Летом этого года с обновлением Совета директоров ПАО «Орелстрой» в компании начались  глобальные изменения. Новому правлению акционеры поручили оптимизировать работу всех структурных подразделений. О новом выбранном курсе компании и первых результатах оптимизации рассказал член Совета директоров, председатель комитета по кадрам Расул Умаров. «Орловским новостям» также стали известны планы компании по застройке областной столицы и  официальное мнение «Орелстроя» по предложению областных властей продать госпакет акций ПАО.  

- Расул Рамзанович, в ПАО «Орелстрой» начали происходить глобальные изменения. В июне этого года поменялся состав Совета директоров, затем началась работа по оптимизации бизнес-процессов. С чем это связано?

- Состав Совета директоров обновился почти наполовину. Сменились четверо из девяти членов правления.  Акционеры поставили перед новой командой задачу – провести оптимизацию и построить современную коммерческую компанию, которая будет не только зарабатывать деньги. Наша задача – облагородить город, предлагая качественную продукцию.

- Вы также вошли в  состав Совета. За какой участок работы вы отвечаете?

- Неформально в «Орелстрое» я с 2016 года. Уже с октября того года я находился в должности советника генерального директора, затем вошел в Совет директоров. Для чего? Партия сказала: надо, комсомол ответил: есть! Я отвечаю за кадровую политику, подбор персонала, за мотивационные программы.

- Расскажите подробнее об оптимизации. Что происходит в компании?

- В нашей организации давно назрела необходимость оптимизации. Оптимизация подразумевает под собой, в том числе и реорганизацию юридической структуры. В группу компаний ПАО «Орелстрой» входят 16 дочерних зависимых обществ, взаимодействие которых друг с другом со временем усложнилось. Назрела необходимость эти юрлица объединить, уменьшить количество директоров, их помощников, замов, секретарей.  Наша задача – привести раздутый аппарат управления к современным требованиям, грубо говоря, чтобы на одного рабочего не приходилось три директора. Некоторых руководителей, которые работают в компании со времен основания, мы с почетом провожаем на пенсию, некоторые остаются работать в объединенных компаниях. 

Оптимизация бизнес процессов также подразумевает унификацию регламентов и договоров. Раньше работали «кто во что горазд». Сегодня мы работаем над тем, чтобы уменьшить бумажную волокиту и упростить функционирование внутри группы компаний. Т.к. мы единая компания, подразумевается также и объединение бухгалтерий. На всю группу остался один главный бухгалтер, один финансовый директор и одно казначейство. Так проще планировать расходы. Наша задача – избавиться от забюрократизированности организации. Благодаря сокращению расходов на управленческий персонал мы сможем поднять зарплату рабочим. А на данный момент они получают небольшие деньги. Но мы работаем над увеличением их зарплат.

- В какой срок вы планируете завершить преобразования, кого еще они затронут?

- Реорганизация разбита на три больших этапа, которые пройдут в течение двух следующих лет.  Она затронет строительно-монтажное управление, производственные подразделения и транспортные предприятия. В конечном итоге у нас должны остаться шесть-семь юридических лиц. Надеюсь, к середине 2019 года мы закончим эти процедуры. Очень много работы ложиться на юристов, бухгалтеров, т.к. им нужно будет провести полную инвентаризацию имущества, которая не проводилась многие годы.

- Есть ли уже позитивный результат от происходящих процессов?

- Да, безусловно. Сотрудники и руководство, наконец, увидели вектор движения всей компании. Теперь здесь не живут сегодняшним днем, а четко видят перед собой цель – куда нужно прийти через несколько лет. Я бы сказал, что это повысило наш моральный дух. Обновление управленческого аппарата ведет к тому, что новая кровь привносит новые веяния в управленческие технологии. Улучшилось взаимодействие между подразделениями, уменьшились издержки при закупке материалов. За счет централизации финансовой и кадровой службы мы стандартизировали трудовые договора, раздали сотрудникам пластиковые карты и теперь все вовремя получают зарплату. Я считаю, что с главной задачей – разрушить здешние ретроградные представления об управлении, мы справились.

- Планируется ли в связи с новым курсом компании модернизация производства?

- Да, мы планируем модернизацию. Увы, большая часть нашего оборудования морально устарело. Сегодня используются технологии 30, 40-летней давности. В частности, мы планируем улучшить качество панельных домов и сломать сложившийся в обществе стереотип о том, что кирпичные дома лучше. То же самое касается окон, дверей, всего того, что производят наши заводы. Необходимо повышать качество и понижать стоимость. Мы уже подобрали оборудование, осталось решить вопрос с финансированием и уточнить необходимые объемы производства, т.к. от этого зависит выход на другие рынки.

- А планы заняться строительством в соседних регионах у компании, я так полагаю, есть?

- Да, сейчас мы ищем возможности войти в соседние регионы. Интерес представляет, например, Тульская область, т.к. она удачно расположена с логистической точки зрения. Это крупный промышленный регион, где у жителей есть деньги и потребность в жилье. Есть также интерес к Брянской и Калужской областям. «Орелстрой» имеет для этого все необходимые мощности и опыт.

- Какие планы у компании по освоению территорий областной столицы?

- Много лет акционеры задавали вопросы и Совету директоров, и генеральному директору о том, почему мы работаем только на окраинах города. Действительно, в предыдущие годы компания осваивала площадки в ближайшем пригороде. Это было удобно, т.к. оформлять земли сельхоз назначения значительно легче, к тому же было принято не проявлять инициативу, где дадут место, там и строить. Сейчас менеджмент ищет новые, самые интересные участки в городе, чтобы сделать предложения в каждом районе. За этот год, например, мы подобрали четыре площадки ближе к центру, это Московский парк в районе Межевого переулка, а также площадка на месте бывшего детского сада на ул. Игнатова у школы ГАИ. Также есть идея заняться выкупом старых частных домов, их сносом и возведением на их месте нового жилья. Однако главная проблема города – это коммуникации. В городе они изношены полностью. В ближайшие два-три года этот вопрос встанет особенно остро.

- Не боитесь, что помимо сложностей с выкупом участков у собственников, у вас возникнут проблемы с градозащитниками, ратующими за неприкосновенность архитектурной целостности Орла?

- Есть люди, которые пытаются доказать, что покрытые мхом, лежащие на боку деревянные дома, являются невероятными памятниками архитектуры. В городе очень много бараков, чья историческая ценность под большим вопросом.  Но есть и действительно красивые архитектурные памятники, которые следует сохранять. «Орелстрой», конечно, ни в коем случае не покушается на это культурное наследие.

- Вопрос, который сегодня волнует многих, это включение в прогнозный план приватизации 2018 года госпакета акций ПАО «Орелстрой». Намерена ли кампания приобрести эти акции?

- Мы, безусловно, заинтересованы в приобретении госпакета акций. Но сейчас сложно что-то говорить, т.к. государство еще само до конца не определилось по цене пакета.  С ценой надо поработать. Люди, называя стоимость акций, не совсем понимают состояние компании на данный момент. Озвученная цена в 512 млн рублей за 22% акций превышает общую стоимость компании и не соответствует рыночной стоимости. Если изучить рынок, по какой стоимости сегодня продаются акции, то это абсолютно другие цифры. Поэтому так важно провести ту самую инвентаризацию, о которой я говорил и списать огромное количество оборудования, которое существует только на бумаге. Оценивать стоимость компании, опираясь на устаревшие данные, не совсем правильно.

- То есть вы уверены, что на предложенную цену покупатель не найдется?

- Я вам это гарантирую. За 512 млн рублей акции никто не купит. Такого покупателя просто не существует.  За такие деньги этот пакет может купить лишь один игрок в нашей стране – это государство.  А доход от компании, которая находится в процессе масштабной реорганизации, можно увидеть только на горизонте, т.к. это очень долгий и трудоемкий процесс.

 

Беседовала Ольга Каштенкова