталин сделал людей свободными,  почему же мы позволяем топтать его имя?  Памятники Сталину  должны стоять в каждом городе», - считает женщина.

Анатолий Рязанцев,  представитель Российских ученых социалистической ориентации, после того, как его представили, сделал уточнение.  «Я обычный офицер»,  - сказал он и пустился в рассказы о детстве, которое, естественно, прошло при Сталине.

«Все его очень любили. Близость к трудящимся давала право руководить страной. Если памятник будет установлен,  значит, в России еще сохранился демократизм», - вдруг сделал неожиданный вывод Рязанцев. Де Голь еще говорил,  отметил Рязанцев, что счастье советского народа в том,  «что им руководит такой замечательный человек». В конце своего выступления офицер прочитал стихотворение о Сталине, которое все присутствующие встретили овациями.

Своими историями поделился и Георгий Окерблом, представляющий Союз ветеранов. Он напомнил, что «народ плакал, когда умер Сталин». «Наш отец умер,  что тут говорить», - сказал выступающий, и действительно,  что к этому еще можно добавить?

«Бюст надо установить немедленно,  и на этом не останавливаться», - завершил свою речь Окерблом.

Его подхватил и очередной оратор, который, зачитав тост Сталина во славу русского народа, заявил, что в Орле нужно ставить не один, а сразу несколько памятников генералиссимусу.

После этого у трибуны произошла смена поколений, но не вектора выступлений. Комсомолец Степанов с первых же секунд заявил, что памятник совершенно точно будет стоять в Орле.

«Сталин - это история. Если мы отказываемся от своей истории,  то отказываемся от своего будущего. Во многих городах не дают установить памятники Сталину…  ну что это за беспредел?! Комсомол за установку бюста!», - заявил товарищ Степанов.

Но самым мощным аргументом стало выступление рабочего Александра. В прошлом он был в «Авангарде красной молодежи» Сергея Удальцова, сейчас в КПРФ. Пролетарий по образу жизни, Александр заметил странную ситуацию: как только ВЦИОМ публикует результаты опросов, где население страны позитивно отзывается о фигуре Иосифа Сталина, то в СМИ и интернет «тут же вбрасывают информацию о Сталине-тиране». «Но все это легко опровергается, - поспешил успокоить собравшихся товарищ Александр. -  Сейчас даже заключенных больше в стране,  чем при Сталине было».

Александр поведал, что специально начал отслеживать комментарии в социальных сетях, где содержатся гневные отзывы о генералиссимусе. И вот, что он заметил:

«Постоянно находится тот,  кто напишет: «Сталина на вас не хватает!»  и «При Сталине такого не было». Вы понимаете? – радостно воскликнул рабочий Александр. - У людей Сталин на самом деле ассоциируется со справедливостью! Сталин - это человек-справедливость. То есть это уже в нашем культурном коде! Так почему бы тогда нам не поставить памятник справедливости?!

Именно этот бюст дожидается своей установки, сейчас он в обкоме КПРФ

Этот аргумент оказался железным. Зал встречает его радостными возгласами. Оратор пытается вставить еще и цитату президента Владимира Путина,  но люди начинают махать руками: «не надо нам болтунов!». На чей счет можно записать это возмущение - однозначно сказать сложно.

Наконец за трибуну вышел бойкий мужчина, который, в общем-то, и сказал всю суть о данных публичных слушаниях.

«Здесь никого не надо убеждать в уважении Сталина. Тут публика вся подготовленная!» – громогласно заявил он.  

После небольшого обращения к молодежи, оратор потребовал установить бюст Сталина не в сквере, а прямо на Бульваре Победы.

«Памятник мы должны поставить на бульваре Победы! Именно на Бульваре! Потому что молодежь собирается там. И на «Бессмертный полк» мы должны нести портрет Сталина! Но главное, что памятник должен стоять только на Бульваре Победы», - заявил мужчина.

Пока публика бурно обсуждала это предложение, за трибуну вышел и журналист Максим Клягин. Он стал единственным, кто предложил собравшимся выслушать иную точку зрения, которую сам, собственно, и озвучил. Журналист напомнил, что в Орле живет не 50 человек, и, безусловно, есть те, кто считает, что памятник Сталину ставить нельзя: есть и репрессированные, и их дети, и просто люди, у которых есть иная точка зрения относительно данной исторической личности.

«Так зачем пытаться всколыхнуть общество? Неужели нельзя выбрать иную личность, если и вправду коммунистам хочется поставить в Орле памятник, - обратился журналист к представителям обкома КПРФ. – Я сам человек левых взглядов. И вы прекрасно знаете, что в Орле раньше стоял памятник одному из основателей мирового коммунистического движения – Карлу Марксу. Может быть, не раскалывать общество, а просто вернуть на место памятник Марксу?».

Как только фамилия автора «Манифеста коммунистической партии» была произнесена, на Клягина посыпался вал упреков.

- Да он [Маркс] был русофобом! Он русофоб! – заявил мужчина, стоящий под красным коммунистическим полотнищем, предложивший ранее увековечить Сталина на Бульваре Победы.

- Маркс – русофоб! Не несите чушь, молодой человек! – послышалось из зала, на стенах которого развешена символика компартии.

Под шиканье собравшихся журналист был вынужден покинуть трибуну, но и в зале его не спешили оставить в покое, продолжая объяснять, почему Маркс абсолютное, по их мнению, зло. Успокоить собравшихся взялся Евгений Прокопов, предложивший прекратить дискуссии, а вместо этого послушать лучше резолюцию встречи. Ее, как и ожидалось, приняли все участники мероприятия единогласно. В тексте резолюции от чиновников из администрации Орла потребовали положительно решить вопрос с установкой в городе бюста Сталина. Ну а Максим – отправился домой, учить матчасть, штудировать Каутского и Ленина, чтобы наконец понять, чем Карл Маркс так не угодил орловским сталинистам.


 

Денис Волин