В 2013 году в Орле вспыхнул скандал, связанный с начальником муниципального предприятия «Управление по эксплуатации нежилых помещений» Игорем Афанасьевым.  Проверка МУПа контрольно-счетной палатой показала, что годом ранее Афанасьев, будучи директором, сам с собой заключил договор займа на 3,4 млн рублей на покупку себе же квартиры. Из-за этой истории сразу несколько чиновников лишись своих должностей, а власти всеми силами бросились исправлять ситуацию и пытаться взыскать с Афанасьева «уведенные» из бюджета деньги. Сам Афанасьев оказался не робкого десятка и с тем же напором сопротивлялся. Таким образом судебные распри затянулись аж на три года. «Орловские новости» рассказывают, что было и что стало с злополучной квартирой "доверенного лица" Геннадия Зюганова на Орловщине.

24 декабря 2013 года в Орловском горсовете выражений не стеснялись. Кто-то обзывал главу города «английской королевой», кто-то в ответ обвинял чиновников администрации в том, что у них под носом сколотили «организованную преступную группу». Ну а началось все с того, что контрольно-счетная палата проверила, как обстоят дела в МУП «УЭНП», которое на тот момент возглавлял традиционный орловский «гид» лидера компартии Геннадия Зюганова – Игорь Афанасьев. Проверка аудиторов показала, что годом ранее Афанасьеву срочно потребовалось жилье, в банк идти чиновнику, очевидно, показалось затеей для дураков, поэтому он поступил иначе – решил оформить договор займа…сам с собой, в смысле – как с директором «УЭНП». Немудренный расчет показал, что на трешку в 106,9 квадратных метров понадобится ни много ни мало 3 400 000 рублей. Ставка? Конечно же, льготная – всего 8,5% годовых. Далее заемщик Афанасьев взял на себя обязанности вернуть все деньги в бюджет «УЭНП» через год. И – не вернул. Единственное, что было сделано, так это, согласно договору займа, квартира была передана в Росреестр в качестве обеспечения займа с последующим оформлением договора ипотеки. Впрочем, переполох на сессии горсовета тогда вызвало ни сколько данное обстоятельство, сколько сам факт сей бесстыдной наглости в принципе. Более того, городские парламентарии, преимущественно из коммунистического пула, устроили публичную бастонаду всему руководству администрации, в результате чего сити-менеджеру Михаилу Берникову, помимо, собственно, самого Афанасьева, пришлось распрощаться с начальником управления мцниципального имущества и землепользования Сергеем Татенко, согласовавшего «задним числом» сделку «для придания ей легитимности», и курировавшим последнего – заместителем главы администрации Орла по экономике Валерием Шевляковым. Он, кстати, сейчас один из руководителей в обновленном отделении орловской «Опоры России».

Получив нагоняй от депутатов, чиновники принялись исправлять положение. Новый начальник УЭНП Юрий Чемеров в мае 2014 года поспешил в суд с иском к Афанасьеву. Мол, мы все простим, только деньги верни, пожалуйста. А то там уже прокуратура заинтересовалась и даже материалы проверки передала в следственные органы. Мало ли что они там решат.

Тем не менее на заседании в Советском районном суде Афанасьев дал понять, что сдаваться не собирается. Его защитник заявила, что исковые требования они не признают. Дескать, договор займа предусматривал, что подобные вопросы должны разрешаться в досудебном порядке. А тут засада: просили чиновников пойти на уступки, вели переговоры, а они ни в какую, даже срок погашения займа отказались продлевать. Юрист Афанасьева такой возмутительный отказ назвала незаконным. Но суд с этим не согласился. Помимо самих 3,4 млн рублей в своем решении он обязал Афанасьева также заплатить и проценты за пользование чужим имуществом (132,4 тыс. рублей), а также проценты за пользование суммой займа (340 000 рублей). "Утверждение представителя ответчика о том, что в настоящее время Афанасьев находится в трудном материальном положении, также не может служить основанием к отказу в удовлетворении исковых требований, поскольку является необоснованным", - в числе прочего говорится в решении суда. 

В июне 2015 года в суд обратилось уже управление муниципального имущества и землепользования. УМИЗ просило назначить его правопреемником УЭНП, так как к тому времени муниципальное предприятие было ликвидировано. Суд ходатайство удовлетворил, и с этого момента Афанасьев стал должен уже УМИЗу. Впрочем, как следует из материалов суда, за год дело с возвращением денег с мертвой точки так и не сдвинулось. 

В феврале 2016 года УМИЗ снова обращается в суд с иском к Афанасьеву о признании права залога квартиры. В исковом заявлении представители управления отмечают, что «до настоящего времени денежные средства не перечислены». Афанасьев, как и прежде, требования не признал. Более того, он заявил в суде, что квартира по брачному договору уже передана в собственность его супруге. Но суд, как уже было неоднократно, с этим не соглашается. Выпиской из ЕГРП подтверждается, что право собственности на квартиру по-прежнему принадлежит Афанасьеву.  В итоге суд удовлетворяет требования УМИЗ и признает за ним право залога квартиры. Кроме того, суд удовлетворяет требование обратить на данную квартиру взыскание. Говоря простым языком, УМИЗ получает право продать данную квартиру в счет погашения долга Афанасьева.

Оценщики оценили квартиру в 4,5 млн рублей, даже больше той суммы, за которую она приобреталась. В сентябре ее арестовывают приставы, а затем передают в Росимущество для реализации на открытых торгах. Впрочем, эти торги не приносят никакого результата: на них никто не заявляется. Тогда принимается решение снизить стоимость квартиры на 15%, что предусмотрено законом. Таким образом, ее оценивают уже в 3,8 млн рублей, однако торги снова признаются несостоявшимися. Приставы отказываются от дальнейших попыток продать квартиру, которые, очевидно, не увенчаются успехом, и решают передать ее обратно в УМИЗ. В январе 2017 года начальник УМИЗ Максим Лобов уведомляет судебных приставов о том, что они согласны с этим условием, и вместе с тем просит их взыскать с Афанасьева 518 тысяч рублей «в качестве процентов за пользование чужими денежными средствами». В том же месяце приставы передают квартиру в УМИЗ, летом 2017 года суд снимает с нее арест, а управление инициирует процедуру оформления квартиры в муниципальную собственность.

В период регистрации квартиры начальника УМИЗ Максима Лобова неожиданно снимают с должности. Формально, как это часто бывает у чиновников, по собственному желанию (сейчас он отозвал свое заявление об увольнении). Лобову быстро находят замену. Место занимает Максим Диордиев, бывший наркополицейский из Брянска. Злые языки начинают говорить о том, что увольнение Лобова может быть связано как раз с чрезмерным упорством в деле Афанасьева. Дескать, в нужный момент не нажал на тормоз, историю с квартирой ведь можно было и подзамять? Но, как поговаривают, Лобов это делать отказался. За что и поплатился должностью. Впрочем, на данный момент это все досужие домыслы. От оформления квартиры УМИЗ пока не отказался.

Между тем сама личность Игоря Афанасьева более чем загадочная. После увольнения из УЭНП он вдруг неожиданно назначается заместителем директора санатория «Дубрава». Сотрудники учреждения на него жалуются и связывают с его приходом критическое финансовое положение, в котором оно казалось. В конце 2015 года Афанасьева увольняют. Однако уже спустя некоторое время он вновь работает в той же должности. Работает полгода, а затем его увольняют снова. Чем сейчас занимается Афанасьев доподлинно неизвестно. Зато его всегда можно встретить рядом с лидером КПРФ Геннадием Зюгановым, когда тот приезжает в Орловскую область. Афанасьев каким-от волшебным образом появляется на фотографиях и в «эскорте» лидера российских коммунистов в самых разных местах: в правительстве области, в санатории, во время прогулки по Ленинской и так далее. Источники в партии отмечают, что Афанасьев «вроде бы» является помощником Зюганова. Также отмечается, что Афанасьев тесно дружен с небезызвестным членом КПРФ и экс-депутатом Госдумы Александром Тарнаевым, тем самым, который в свое время привел в партию Дениса Вороненкова. Последний, напомним, став фигgурантом уголовного дела в России, эмигрировал в Киев, где был застрелен киллером. Кроме того, Афанасьев состоит в родстве с руководителем аппарата орловского губернатора Вадимом Соколовым. В своё время Афанасьев был исключен из КПРФ, однако через Москву был восстановлен в партии.


 

Денис Волин