Известный в Орле гражданский активист и градозащитник Илья Кушелев после череды публичных выступлений, в том числе против установки в городе памятника Ивану Грозному, начал испытывать трудности на работе. Уже несколько месяцев у Кушелева возникают конфликты с руководством музыкального колледжа, где он преподает музыкально-теоретические предметы. Однако некоторое время назад конфликт перерос в более серьезную фазу, градозащитник оказался на грани госпитализации в психиатрическую клинику, что сразу же возрождает в памяти аллюзии на печально известную «карательную психиатрию» времен СССР. При этом трудности на работе возникают не только у Кушелева, но и у других известных орловских градозащитников. «Орловские новости» рассказывают, что произошло.

В Орловском музыкальном колледже Илья Кушелев, выпускник Петербургской консерватории, работает 12 лет. За это время многие его студенты стали лауреатами международных и всероссийских конкурсов. Многие продолжили обучение в консерватории, а кто-то уже вернулся и сам стал педагогом. Серьезных проблем и конфликтов со студентами у него никогда не было. Были конфликты с руководством учебного заведения и, в частности, с директором и бывшим начальником управления культуры области Аллой Егоровой.

Дело в том, что Кушелев уже больше семи лет занимается градозащитной деятельностью. Он организатор и участник многих градозащитных акций, направленных на сохранение культурного наследия областной столицы. Кушелев выступал в защиту кинотеатра «Родина», памятника на Гостиной,1 (в том числе писал заявление в полицию после его уничтожения и бился в судах), городского парка, а также принимал участие в акциях протеста против установки памятника Ивану Грозному напротив театра «Свободное пространство». Активная гражданская позиция Кушелева зачастую шла наперекор с интересами областных властей, что, естественно, не  могло не отразиться на его профессии. В 2010 году замдиректора по учебной работе колледжа проиграла ему суд о защите чести и достоинства; в 2013 году суд восстановил Кушелева в должности концертмейстера после незаконного увольнения, а в 2014 году аналогичное решение вынес областной суд (еще три дисциплинарных взыскания педагог оспорить не смог).  В последнее же время у Кушелева были серьезные трения с Аллой Егоровой. В частности, когда в Орел приезжала министерская проверка из Минздрава, Кушелева просили провести экскурсию, но директор его не отпустила. Также Егорова не пустила в колледж журналистов телекомпании «Истоки», снимающей фильм о градозащитнике,  для того, чтобы снять фрагмент его занятий со студентами. Также был инцидент, когда Илью Кушелева не пускали в его класс в нерабочее время. Кушелев не молчал и, не заискивая, высказывал руководству свою позицию, за что для него он стал очагом немалого раздражения.

Однако, уверен педагог, не имея оснований избавиться от него по профессиональным и дисциплинарным показателям, руководство, видимо, решило пойти другим путем. Прибегнуть к «услугам» здравоохранения.  Каждый год преподаватели колледжа проходят периодический медосмотр с участием врача психиатра. При прохождении  такого осмотра осенью этого года у Кушелева потребовали характеристику с места работы (что, впрочем, само по себе редкость). Она оказалась разгромной.

«Замдиректора по учебной работе Наталья Афанасьева выдала мне характеристику, где, между прочим, содержатся такие пассажи:

"За время работы зарекомендовал себя с негативной стороны. Кушелева И.Е. отличает увлечённость собой и своей идеей. Любым способом старается привлечь к себе внимание. В коллективе отношения с коллегами складываются сложно, часто повышает голос и срывается на крик. Не сдержан, имеет взрывной характер, перемена настроения непредсказуема. Нетерпим к замечаниям, высказываемым коллегами или представителями администрации в доброжелательной вежливой форме. Не требователен к себе, но требователен к другим. Не стремится к конструктивному разрешению возникающих конфликтных ситуаций. Студенты в своих заявлениях пишут о тяжёлой психологической обстановке в классе, о неадекватной реакции преподавателя на вопросы студентов во время уроков. В связи с этим студенты обращаются с заявлениями о переводе из учебных групп Кушелева И.Е. к другим преподавателям", - цитирует Кушелев характеристику.

По его словам,  когда он стал показывать ее своим коллегам, ему сказали, что это больше похоже на кляузу, анонимный донос, и между строк сквозит "установка на диагноз".  Впрочем, Кушелев отнес эту характеристику в психдиспансер, так как был уверен,  что медицинские заключения не делаются на основе подобных бумаг. «Но оказывается, что у нас возможно всё. После психдиспансера характеристику затребовали в 1-й Поликлинике, которая выдаёт мне допуск к работе, а затем выдали заключение, что я к работе не допускаюсь, в качестве основания указав характеристику с места работы.  Вот такие чудеса творятся в нашем околотке», - рассказывает Кушелев. Сейчас, с 6 декабря 2017 года он отстранен от должности, а его студентов передают другим преподавателям.

«Орловским новостям» удалось встретиться с заместителем директора Орловского музыкального колледжа Натальей Афанасьевой. На встрече она была с юристом, и беседа получилась скоротечной.

«В работе Ильи Евгеньевича есть плюсы и минусы. Но не в этом дело, - говорит Афанасьева. – Он отстранен от должности на основании очень серьезного документа сторонней организации. Более мне добавить нечего в виду закона о персональных данных, который не позволяет мне это озвучивать». Юрист колледжа уверен, что все действия в отношении Кушелева «основаны на действующем законодательстве». «Если у человека есть какая-то болезнь, он должен лечиться», - сказал он. Наталья Афанасьева добавила: «Он сам знает, что ему нужно делать». Отвечая на наш вопрос о том, нет ли у этой истории административной и политической подоплеки, замдиректора коллежа сказала: «Речи об этом не шло, и не идет».

Тем временем долгое отсутствие преподавателя обеспокоило студентов, которые больше месяца оставались без занятий. Не так давно в управление культуры и архивного дела Орловской области поступило коллективное обращение за подписью 17 человек, которое полностью опровергает то, о чем написало в своей характеристике руководство колледжа. «Мы озабочены долгим отсутствием преподавателя, – написали в своем обращении студенты Кушелева. - Многие из нас учатся у этого педагога по личным заявлениям о переводе в его группы. Такого стиля преподавания, как у него, мы ранее не встречали: очень интересная эмоциональная подача материала, который, соответственно, легко запоминается, преподаватель поражает обширным кругозором, просто и доступно объясняет нам материал любой сложности. Мы ходим на пары и никогда не замечали никакого негатива, всегда лёгкая непринуждённая обстановка, захватывающий эмоциональный рассказ. Преподаватель может сыграть и спеть всё, о чём он говорит. Даёт очень много дополнительной информации. Человек заинтересован в своей работе и в передаче нам знаний. Студенты очень недовольны, что у нас нет сейчас пар И.Е. Кушелева».

Данное письмо имеется в распоряжении редакции. Однако студенты, ссылаясь на закон о защите персональных данных, просят не раскрывать их фамилий руководству колледжа (они также есть у редакции – прим.ред). Обращает на себя внимание то, что вначале подписантов было больше, некоторые после бесед с представителями администрации тщательно зачеркнули свои фамилии. Сейчас, по словам Ильи Кушелева, сложившейся ситуацией занимаются компетентные органы.

Вместе с тем история, происходящая с Кушелевым, в Орле не единичная. Под «прессом», если так можно выразиться, оказались и другие участники градозащитной деятельности. Так, известный активист, член Союза дизайнеров России Виктор Панков, работающий в Орловском художественном училище, также испытывает на себе влияние «административного ресурса», по словам его знакомых, порой доходит и вовсе до унизительных вещей. Еще один активист – Анна Дулевская, активно выступавшая против установки в Орле памятника Ивану Грозному, некоторое время назад также столкнулась с угрозой увольнения. Дулевская работает в пресс-службе театра «Свободное пространство». Как и в случае с Кушелевым, в руководстве учреждения также отрицают всякую причастность к ее истории со стороны администрации области и каких-либо органов власти. Директор театра Марина Теплова заявила газете «МК-Черноземье», что причина всё та же – трудовая дисциплина.

«Мне смешно читать о том, что мне якобы пришла директива по увольнению Дулевской. Не буду клясться и божиться, но никто мне слова не сказал. Мне важно одно: чтобы зритель пошел в театр», - сказала Теплова.

По всей видимости, все три истории – чистой воды случайность, которая опровергает максиму диамата о случайностях и закономерностях, а все происходящее – никоем образом не связано с неудобной для власти деятельностью гражданских активистов.

«На мой взгляд, сегодня все чаще мы можем наблюдать советский сценарий в своем ухудшенном варианте, - говорит правозащитник Дмитрий Краюхин. – В свое время в СССР не было политзаключенных, все были уголовниками, хулиганами, пьяницами и тунеядцами: у нас ни к кому нет политических претензий, только производственные, дисциплинарные и какие-то иные. Неужели никто не задумывается над тем, чем все это кончилось тогда и что это же может произойти и сейчас? А потом те, кто сегодня занимается оказанием давления на гражданских активистов, будут говорить: «Мы не виноваты, нас заставили».

- Но ведь их работодатели в один голос говорят, что их активизм никого не волнует, а претензии, дескать, только профессиональные или, например, медицинские?

-А вы припомните случай, чтобы когда-то кто-то говорил, что человека притесняют за политику? – говорит Краюхин. – Я вот – нет…


 

Денис Волин